Новость политики

ДЭГ: непрозрачный инструмент или удобное будущее?

ДЭГ: непрозрачный инструмент или удобное будущее?

Фото © «Московская газета»

09.12.2021 в 21:07:00
2707

Представители КПРФ прокомментировали законопроект об отмене ДЭГ

Депутаты от фракции КПРФ внесли в Госдуму законопроект об отмене дистанционного электронного голосования (ДЭГ). В пояснительной записке предлагается исключить действие соответствующих положений федеральных законов «до завершения формирования полноценной системы дистанционного электронного голосования, обеспечивающей на программно-техническом, организационном и правовых уровнях реализацию всех основополагающих принципов выборов». Также депутаты-коммунисты предложили предусмотреть ответственность лиц, непосредственно вовлеченных в разработку обслуживание программ дистанционного голосования.

Основным поводом для законопроекта КПРФ стали результаты применения ДЭГ на выборах в Госдуму 17-19 сентября 2021 года. Компартия подавала в суд 32 иска по результатам сентябрьских выборов, заявив о сомнительных результатах после внедрения электронной системы. В частности, жалобы поступали на несоответствие результатов классического голосования и электронной подачи.

Оценка КПРФ: ДЭГ – это непрозрачный инструмент

Вице-спикер Государственной Думы, депутат от КПРФ, один из авторов инициативы Иван Мельников прокомментировал «Московской газете» идею законопроекта. «Внесением этого законопроекта депутаты фракции КПРФ реализовали решение октябрьского Пленума ЦК КПРФ, а также выполнили наказы миллионов избирателей, — сказал парламентарий. — На четырёх страницах пояснительной записки подробно изложена наша аргументация относительно всех проблем, связанных с электронным дистанционным голосованием. И смысл самого законопроекта прост: отказаться от этой формы голосования вообще, то есть приостановить действие всех связанных с ней законодательных норм — до того, как будет сформирована полноценная система, всесторонне обеспечивающая основополагающие принципы выборов».

Депутат Госдумы от КПРФ Денис Парфенов в беседе с корреспондентом издания уточнил, что его партия (и он лично) уже не раз сталкивалась с минусами системы – и на выборах в Мосгордуме, и в одномандатных округах, и по партийным спискам в Госдуму в 2021 году. По его оценке, система «совершенно однозначно показала, что это непрозрачный инструмент, который не обеспечивает выполнение закона с точки зрения его соответствия принципам демократии, возможности личного, тайного волеизъявления гражданина».

«Система продемонстрировала свою несостоятельность и с технической точки зрения, потому что мы так и не получили в окончательном виде, во всей полноте, ни программные компоненты этого электронного голосования, ни доступ к проверке голосов – ни в первом контуре блокчейна, ни во втором (который, соответственно, принадлежал правительству Москвы). Опять же, результаты, которые мы видели, противоречат и логике статистики, и практике проведения выборов», — считает Парфенов.

Он добавил, что отсутствие ДЭГ на последних выборах могло бы представить «совершенно другой политический ландшафт», упомянув, что подобную практику уже отменили в других странах, в частности, в Германии.

По его оценке, модифицировать подобную систему слишком трудно, и лучшим вариантом была бы полная отмена.

«Любая технология, будь то самая простая – нож, или самая сложная – искусственный интеллект – ее применение зависит от того, кто и с какой целью ее применяет. Тем же самым ножом можно порезать колбасу и накормить людей, а можно порезать соседа, украв у него кошелек. Все зависит от того, какие целевые установки у субъекта, применяющего технологии. В нынешних условиях капитализма мы считаем, что ДЭГ категорически неприемлемо, в любом виде. И все разговоры о том, что это «прогресс» — способы замаскировать и прикрыть суть вопроса», — заключил Парфенов.

Депутат Мосгордумы Павел Тарасов в комментарии «Московской газете» заявил, что в отличие от традиционных выборов, где хотя бы часть бюллетеней могут подвернуть сомнительным технологиям, то в системе ДЭГ возможность пресечения нарушений отсутствует.

«Оно [ДЭГ, – прим.ред.] полностью отдано на откуп региональным властям. При этом полный доступ ко внутренней части системы. Результаты по Москве это самым ярким образом показывают», — сказал политик.

По его оценке, внедрение электронного голосования сделано сознательно: «Конечно, такую систему нужно закрывать. Понятно, что кому-то было бы удобнее вместо того, чтобы дойти пять минут до ближайшего избирательного участка, ткнуть кнопку в смартфоне, но это вопрос, несопоставимый с тем, можем ли мы вообще доверять тем результатам, которые будут у нас по итогам выборов?»

В текущей обстановке наиболее корректно было бы отменить систему ДЭГ, считает Тарасов. «Есть принципиальная проблема любого электронного голосования: либо проверяемость результата (то, насколько соответствуют подсчитанные голоса реальному волеизъявлению избирателей), либо тайное голосование. На самом деле, одно исключает другое в любой электронной системе».

