Москва: Дата и время температура Москва
-11°C
Новость общества

Осень патриарха или почему гастарбайтеры встали между церковью и президентом

gun.jpg

Фото © РИА Новости / Максим Богодвид

26.10.2017 в 20:08:00
3740

Славящийся чутким политическим «слухом» и умением находить общий язык с властями, Патриарх Кирилл в последнее время говорит как-то не «в унисон» и шагает «не в ногу» с главными обитателями российского политического Олимпа.

Хуже того: если верить знающим людям, то и сам Владимир Путин в последнее время дистанцировался от Патриарха, между ними появились разногласия, и, поговаривают, тут не обошлось без персонального президентского духовника Тихона.

Не исключено, что и последнее заявление Кирилла по проблеме трудовых мигрантов может сыграть с Патриархом злую шутку, и станет еще одним поводом для отдаления Кирилла от президентского тела.

Обнаружив на московских улицах многочисленных гастарбайтеров, большинство из которых составляют выходцы из бывших советских среднеазиатских республик, Патриарх посвятил им изрядный кусок выступления на открытии VII Общецерковного съезда по социальному служению.

«В Русской православной церкви с пониманием относятся к приглашению в Москву трудовых мигрантов, в связи с тем, что в столице не хватает рабочих рук для строительства домов и дорог», — сказал патриарх Московский и всея Руси Кирилл на открытии VII Общецерковного съезда по социальному служению в среду в Москве.

Решив не ограничиваться столицей, Патриарх сообщил, что без гастрабайтеров никак не освоить и всю территорию России.

«Все больше и больше возникает тема демографическая в нашей стране среди специалистов, среди общественности», —  цитирует Интерфакс-Религия слова Кирилла, — «Огромная территория России, ее нужно осваивать, нужно работать, а рабочих рук не хватает». 

Напомнив, что в Москве идет программа реновации, строятся дома, дороги, развязки, патриарх задал вопрос, «кто все это строит?».

«Это не жители города Москвы, это не православные люди», — сам ответил на свой вопрос Кирилл, — «Но мы с пониманием относимся к этому, потому что без приглашения так называемых гастарбайтеров всего этого сделать невозможно. Давайте прямо скажем: значительная часть этих людей затем станет постоянными жителями наших городов».

По сути, Патриарх признал уже не только потребность Москвы в гастарбайтерах: он поведал публике, что без гастарбайтеров и Москва не проживет, и Россия развиваться не будет.

«Правда, у Кирилла есть старый рецепт против такой ситуации», — сокращение, или, лучше,  введение запрета на аборты.

«Если бы мы сократили в два-три раза количество абортов, то через определенное время в России не было бы никакой нужды ни в каких заезжих гастарбайтерах», — заявил Патриарх 3 апреля 2014 года в ходе посещения Гатчинской епархии.

То есть, у России простая альтернатива: либо гастарбайтеры, либо запрет абортов.

Случайно или нет, но почти одновременно с Патриархом «мигрантскую» тему затронул мэр Москвы Сергея Собянин. Правда, столичный градоначальник, говорил о гастабайтерах совсем другое. В частности, Собянин предложил уже в этом году увеличить цену патента для гастарбайтеров. По мнению мэра, это снизит приток в Москву неквалифицированной рабочей силы из азиатской части СНГ, а значит, и уменьшит количество мигрантов в целом, что, в свою очередь, улучшит социально-экономическую, да и криминогенную обстановку в столичном мегаполисе.  

«Нам бы хотелось, чтобы мигрантов в городе не было, чтобы все работы в городе выполнились самими москвичами», — цитирует ТАСС выступление Сергея Собянина в Мосгордуме, где он отчитывался о работе столичного правительства за прошедший год, — «Уже в этом году можно увеличить плату за патент мигрантов так, чтобы их платежи были соразмерны тому, что платят наши московские работники. Мы должны работать над тем, чтобы присутствие в городе мигрантов было оптимальным, чтобы они выполняли наши законы и соблюдали порядок».

Насколько остра сегодня миграционная проблема в Москве?

