Новость общества

Психолог Валерий Ивановский рассказал, почему люди проводят так много времени в соцсетях и что это означает

Психолог Валерий Ивановский рассказал, почему люди проводят так много времени в соцсетях и что это означает

«Московская газета»/Жанна Гавшина

05.08.2020 в 16:35:00
1313

Эксперт рассказал о подмене понятий при обсуждении вреда и пользы социальных сетей

В феврале 2020 года «Газета.ru», ссылаясь на доклад организации We Are Social, рассказала о времени, которое россияне проводят в интернете. Оказалось, что в среднем житель нашей страны проводит во Всемирной паутине 7 часов 17 минут ежесуточно. И если принять за аксиому восьмичасовой сон, то, получается, чуть менее половины времени бодрствования среднестатистический гражданин России проводит в интернете.

С этими данными вполне согласуются итоги недавнего исследования «Левада-центра», о которых писало сетевое издание «Пульс дня»: согласно выводам социологов, 40 процентов молодых людей (до 29 лет) ежедневно проводят в интернете более 6 часов.

По данным сборника «Цифровая экономика: 2020», которые приводит РБК, 78 процентов российских пользователей интернета главным образом проводят время в социальных сетях.

Некоторые эксперты говорят об опасности подмены реального общения виртуальным. Опасно ли это в действительности для психического здоровья человека? Что с этим делать и надо ли вообще что-то делать? Об этом и о многом другом мы беседуем с клиническим психологом, основателем школы психологического боя «Валаал» Валерием Ивановским.

— Валерий Валерьевич, с одной стороны, сейчас сложно представить социально активного человека без современных средств коммуникации. С другой стороны, налицо явная тенденция перехода большой части общения в соцсети: у многих людей это занимает больше времени, чем очное общение с близкими и друзьями. Объяснимо ли это с психологической точки зрения?

— Ответ на этот вопрос не исчерпывается одной лишь психологией. Для тог чтобы в нем разобраться, я, пожалуй, упомяну труд философа Артура Шопенгауэра «О четверояком корне закона достаточного основания». Он в определении закона достаточного основания использует формулу немецкого ученого Христиана фон Вольфа: «Ничто не существует без основания того, почему оно есть». То есть, если социальные сети существуют, значит, для этого имеются достаточные основания. И на вопрос о том, нужно это или не нужно, насколько это искусственно или естественно, отвечает сама жизнь. Значит, на каком-то этапе эволюционного развития человека возникла настойчивая необходимость в появлении именно такого средства коммуникации.

— Ну а чем все-таки может быть обусловлена эта необходимость?

— Как мы уже говорили, человек в своем эволюционном развитии прошел две последовательных стадии. На первой стадии он развивался как животное, и уже на этом этапе, по сути, стал венцом творения. Из высших млекопитающих он имел наиболее функциональное тело с точки зрения результативной адаптации к внешней среде. Затем появилась организованная форма социальной жизни — вероятно, тоже как одна из форм адаптации. Но она оказалась настолько успешной, что переплюнула все другие эволюционные инструменты, и, по сути, стала своеобразной «эволюцией в эволюции». И человек, помимо того, что стал венцом природы, превратился в орудие, которое не просто приспосабливается к внешней среде, но и активно меняет ее.

В этой связи интересно проследить эволюцию человеческих потребностей. На «биологическом» этапе развития главной задачей человека было выжить и дать потомство. Причем «выжить» — это получить достаточное количество пищи и питья, найти некое безопасное укромное место, где можно отдохнуть, уделить внимание продолжению рода. Когда развитие человечества перешло на стадию социального общежития, жизненные цели и задачи индивидуума поменялись кардинальным образом. Биологические потребности призвана удовлетворять социальная структура, причем в данном случае неважно, как именно она организована. И удовлетворяться они должны, если можно так сказать, в фоновом режиме. Упрощенно говоря, у современного человека нет необходимости охотиться на мамонта, чтобы прокормить себя. Он работает, принося этим некую пользу обществу, получает за это заработную плату, на которую покупает себе пропитание в магазине.