Законопроект КПРФ «дает возможность еще раз обсудить все за и против»

Политолог, руководитель Политической экспертной групп Константин Калачев также прокомментировал «Московской газете» ситуацию со спорами вокруг ДЭГ, назвав имеющийся опыт платформы «неоднозначным».

«Обычно в качестве аргументов против ДЭГ приводят невозможность соблюсти тайну голосования и деанонимизацию голосующих, — отметил он. — Разработчики системы уверяют, что анонимность и тайна голосования защищены и гарантированы, что инструментом мобилизации и контроля за явкой может быть любая форма голосования, что онлайн никто ничего не может накрутить, да и вообще ДЭГ — это удобно, просто, безопасно. Обладание кодами доступа и мобильным телефоном, на который приходит авторизационное SMS-сообщение, гарантирует, что голосует непосредственно владелец личного кабинета».

С другой стороны, система обрела и критиков системы, продолжил политолог.

«Критики на это возражают, что кто-то, имея доступ в личный кабинет, может голосовать, например, за пожилых родственников, что могут появиться «мертвые души», — пояснил эксперт.

Как отметил Калачев, опыт использования ДЭГ в Москве на платформе, разработанной ДИТ Правительства Москвы, оказался «неоднозначным».

«В то же время серьезных претензий к голосованию на федеральной платформе не было. Критики скажут, что передовые страны не торопятся вводить ДЭГ. Апологеты ДЭГ ответят, что они нам не указ. Что мы в этом вопросе самые прогрессивные. В общем, все аргументы известны. Для меня ключевым является, доверяют или не доверяют ДЭГ избиратели. Менять или дополнять процедуру голосования можно лишь при общественном консенсусе», — подчеркнул собеседник издания.

Калачев добавил, что законопроект КПРФ «дает возможность еще раз обсудить все за и против»: «Пусть даже результат предсказуем, ДЭГ не отменят. Но хоть аргументы еще раз выслушаем».

Есть ли плюсы системы?

Впрочем, не все согласны с жесткой критикой ДЭГ. В частности, политолог Алексей Мартынов не поддерживает инициативу КПРФ, полагая, что инициатива «лишний раз подчеркивает ретроградность зюгановцев».

«Прогресс не остановить. Скоро все выборы перейдут в интернет. 21-й век на дворе!» — прокомментировал он, добавив, что система «максимально прозрачна».

Политолог Игорь Егоров в беседе с «Московской газетой» напомнил, что система ДЭГ начала внедряться еще раньше и на других выборах.

«Система оказалась удобной для людей – необязательно идти на избирательный участок, можно быстро проголосовать через экран смартфона. В принципе, это удобно, и в теории может начать повышать явку», — считает он. Егоров напомнил, что по данной системе уже голосовали и руководители высших постов, включая президента РФ Владимира Путина и других должностных лиц.

«Плюсы его очевидны – и если мы говорим про пандемию, то можно лишний раз не контактировать с большим количеством людей, экономить значительные средства для проведения голосования, разные группы людей могут проголосовать», — описал политолог преимущества ДЭГ.

Но при этом нигде в мире не удалось обеспечить доверие к методам ДЭГ, обратил внимание эксперт. С точки зрения обывателей, система работы электронного голосования не понятна: «Им говорят про какие-то протоколы, шифрования, криптокодирования, системы защиты и т.д. – но в целом это магия. Происходит магия – и появляется результат».

Кроме того, многих смущает то, что результаты «бумажного» и электронного голосования оказались разными, отметил он и напомнил, что к популяризации системы привлекали многих известных людей, в частности, главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова.

Так, Венедиктов выступил против отмены системы ДЭГ, заявив, что результаты голосования были подсчитаны корректно. В качестве альтернативы тот предложил совершенствовать ее «в части открытости и гласности», и в целом поддержал ее инициаторов.

Однако, несмотря на эти попытки, в массовом сознании ДЭГ пока во многом ассоциируется с возможностью применения сомнительных технологий, продолжил Егоров: «Поэтому, с одной стороны, это позитивная тенденция, и от нее никуда не уйти. А с другой, несет очень большие риски для всей политической системы, потому что происходит делегитимация системы выборов».

«Если раньше относительный консенсус сохранялся, то дальше, в случае более ярких выборов (на уровне президентских), будет трудно оценить их легитимность. Чтобы отношение к системе изменилось нужно как минимум четко объяснять принципы работы ДЭГ, разбирать каждую жалобу. Речь идет о совершенно новом способе голосования. Здесь нужно проделать власти, прежде всего, большую работу, чтобы общество и критики согласились с тем, что ЭГ имеет место быть. Может, создать какое-то электронное наблюдение», — заключил политолог.

Автор: Софья Снегова
ТеГИ
дэг, выборы, кпрф, законопроект
Поделиться
Похожие новости