Социологи уже заметили, что сейчас связанные с мигрантами «беспокойства» носят, скорее, социо-культурный характер. Так, многие москвичи недовольны тем, что приезжающие в нашу страну иностранцы из тех же среднеазиатских республик не знают ни русского языка, ни русской культуры. И действительно, если еще в советские времена, вплоть до начала 90-х годов прошлого века приезжие из Средней Азии и Закавказья, как правило, знали русский язык и быстро «вписывались» в московскую жизнь, то теперь приезжие по-русски почти не говорят, да и «вписываться» в жизнь города не собираются.

Если добавить к этому достаточно большое количество мигрантов-нелегалов, то становится понятным беспокойство мэра Москвы.

Решительные меры московских властей, в том числе и введенная в столице система патентов для трудовых мигрантов, значительно снизили остроту миграционной проблемы.

По данным Многофункционального миграционного центра в Сахарово, за девять месяцев нынешнего года в Москве мигрантам выдано 323 тысячи патентов, что на 10 процентов превысило результаты аналогичного периода прошлого года. И если объем поступлений по сравнению с девятью месяцами 2016 года увеличился на 9 процентов и составил 11,3 миллиарда рублей, то число нелегальных трудовых мигрантов в столице сокращается.

«Предельно простой и прозрачный порядок оформления патентов полностью исключил посредников и стал основным стимулом для легализации иностранных граждан», — констатирует генеральный директор ММЦ Николай Федосеев, — «Все это позволяет вывести из «тени» иностранцев, нелегально работавших в столице, и в целом положительно влияет на общую ситуацию в Москве, в том числе и криминальную».

Естественно, эти меры не могли не сказаться и на изменении отношения москвичей к миграционным проблемам, которые уже не считаются столь же острыми, как еще пять-шесть лет назад.

Для любителей статистики напомним и имеющийся в распоряжении редакции отчет Комплекса городского хозяйства, из которого следует, что сейчас в столичной системе ЖКХ работает 96 процентов граждан России, и только 4 процента составляют так называемые гастарбайтеры. 

«Мы нацелены на то, чтобы в ближайшем будущем у нас работали только москвичи и граждане России из других регионов страны», — приводится в докладе заявление заместителя мэра Москвы по вопросам жилищно-коммунального хозяйства Петра Бирюкова.

Те же тенденции можно увидеть сегодня и в дорожном хозяйстве, и в строительной сфере Москвы. В этом можно убедиться, придя, например, на строящийся во Внутреннем проезде на юго-западе столицы большой жилищный комплекс, более 90 процентов работающих здесь строителей имеют российские паспорта.

И такая ситуация – уже не исключение, а норма практически во всех сферах столичной экономики.

Трудно сказать, знает или не знает об этом Патриарх Кирилл, но можно с большой долей уверенности предположить, что это речь Кирилла о мигрантах вряд ли вызовет восторг в Кремле.

Тем более, что в последнее время отношения между администрацией президента и РПЦ и без того заметно охладели. 

«В Кремле спускают на тормозах инициативы церкви», — напоминает «ФедералПресс» со ссылкой на источник, близкий к Кремлю, — «Информационный шум, связанный с делом Соколовского, передачей Исаакиевского собора, законом о защите чувств верующих в Кремле оценили негативно. На этом фоне позиции Патриарха Кирилла ослабевают, а влияние епископа Тихона на Путина усиливается. Тихон уже пролоббировал несколько крупных федеральных назначений, в то время как Кирилл собирает закрытые встречи с политологами для решения проблем с имиджем. Все это привело к конфликту внутри руководства РПЦ. Своей русофобией, беспределом и развратом церковная братва уже достала даже Путина. Но наличие огромной массы зомбированных религией людей, не даёт объявить РПЦ открытую войну, а вынуждает действовать более дипломатично».

И уже многие говорят о том, что Церковь, вернее, некоторые ее иерархи, в том числе и Патриарх Кирилл, стали для администрации президента не только «факторами политической турбулентности», но и «факторами раздражения».

Более того, сейчас в Кремле начинают воспринимать нынешнее руководство РПЦ и как «фактор раскола», способствующий углублению политического кризиса в России. 

И, наверное, совсем не случайно в этом году Путин уже дважды встречался с главой Русской Православной старообрядческой Церкви митрополитом Корнилием. Это первые за 350 лет встречи лидера российского государства с главой старообрядческой общины.

