Новость общества

Психолог рассказал, почему принудительное изучение иностранного языка может довести до сумасшествия

Психолог Валерий Ивановский рассказал, почему принудительное изучение иностранного языка может довести до сумасшествия

Фото: © «Московская газета»/Жанна Гавшина

18.09.2020 в 18:00:00
1589

Эксперт считает, что изучение иностранных языков в школе должно быть факультативным

В настоящий момент распространено мнение, что начинать обучать детей иностранному языку следует как можно раньше, чуть ли не с дошкольного возраста (в современных школах этот предмет начинается, как правило, со второго класса). Меж тем, познания многих людей в данном вопросе после окончания школы, мягко говоря, далеки от совершенства – за исключением, пожалуй, тех случаев, когда молодой человек поступает в профильный вуз, или же знание иностранного языка требуется ему по работе.

Так не лучше ли посвятить время детей другим, более полезным для них занятиям? Стоит ли вообще в обязательном порядке обучать детей иностранным языкам, и если да, то в каком возрасте лучше начинать? Об этом и о многом другом мы беседуем с клиническим психологом, основателем школы психологического боя «Валаал» Валерием Ивановским.

— Валерий Валерьевич, в рамках современных социальных установок ребенок обязательно должен владеть иностранным языком, а в идеале – и не одним. При этом некоторые родители начинают учить детей иностранному языку чуть ли не с пеленок. Однако существует и другое мнение: если вдалбливать ребенку иностранный язык тогда, когда он еще не в полной мере овладел родным, дитя с высокой степенью вероятности плохо усвоит оба. Кто же прав?

— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять, каким образом происходит освоение языка. Человек, как мы с вами уже не раз говорили, является социальным существом. И все, что делает человека человеком, он получает из взаимодействия с социальной средой: происходит так называемая социализация, когда при помощи определенных механизмов общество «закачивает» в него всю историческую программу своего развития. Иными словами, культуру и социальные установки, принятые в обществе. С той или иной степенью интенсивности этот процесс продолжается всю жизнь человека, а начинается он буквально с первых дней его существования. Данный процесс описывается термином «привязанность», когда путем взаимодействия со своими близкими ребенок получает первые представления о мире, научается использовать речевое мышление.

На первоначальных этапах познания этот процесс происходит методом импритинга или запечатления — когда ребенок просто воспринимает и перенимает определенные знания от близких. Он воспринимает их как есть, без какого-либо осмысления и критики. Это в полной мере применимо к раннему периоду освоения языка: ребенок непроизвольно, не задумываясь над тем, как он это делает, использует всю грамматику родного языка, сложные синтаксические структуры, правильные флексии, падежные окончания, деепричастные и страдательные обороты. Но потом, когда в школе начинается изучение родного языка и ребенка просят сделать то же самое уже произвольно, он нередко испытывает огромные трудности. Собственно, цель школьного обучения языку как раз и состоит в том, чтобы человек использовал язык осознанно, знал, как он функционирует, учился понимать и осмыслять правила и конструкции языка, чтобы в дальнейшем он конструировал свою жизнь и мир вокруг себя при помощи языка.

— То есть получается, процесс освоения родного языка, если можно так сказать, двухслойный: на безусловные знания, полученные в раннем детстве путем запечатления (импритинга), впоследствии наслаиваются знания, получаемые путем осознанного научения. Отличается ли от него процесс освоения иностранного языка?

— Когда дети начинают изучать иностранный язык в школе, отсутствует этап бессознательного запечатления, проходящий в раннем детстве. Ученики осваивают грамматическую и лексическую структуру языка произвольно, и успех обучения зависит от различных факторов: от качества преподавания, например; но в первую очередь от того, насколько ребенок мотивирован к обучению. Ведь изучение иностранного языка – это не просто механическое зазубривание слов и правил, это фактически наложение новой картины мира на ту, что уже существует у ребенка.

— Можно поподробнее насчет новой картины мира?

— Язык, как мы с вами уже не раз обсуждали, это не просто набор звуков. В разговоре о человеческих снах мы выяснили, что в основе мышления лежат так называемые универсальные предметные коды (УПК) — некие внутренние образы, которым человек в своем сознании присваивает определенное словесное значение. Это значение человек озвучивает для себя на родном языке. При этом в разных языках обозначение одних и тех же предметов и явлений может несколько отличаться по смысловой нагрузке. Например, в русском языке слово «стол» обозначает известное всем мебельное изделие, но когда говорят «праздничный стол», имеют в виду уже не мебель, а богатое угощение к определенной дате. Англоговорящему же человеку понятие «праздничный стол» покажется абсурдом. Таких примеров разных смысловых оттенков одних и тех же понятий в каждом языке масса, они и составляют картину мира для человека определенной языковой культуры.

У любого понятия есть два основополагающих свойства: содержание и объем. Содержание — это сущностные характеристики, социальное значение. Например, содержание (значение) понятия «стол» — предмет мебели. А весь связанный с ним ассоциативный ряд (круглый стол, праздничный стол, стол заказов и т. п.) — это объем.

