Новость общества

Найдут ли в Москве своего «Жемчужного прапорщика»?

Найдут ли в Москве своего «Жемчужного прапорщика»?

Фото © «Московская газета»/Ксения Куркатова

22.08.2019 в 13:44:00
2022

Спор о том, превысили ли полномочия силовики при разгоне протестных акций, перешел на уровень президентского окружения

9 лет назад в Санкт-Петербурге некий сотрудник тогда еще милиции подошел к митингующим у Гостиного двора и произнес:  «Хорьки, б…, кто ещё?», и в ответ на замечание из толпы «Чего материшься?» подошёл к стоявшему среди протестующих  молодому человеку, схватил его за волосы и нанёс удар по голове дубинкой.

Этим милиционером оказался прапорщик Вадим Бойко. Прозвище «Жемчужный прапорщик» он получил за пластиковые чётки на запястье, по ошибке принятые за жемчужный браслет. Суд приговорил Бойко к трем с половиной годам лишения свободы условно.

Так и пошло: история уличных акций российской оппозиции имеет специфический ракурс, выражающийся в вопросе, известном всем из детства: кто кого первый ударил? Каждый митинг или шествие (санкционированные или нет, иногда без разницы) заканчиваются задержаниями и «разбором полетов». Участники акций говорят, что «согласно Конституции мы имеем право», а представители силовых структур отвечают: «Беспорядков мы не допустим». Справедливости ради нужно сказать, что все уже научены горьким опытом: ни одна из сторон не хочет подставляться, и потому, разбирая каждую конфликтную ситуацию на таких акциях, обычно надо признавать, что правда посередине. И омоновцы подчас «задевают» дубинками оппозиционеров, и в толпе либералов находятся любители киданий камешек или кусков асфальта в  «космонавтов».

Конечно, равными позиции сторон трудно назвать. Например, московские акции этого лета гражданские власти, несмотря на констатацию того факта, что «граждане имеют право собираться» и т.п., все-таки склонны называть, как выразился глава государства Владимир Путин, «беспорядками».

«Мы считаем, первое – абсолютно недопустимым несоразмерное применение силы со стороны представителей органов власти, и считаем абсолютно оправданными действия правоохранителей в пресечении общественных беспорядков», – сказал полмесяца назад президентский пресс-секретарь Дмитрий Песков журналистам.

«Нужно четко дифференцировать – легитимные, согласованные заранее в установленном порядке акции того или иного характера, а также действия, которые, наверное, подпадают под попытки организации или вовлечения людей в общественные беспорядки. Это совершенно разные явления», – добавил он. 

На днях Совет при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека обратился к министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву, главе Росгвардии Виктору Золотову и председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину. СПЧ попросил проверить информацию о необоснованном и незаконном применении специальных средств и физической силы силовиками по отношению к участникам митингов, которые прошли в Москве 27 июля, 3 и 10 августа. По мнению правозащитников, «сотрудники правоохранительный органов могут прибегать к насилию лишь при наличии необходимости и в пределах, установленных

законом, но это не может быть обусловлено самим фактом совершения лицом административного правонарушения».

Слово «президент» в названии этой правозащитной структуры не означает административного ресурса – скорее всего, пафос обращения СПЧ уйдет в песок. Или найдут кого-то из сотрудников полиции и Росгвардии и ограничатся выговором. Власть не может же показательно всерьез  наказывать сама себя.

При том, что в отношении другой стороны, то есть оппозиционеров, наказания могут быть и настоящими. Так закалялась сталь, говорили 100 лет назад в подобных случаях.

Автор: Борис Куркин
ТеГИ
Москва, протесты
Поделиться
Похожие новости