Для РПЦ и Кирилла это стало если не ударом, то, как минимум, «щелчком», поскольку между РПЦ и РПСЦ давно существует, мягко выражаясь, неприязнь. Дело здесь не только, и даже не столько в религиозных «нюансах», речь идет о борьбе за объекты недвижимости. Один из главных предметов этого имущественного спора — московская церковь Тихвинской иконы Божией Матери, до революции принадлежавшая старообрядцам, но в 90-х годах выкупленная бизнесменом Константином Ахапкиным, передавшим храм РПЦ. Однако статус храма до сих пор остается спорным. А Путин во время встречи с Корнилием  как раз пообещал помочь тому с «возвращением ряда объектов в пользу РПЦ»…

Вряд ли нравятся Кремлю и участившиеся скандалы вокруг РПЦ, связанные с неподобающим поведением некоторых священников. Это отрицательно сказывается на авторитете Церкви, и, естественно, заботящийся о своем рейтинге Путин постарается держаться подальше от такого «источника компромата», каким нынче стала часть РПЦ.

И дело, опять же, не только в пьяных батюшках, которых время от времени лишают водительских прав. РПЦ не пошло на пользу многое: и скандал вокруг «Pussy Riot», и дело Руслана Соколовского, и откровения протодиакона Андрея Кураева о гей-лобби в Казанской духовной семинарии, и претензии Церкви на «вкусную» недвижимость в Москве и Санкт-Петербурге.

Наверное, лучше многих об этих «тонкостях» осведомлен священник Всеволод Чаплин, отстраненный после критики патриарха в 2015 году от должности председателя Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества. Чаплин, осудивший РПЦ за связи с коррумпированными чиновниками в регионах, уверен: Церковь в последние годы переживает серьезный кризис, и кризис этот напрямую связан с личностью Предстоятеля Кирилла.

Но это все – «цветочки». А «ягодки» начинаются, кода речь заходит о застарелом конфликте между Патриархом Кириллом и его викарием, или, по нашему, заместителем, архиереем Тихоном. Последнего не без оснований считают главным инициатором развернутой сейчас кампании против Патриарха.

Причиной конфликта знающие люди называют растущее влияние Тихона на президента.

«Епископ Тихон считается духовником Путина», — цитирует «ФедералПресс» источник из окружения Путина, — «Он пролоббировал назначение министра образования Васильевой и омбудсмена по правам ребенка Кузнецову. Существует латентный, но очень напряженный конфликт между Кириллом и Тихоном из-за влияния на президента. Эта ревность доведена до того, что патриарх звонит в администрацию президента и спрашивает: «Почему президент встречался с Тихоном, а меня на встрече не было?». Хотя президент чувствителен к просьбам Кирилла, на все отвечает, но администрация президента тормозит».

Ревность Патриарха можно понять. 59-летний отец Тихон считается одним из самых популярных и авторитетных иерархов РПЦ, которого знают и как писателя, и даже как режиссера. Так, в 2008 году его фильм «Гибель империи. Византийский урок» удостоился престижной российской кинопремии «Золотой орел». А книга Тихона «Несвятые святые» с тиражом более миллиона экземпляров сразу стала бестселлером и приобрела популярность, в том числе среди либеральной общественности. Кстати, об этой книге, как о «крайне интересном и поучительном чтении», отозвался сам Путин.

Кроме того, ни для кого не секрет близость Тихона Шевкунова к Кремлю и лично к Владимиру Путину. По неофициальной информации, отец Тихон – духовник президента. Он даже несколько раз сопровождал главу государства в частных и официальных поездках.

Ну, и как тут Кириллу не взревновать?!

Можно предположить, что все эти «разборки» — часть «подковерной» возни за кресло Патриарха, а значит, и за контроль над церковными активами. Во всяком случае, все участники этой «битвы» сейчас лихорадочно пытаются установить контакты с администрацией президента, а коли Господь подсобит, – наладить связи и с самим Путиным.