Когда утилитарные потребности в достаточной степени удовлетворены, на первый план выходят так называемые надутилитарные, социальные потребности. Важнейшая из них — порождение, переработка и распространение информации. Развитие человечества и на ранних этапах, и сейчас тесно связано с порождением и видоизменением информации. На различных материальных носителях (наскальная живопись, древние папирусы, пергаменты, берестяные грамоты, позже — летописи, произведения искусства всех времен) запечатлена, по сути, вся информация о развитии человеческого общества. Несомненно и то, что с развитием социального человека объем порожденной им информации кратно возрастает, поэтому, скорее всего, в какой-то момент существующих средств коммуникации для обмена ею стало недостаточно. Так возникли средства массовой информации с их каналами массового ее распространения, а когда и их стало не хватать, научная мысль породила социальные сети и мессенджеры.

— То есть, получается, это не какая-то прихоть изнеженного и пресытившегося сознания, а насущная необходимость, вытекающая из логики развития человечества?

— Именно! Работа с информацией — социальная потребность, которую необходимо удовлетворять. Поэтому появляются инструменты для удобной и комфортной работы с ней. А когда одни инструменты устаревают физически и морально, появляются другие, более совершенные. И мне кажется, не стоит вопрос, использовать эти инструменты или нет. Вопрос заключается в том, как использовать.

— Вот здесь, думаю, мы и подошли к основной проблеме. Есть вполне нормальное желание выпить хорошего вина, а есть алкоголизм. Есть здоровое сексуальное влечение, а есть половая распущенность. По аналогии с этим: одни люди используют социальные сети по случаю, другие же уходят туда с головой. Так где грань между удовлетворением естественной потребности в общении с использованием современных средств коммуникации и возможными психическими нарушениями, с этим связанными? Иными словами, где норма?

— Современная психология вообще находится в некоем стрессе, связанном с вопросом нормы. Существует множество подходов к пониманию тех или иных процессов, происходящих с психикой человека, эти подходы настолько разнообразны и порой противоречивы, что норма становится понятием чисто лингвистическим.

Дело в том, что конкретное определение нормы дискуссионно. Существует, например, понятие статистической нормы — это коридор количественных значений какого-либо качества, выявленный путем обследования социальной группы (людей той же культуры, пола, возрастного диапазона). Например, социологи выяснили, что 40 процентов граждан до 29 лет более шести часов в день сидят в интернете. То есть, с одной стороны, можно говорить о некоей статистической норме. А можно ли считать это нормальным с других точек зрения — вопрос.

Есть понятие функциональной (индивидуальной) нормы; оно гласит: все, что обеспечивает субъективное удовлетворение потребностей индивидуума при адекватном восприятии реальности — нормально. Но при этом один человек считает себя удовлетворенным, живя в «хрущевке»,  другому же и собственного трехэтажного дома мало. Один проводит в соцсетях полчаса и ему хватает, другой сидит там полдня и тоже ничего, не болеет.

Существует социальная норма — это свод неких правил, принятых в обществе. Однако и здесь сложно с конкретикой. Большинство россиянок, например, нанесут хотя бы минимальный макияж, даже если собираются в магазин на соседней улице — и это считается нормой. А женщины ряда европейских государств относятся к своему внешнему виду значительно проще — и для них это тоже норма.

Я все это говорю к тому, что вряд ли можно дать однозначный ответ на вопрос о норме общения в социальных сетях. Как, впрочем, и в ряде других ситуаций — например, с алкоголем. Мерилом достаточности (или недостаточности), как мне кажется, может быть только внутренний комфорт. Проще говоря, если человек общается в соцсетях определенное количество времени и не испытывает при этом дискомфорта — значит, можно говорить о норме. Если же он общается только в соцсетях, сам для себя понимая, что делает это в ущерб общению в реальной жизни — видимо, необходимо что-то предпринимать в этой связи.

