Новость общества

Российские эксперты ответили на обвинение Польши в искажении фактов по «катынскому» делу

Российские эксперты ответили на обвинение Польши в искажении фактов по «катынскому» делу

Александр Комиссаров

25.11.2020 в 18:16:00
12971

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, в свою очередь, заявил, что позиция нашей страны по данному вопросу не изменилась

Как сообщает РБК, Польша обвинила Россию в искажении исторических фактов, касающихся расстрела пленных офицеров польской армии в Катынском лесу.

В польском посольстве в Москве отметили, что во время конференции, посвященной польско-российским отношениям и прошедшей в Тверской области 16-18 ноября 2020 года, была представлена версия события, направленная на то, чтобы скрыть ответственность НКВД за преступление против польских военных. 

По словам представителей Польши, на конференции выступил депутат Госдумы Алексей Чепа, который предложил отменить документ от 26 ноября 2010 года, подтверждающий ответственность СССР за расстрел. 

В дипмиссии также добавили, что необходимо сосредоточиться на защите исторической правды о Второй мировой войне и напоминать об ответственности НКВД за Катынское преступление.

Доктор исторических наук, профессор Алексей Плотников считает предсказуемой реакцию польского посольства после проведения конференции, посвященной российско-польским отношениям. 

«Реакция Польши на состоявшуюся на прошлой неделе международную конференцию на озере Селигер, практически в том самом монастыре Нило-Столобенская пустынь, где в 1939-1940 годах содержались военнопленные поляки, была абсолютно предсказуемая, но, с моей точки зрения, запоздалая. Честно говоря, окрик из посольства – термин, установившийся в среде тех, кто занимается катынской проблемой – обычно шел раньше. Стоит отметить, что практика подобного реагирования на этот вопрос свойственна Польше уже давно. Это традиционная ее позиция, которая не вызывает никакого сомнения. Однако кажется странным, что они целую неделю ждали, чтобы выступить с таким заявлением, – отметил историк в беседе с «Московской газетой». – К этому заявлению надо относиться совершенно спокойно. Во-первых, это подтверждает тот факт, что Польша остается страной с антироссийской политикой, при этом катынский вопрос для нее является ключевым. А во-вторых, данная реакция, думаю, означает, что мы действуем в правильном направлении: мы провели очень неприятное для Польши мероприятие и попытались разрушить катынский миф, который культивируется Польшей на протяжении многих десятилетий. Кроме того, я считаю совершенно нормальным не отвечать на подобный окрик из посольства, поскольку мы уже много раз давали ответы. Наша позиция была официально заявлена в меморандумах Минюста РФ, которые были направлены в Европейский суд по правам человека в 2010-2012 годах. В них нет никакого признания нашей вины. Более того, там отмечено, что нет никаких доказательств нашей причастности. Поэтому нам нужно продолжать свою деятельность, обозначая тот факт, что Россия не признает себя виновником в расстреле польских военнопленных, а в ответ на подобные действия польской стороны – проводить следующие конференции, и, в конечном счете, правда восторжествует». 

По мнению публициста Анатолия Вассермана, единственным доказательством вины СССР в Катынском преступлении является самооговор советских властей в 1990 году. 

«Заявление посольства Польши последовало через неделю после конференции, поскольку подобные заявления требуют согласования на самом верху, все-таки посольство представляет позицию страны. Но пока эта позиция для Российской Федерации неофициальная. Единственный довод в пользу советской вины в этом преступлении –  это, по сути, самооговор советских властей в 1990 году. Почему я так уверен, что это самооговор? Потому что еще в 1943 году немцы опубликовали сборник документов, фотографий, вещественных доказательств и экспертиз под названием «Официальные материалы о массовом убийстве в Катыни». Те кто, занимается этими исследованиями, обычно называют этот сборник Amtliches (по-немецки это означает официальный). Позднейшее исследование этого сборника показало, что в сочетании с фактами, неизвестными немцам в момент его публикации, эти официальные материалы однозначно доказывают, что расстрел совершили сами немцы не ранее конца августа 1941 года. Это вещественное доказательство, которое, как известно любому криминалисту, перевешивает любые признания и показания. Поэтому тут сомневаться не приходится: это именно немецкое преступление, которое немцы попытались взвалить на нас в 1943 году, и которое было полностью опровергнуто раскопками тех же могил в 1944 году под руководством главного хирурга Красной армии Николая Ниловича Бурденко. Причем за раскопками наблюдали несколько американских и английских журналистов, которые также засвидетельствовали, что заключение комиссии, насколько они могут понять, полностью соответствует тому, что видели они сами. 

