Новость экономики

Что общего между малым бизнесом и стриптизом в кино?

Что общего между малым бизнесом и стриптизом в кино?

Фото из открытых источников

01.10.2019 в 16:38:00
2475

Власти, готовя предложения о поддержке предпринимательства, хотят поднять штрафы в сто раз

Поддержка малого бизнеса в России напоминает стриптиз актрисы Ким Бэйсиндгер в любимом советской публикой фильме «9,5 недель». 4 минуты, пока за кадром звучит хит Джо Кокера, она танцует на глазах у Микки Рурка, но в результате ничего не происходит. Снято все так искусно, что то, ради чего бывают такие танцы, мелькает на секунду в финале, и далее следует другая сцена.

Разговоры о помощи малому бизнесу — один из ритуалов федеральной власти последнего десятилетия. Поддержку обещают, обещают, обещают, реально же что-то мелькает, но потом приходит силовик, и возникает для предпринимателя другая сцена — в налоговой или СИЗО.

В то время как близкие власти олигархи удостаивались специальных решений Госдумы, разрешающих не выплачивать им некоторые налоги в качестве компенсации за санкции Запада, малый бизнес традиционно работает, готовый бежать в любую минуту. Потому что слишком много чиновников на законных основаниях могут прийти и сделать так, что дальше эта работа продолжаться не сможет. И ведь нельзя сказать, что об этой сфере экономики власти не заботятся – наверное, в каждом президентском послании произносятся правильные слова. Но к следующему посланию эта тема все равно остается актуальной и т.д.

Так, в последнем послании Федеральному Собранию Владимир Путин потребовал отказаться от всего, что мешает инициативе и свободе предпринимательства. Он заявил, в частности, что добросовестные бизнесмены не должны постоянно опасаться уголовного либо административного наказания и других рисков.

«Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей, постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания», — сказал Путин, добавив, что ранее уже обращал внимание на эту проблему в одном из своих посланий. Но ситуация, к сожалению, «не сильно изменилась».

Вчера же было объявлено, что глава комитета Совета Федерации по экономической политике Андрей Кутепов направил министру экономического развития РФ Максиму Орешкину примечательную бумагу. Под длинным названием «Обобщенная информация с законодательными инициативами российских регионов в области развития малого и среднего предпринимательства», где обращает на себя внимание слово «развитие», кроется предложение по…. увеличению  штрафов за ведение теневого бизнеса до 50-100 тыс. рублей (сейчас от 500 рублей до 2 тыс. рублей).

Предложен совершенно замечательный способ развития малого бизнеса.

«В результате проведенной в 2018 году работы выявлено 421 физическое лицо, осуществляющее деятельность без регистрации в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя, и 992 работника без официального трудоустройства. В связи с изложенным полагаем целесообразным внесение изменений в часть первую статьи 14.1 КоАП РФ, увеличив размер штрафа за осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя или без государственной регистрации в качестве юридического лица, установив его в размере от 50 тыс. до 100 тыс. рублей», — говорится в законодательном предложении Самарской области.

Как считают чиновники, сейчас «незначительность штрафа приводит к тому, что незаконным предпринимателям легче оплатить штраф, чем работать официально. Никто не думает о причинах работы в «тени», которые могут быть вызваны жесткостью регулирования этого сектора.

В Москве в последние годы во взаимоотношениях малого бизнеса и власти, пожалуй, самое впечатляющее — это то, что стало с уличной торговлей. Борьба за возвращение «цивилизованного облика» московским улицам, площадям и пространствам около станций метро началась 9 лет назад — после того как мэр Сергей Собянин однажды в субботу объехал столицу.

С советских времен пятачки возле столичных подземных переходов, входов в станции метро и просто остановок общественного транспорта были окружены густым строем киосков. Специализация была известной: табак, мороженое, пресса, выпечка. Потом добавились сотовые телефоны. Теперь возле метро и остановок пустынно. За неимением привычных мест торговли люди вынуждены даже за мелочью идти в сетевые магазины, которые принадлежат крупным госбанкам (ВТБ) либо тем же олигархическим структурам (Х 5 Retail Group).

Согласно данным общественной организации «Опора России», на сегодня существует более 2 млн требований к компаниям и более 200 видов контроля за ними. В 2016 г. председатель правительства Дмитрий Медведев оценивал потери бизнеса из-за неэффективного контроля в 5% ВВП, обещая сократить их к 2024 г. на 50%.

Эксперты считают 2017 год временем масштабного переворота в работе малого и среднего бизнеса — причин этому несколько: с одной стороны, борьба ЦБ и Росфинмониторинга с отмыванием денег, схемами по уходу от НДС, «обналичкой», с другой — желание Минфина и ФНС собрать больше налогов.

Государство, обещая преференции малому бизнесу, выделяет деньги через специальные фонды развития, но они часто испаряются и не доходят до адресата. А с другой стороны, ЦБ закручивает гайки, но в куда более ощутимом для предпринимателей виде: рассылает признаки компаний малого бизнеса, которым нужно закрыть счета. ЦБ поддерживает руководство крупных банков, например, руководитель Сбербанка Герман Греф назвал сектор малого бизнеса «фабрикой по отмыванию доходов», сообщает  Forbes.

Малый бизнес в принципе, тем не менее, еще где-то работает. Может, уж его дустом попробовать?

Автор: Борис Куркин
ТеГИ
бизнес, малый бизнес, Дмитрий Медведев, предпринимательство
Поделиться
Похожие новости