Угроза исходит для Кирилла и из регионов: скажем, он не очень доверяет «протестным» Казанской и Екатеринбургской епархиям. Но тут есть и вина самого Патриарха: в 2015 году он поставил, например, во главе казанской епархии владыку Феофана, который умудрился в рекордно короткие сроки рассориться не только с братьями во Христе, но и с местными мирскими начальниками. В 2016 году православная общественность Татарстана пожелала выйти на «антифеофановский» митинг, причем эту акцию с удовольствием согласовали местные власти.

Плохая для Кирилла обстановка и в Екатеринбургской епархии, где разгорелся самый крупный за последнее время скандал, связанный с РПЦ – дело ловца покемонов Руслана Соколовского.

Поговаривают, что в Екатеринбурге окопалась наиболее консервативная часть деятелей РПЦ, и их задача – не пустить Кирилла в июле 2018 года в Екатеринбург на 100-летие убийства семьи Романовых.

Не исключено, что воду в Екатеринбурге «мутит» заклятый враг Кирилла, экс-владыка Екатеринбургской епархии Викентий, в 2011 году отправленный Кириллом за границу, где он стал митрополитом Ташкентским и Узбекистанским. Там Викентию пришлось не сладко: «телеги» на него сыпались в Москву с регулярностью церковных праздников, Викентия обвиняли во всем, от нарушения канонов православия до крещении за деньги и грубом отношении к женщинам.

Конечно, открыто критиковать Кирилла Путин не станет. Но Путину и его окружению совсем не интересно смотреть, как РПЦ теряет свой авторитет «благодаря» некоторым своим служителям, которых отчего-то терпит Патриарх.

Неприятно и то, что при Кирилле РПЦ становится все более «государственной» Церковью. А это, как известно из российской истории, не приносит ничего хорошего ни государству, ни Церкви.

Для Кремля все это – вовсе не «абстрактные вопросы», как кому-то может показаться. В Кремле тоже знают историю, и тоже помнят, что Москва – Третий Рим, и держится этот «московский Рим», в том числе, на духовном могуществе Русской Православной Церкви.

А когда авторитет Церкви падает, и Патриарх выступает с «мудрыми» мыслями насчет гастарбайтеров. Какое же тут духовное могущество?

Несомненно, Кремль не будет влезать в церковные дела, хотя бы потому, что у нас государство отделено от церкви, а церковь – от государства.

Но вот враги Кирилла наверняка расстараются использовать ситуацию, чтобы «свалить» Патриарха.

А врагов у Кирилла хватает.

К тому же, он всегда помнит, кто его «поджимает»: викарными епископами Московской епархии 22 октября 2015 года избраны член Высшего церковного совета Русской православной церкви архимандрит Тихон (Шевкунов) с титулом «Егорьевский», и наместник Донского ставропигиального мужского монастыря Москвы игумен Парамон (Голубка) с титулом «Бронницкий». 

Согласно Уставу РПЦ, Тихон Шевкунов может законно претендовать на титул Патриарха. Для этого ему и нужна-то самая малость, чтобы Кресло освободилось.

Впрочем, этого хотелось бы не только отцу Тихону.

Здесь имеет смысл дать слово знающему человеку, новгородскому историку Николаю Подосокорскому.

«Слухи о том, что в Кремле хотели бы видеть именно Шевкунова во главе РПЦ, ходили давно», — пишет этот зело осведомленный в церковных, да и мирских делах историк, — «Ранее он формально не мог претендовать на Патриаршию должность, так как не был архиереем. Согласно ныне действующему Уставу РПЦ, кандидат на Патриаршее место должен отвечать нескольким требованиям, и всем этим требованиям о.Тихон вполне соответствует, но есть одно препятствие – действующий патриарх Кирилл (Гундяев), которому всего 68 лет, избран на этот пост пожизненно. Однако, согласно Уставу РПЦ, патриарха теоретически может отправить в отставку Поместный Собор, также есть и другие вполне легальные способы осуществить замену Предстоятеля».

Судя по всему, операция по «осуществлению замены» уже идет. А чем она закончится, мы обязательно узнаем.

Всему свое время.

Автор: Игорь Петров
ТеГИ
патриарх Кирилл, РПЦ, гастарбайтеры, Сергей Собянин, Москва
Поделиться
Комментировать
comments powered by HyperComments
Похожие новости