Думаю, в отношении соцсетей (как, впрочем, и в других аспектах нашей жизни) необходимо соблюдать правило золотой середины. То есть, вряд ли стоит подменять ими живое общение с окружающим миром, но и не использовать такое средство коммуникации тоже, наверное, странно. А искать какие-то нормы, регламентировать время нахождения в социальных сетях я бы не стал. Мне кажется, что в большинстве случаев все разговоры о вредности, о пределах допустимости их использования основываются на каких-то эмоциональных аргументах или даже на суевериях. То есть, человеку кажется, что его ребенок много времени проводит в социальных сетях и это, наверное, плохо. Но почему это плохо — объяснить не может.

— Мне кажется, здесь ключевой вопрос — кому комфортно. Самому человеку, может, и да. А вот его близким, когда они видят мужа (жену, сына, дочь — нужное подчеркнуть), преимущественно уткнувшегося в гаджет, вряд ли очень комфортно…

— Мы пытаемся в этом вопросе смешивать абсолютно разные вещи, и, я думаю, некорректно было бы ставить вопрос в плоскости «соцсети отдаляют людей, препятствуют живому общению с близкими». Глобально о проблеме отчуждения людей дискутируют последние сто лет. Я думаю, что и без общения в соцсетях существует достаточно большое количество увлечений, которые ограничивают общение людей с близкими. Это может быть и алкоголь, и просмотр фильмов, даже авиамоделирование и чтение книг. Любое хобби, любое интересное дело отнимает у человека время, которое он, в теории, мог бы потратить на родственников и друзей.

Объяснять проблемы межличностного общения в семье появлением соцсетей и мессенджеров, думаю, не вполне честно. Это следствие, а причина в том, что человек почему-то не хочет общаться.  По крайней мере, в той степени, в какой это хотелось бы его близким. И вот в этой проблеме нужно разбираться отдельно в каждом случае. Например, у представителей молодого поколения нередко возникают сложности в коммуникации с родителями. Но когда родители упрекают их в том, что они часы напролет проводят в интернете, хочется спросить: а что, было бы лучше, если б они проводили это время на улице — непонятно где и непонятно с кем?

— То есть, вопрос не в средствах коммуникации, а в том, что во многих семьях по какой-то причине произошел надлом отношений, и человек «ушел» в соцсети, чтобы это компенсировать?

— Я вам даже скажу больше, и это будет нелицеприятно для многих. Наша окружающая действительность дает очень много примеров того, что последние пару десятков лет происходит деградация социальной жизни, деградация профессиональных навыков и умений. Причины этого явления лежат за рамками нашего сегодняшнего разговора, но сейчас я хотел бы обратить внимание, что очень многие родители имеют весьма туманное понимание того, что они должны делать для успешного воспитания ребенка. А ведь это невероятно важный вопрос — как с точки зрения личностной (мы готовим продолжение себя), так и с точки зрения государственной (семья — ячейка общества, которая проводит социализацию и передает принятые в том или ином государстве нормы). Ну а раз очень многие родители не имеют представления о том, как воспитать «нормального» (в самом широком смысле этого слова) человека, то вину за свои ошибки они пытаются свалить на какие-то внешние факторы вроде влияния интернета, соцсетей и мессенджеров. Это очень напоминает поведение некоторых политических лидеров, которые пытаются списать неудачи в управлении государством на влияние неких внешних сил.

— И все-таки… Можно ли, «зависая» в соцсетях, сойти с ума?

— Я думаю, сойти с ума можно везде, даже в бане. Поэтому нельзя исключать, что сойти с ума можно и в социальных сетях. Психологическое нарушение или даже психическое заболевание случается не тогда, когда человек находится в располагающей к этому обстановке, а когда стрессовое воздействие по силе превосходит адаптационные механизмы человека. В этом случае происходит дезадаптация высших психических функций человека, которую можно описать термином «сойти с ума».

Автор: Беседовал Алексей Нилов
ТеГИ
социальные сети, социальная потребность, хобби, уход от реального общения
Поделиться
Похожие новости