В одной языковой культуре существует некий консенсус по поводу содержания и объема употребляемых понятий. Причем существует закон: чем более размыто содержание понятия, тем большим оно обладает объемом, и, наоборот, чем понятие конкретнее, тем меньше его объем. Возьмем, например, понятия «штангенциркуль», «коррупционер» — предельно четко, какие тут дополнительные ассоциации? А вот «заяц» — это уже и животное, и трусливый человек, и безбилетник. Понятия «любовь» и «свобода» предоставляют огромное поле для ассоциаций и трактовок, объем их просто гигантский.

Возвращаемся к теме нашего разговора: изучая иностранный язык, человек осваивает его понятийный аппарат, по сути, и составляющий картину мира. Этот понятийный аппарат в разных языках, как мы уже видели, может несколько отличаться, потому и говорят, что при освоении иностранного языка человек фактически получает в дар новую картину мира. Поэтому, я думаю, совершенно справедливо утверждение «человек столько раз человек, сколько языков он знает» — оно приписывается императору Карлу V, правившему в XVI веке. Потом его перефразировали великие Гете и Чехов – и это, мне кажется, лишь подтверждает его актуальность.

— Не будут ли разные картины мира конфликтовать друг с другом в сознании человека, как, например, иногда конфликтуют компьютерные программы?

— Картины мира в разных культурах похожи, но, тем не менее, есть нюансы, находящие отражение в языке. Например, то же понятие «стол», которое мы уже рассматривали, в разных культурах может различаться и сущностно, и по объему. Человек, изучая иностранный язык, включает спектр новых значений уже знакомых ему понятий в свою картину мира, и у него происходит определенный люфт: содержание понятий начинает расширяться. За содержанием расширяются и объемы, что очень сильно влияет на восприятие человеком действительности. Поэтому, когда человек глубоко изучает язык, у него возникает, говоря терминами научной фантастики, трещина между мирами, своего рода стереоэффект. То есть, изучение иностранных языков очень глубоко воздействует на высшие психические функции человека. Этот процесс может быть небезобидным, к нему надо подходить осторожно и осознанно.

— В последнее время много приходится слышать о феномене билингвов — людей, в совершенстве владеющих двумя языками, при этом оба языка считаются «родными». Немало родителей мечтают, чтобы их дети стали билингвами, и начинают учить их иностранному языку чуть ли не с первых дней жизни. Но может ли быть у человека два родных языка в свете того, о чем мы сейчас говорили?

— Я бы очень осторожно относился к такой практике. Да, многие дети, растущие в разноязычных семьях (например, мама англоговорящая, папа русскоговорящий), в совершенстве осваивают оба языка родителей, но все же доминирующим (родным), скорей всего, будет только один. В противном случае может «смазаться» понятийный аппарат, и картина мира у ребенка недоформировывается. Соответственно, неправильно формируется мировоззренческий каркас — тот, который закладывается при помощи усвоения языка. Скорее всего, у такого человека будет некоторая мозаичность, двойственность, разбитость мировосприятия, что, в свою очередь, может привести к определенным нарушениям: депрессивным состояниям, маниакально-депрессивным психозам. Нельзя исключать и возникновение личностных расстройств: тревожности, неуверенности в себе, комплексу неполноценности.

Поэтому, мне кажется, по возможности лучше избегать принудительного двуязычия: вначале стоит давать ребенку картину мира, основанную на одном языке (на том, который родители лучше знают), а изучение другого языка обязательно «придет» в процессе развития.

— С какого возраста, по-вашему, можно начинать учить детей иностранному языку?

— Я думаю, эффективным, комфортным и безопасным для психического состояния обучение иностранному языку будет только тогда, когда ребенок закрепил импритинговую (непроизвольную) часть, а также в достаточной степени усвоил грамматические и прочие правила родного языка. Это происходит не раньше 14-16 лет.

— Думаю, этими словами вы навлекли на себя гнев сторонников теории «чем раньше, тем лучше…»

— Гнев, наверное, усилится, после того как я скажу еще одну крамольную вещь: по моему глубокому убеждению, изучение иностранных языков в школе должно быть факультативным. То есть, нужно уходить от «принудиловки», которая, увы, доминирует в нынешней образовательной системе.

— Почему?

— Сейчас иностранные языки изучают все школьники. А много ли ребят, впоследствии не связывающих с этими дисциплинами свою жизнь, владеют ими после школы? Ответ на этот вопрос хорошо известен и вам, и мне. Получается, время детей и педагогов расходуется на то, что не приносит никаких плодов. Но, согласитесь, не дело, когда изучение другого языка становится пустой формальностью.

Не хочу показаться квасным патриотом, но мне кажется, это время лучше потратить на изучение родного языка и литературы. А иностранные языки пусть учат те, кто это действительно хочет, кто намерен и дальше развиваться в данном направлении. Разумеется, это не значит, что нельзя осваивать другие языки просто так, для общего развития. Напротив, можно и нужно, но делать это следует осознанно, исключительно по желанию и с любовью к другой культуре.

Автор: Беседовал Алексей Нилов
ТеГИ
иностранный язык, дети, обучение, психология
Поделиться
Похожие новости