Но попытки обвинить нас, естественно, продолжались. Вдобавок ко всему, на Нюрнбергском процессе наши представители попытались доказать это преступление, но, поскольку в свидетельских показаниях подполковник Аренс был назван оберст-лейтенантом Арнесом (не разбирались наши крестьяне, дававшие показания, в тонкостях немецких званий и имен), то уличить этого подполковника Аренса, командовавшего полком связи непосредственно около места Катынского расстрела, не удалось, а вопрос для трибунала был, строго говоря, второстепенный», – рассказал журналисту «Московской газеты» Вассерман.

«В 1990 году Советский Союз был, как говорится, в долгах как в шелках: Горбачев выпрашивал уже не новые кредиты, а хотя бы отсрочки по старым, и в этом состоянии он и не такие ужасы подписывал. То есть, речь идет именно о самооговоре. Я подозреваю, что последующие власти РФ не поднимали этот вопрос в значительной степени потому, что один из маршрутов экспорта российской нефти и газа проходит через Польшу, и поляки вполне способны перекрыть этот маршрут в ущерб себе и своим партнерам по Европейскому союзу, – отметил собеседник издания. – Но нельзя прощать ложь, и конференция была посвящена именно тому, что обвинение нашей страны в Катынском преступлении ложное, и что признание Горбачева и Ельцина – это самооговор».

Общественный деятель, книгоиздатель Максим Кормушкин при этом в разговоре с изданием назвал заявление посольства Польши в Москве пропагандой. 

«Прежде всего, вызывает недоумение тот факт, что посольство Польши сделало заявление, не ознакомившись, по всей видимости, со всеми материалами конференции, поскольку они еще не были опубликованы. Мне представляется, что это очередной пропагандистский ход. Если бы они хотели сделать серьезное заявление, то им следовало бы указать, какие именно факты были искажены. Но поскольку они отделались общими словами, то, видимо, в посольстве просто не владеют информацией», – рассказал Кормушкин.

«Кроме того, хочется отметить, что на конференции мы, в первую очередь, следовали фактам, а не определенным представлениям об этой проблеме. Все, что происходило вокруг Катыни и Медного в предыдущие годы, носило пропагандистский характер, поскольку выдавались цифры погибших поляков гораздо большие, чем реально было установлено правоохранительными органами. И теперь, когда мы точно стали следовать этим фактам и цифрам, польскому правительству это показалось искажением. Им нужно снова взять в руки документы и тщательно изучить их, – отметил собеседник «Московской газеты». – К сожалению, надо сказать, что Россия немало сделала для того, чтобы признать польскую пропагандистскую компанию. Высшие лица государства делали определенные заявления, пусть и неофициальные, на которые теперь и ссылается Польша. Эти шаги были сделаны, вероятно, в угоду сиюминутной политической ситуации. Государственная дума в 2010 году, например, сделала заявление о признании Катынского преступления, которое планирует дезавуировать депутат Госдумы Алексей Чепа. Но устные заявления, на которые ссылаются поляки, не имеют силу фактов. Россия должна на самом высшем уровне озвучить позицию, основанную непосредственно на фактах, а не на каких-то политических желаниях подружиться с Польшей, тем более, что все понимают, что это невозможно». 

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Москва не делала каких-либо переоценок по делу о Катынском расстреле.

Позицию Кремля по «катынскому делу» Песков не уточнил, отметив, что это сложная и многогранная тема, которую невозможно прокомментировать коротким выступлением. 

По словам пресс-секретаря президента, Варшава зачастую «закрывает глаза на то, что имело место в нашей общей истории и склонна к тому, чтобы априори враждебно относиться и отрицать реальность». 

Депутат Госдумы РФ Алексей Чепа также сообщил, что о военном преступлении известно недостаточно. По его словам, поляки проводили раскопки без официальных поисковых служб России, после чего сделали определенные выводы. Депутат считает, что необходимо провести тщательное расследование с международным участием. 

«Мы не боимся правды. Это надо все дорасследовать, этому надо придать гласность», – отметил Чепа. 

По словам парламентария, Варшава заявляет о 6311 расстрелянных и захороненных под Медным (Тверская область) человек, однако сегодня подняты останки только 243 человек, среди которых были обнаружены и красноармейцы.

 

Ранее «Московская газета» писала об установке в Тверской области информационного стенда, согласно которому факт убийства польских военнопленных, содержащихся в 1939-1940 годах в Осташковском лагере на территории мужского монастыря Нило-Столобенская пустынь, не доказан. 

Однако по другой версии, 6311 поляков, содержавшихся в этом лагере, партиями этапировали в Калинин (так в то время называлась Тверь), где были расстреляны сотрудниками органов НКВД весной 1940 года. Тела убитых якобы захоронили неподалеку от села Медное, расположенного в 30 км от Твери. В этом месте сейчас располагается Государственный мемориальный комплекс «Медное».

Автор: Алёна Лобанова
ТеГИ
Польша, история, обвинения, Катынское преступление
Поделиться
Похожие новости