Новость политики

Напряжённость на афганско-таджикской границе растёт, Москве нужно быть осторожной

Напряжённость на афганско-таджикской границе растёт, Москве нужно быть осторожной

Фото © «Московская газета»/ Алёна Черепкова

27.09.2021 в 18:59:00
5610

Накануне исполняющий обязанности главы кабинета министров Афганистана, сформированного талибами* (Талибан* — признан террористической организацией и запрещён в РФ — прим.ред.), Абдул Гани Барадар заявил в эфире катарского телеканала Al-Jazeera, что Таджикистан якобы вмешивается во внутренние дела Афганистана, и пообещал ответить на эти действия

В чём именно выражается это вмешательство Барадар объяснять не стал, ограничившись парой общих фраз: «Таджикистан вмешивается в наши дела, на каждое действие есть противодействие». 

Это туманное заявление можно было бы не воспринимать всерьёз, если бы днём ранее не стало известно, что в граничащую с Таджикистаном афганскую провинцию Тахар талибы* стягивают тысячи бойцов своих элитных подразделений. Эта провинция также примыкает к Панджшеру, где действует движение сопротивления под руководством Ахмада Масуда. Однако об интенсивных боевых действиях в этом регионе в последнее время ничего не сообщается, а в этих районах страны в целом достаточно многочисленную группу населения составляют этнические таджики. 

Вместе с заявлением Барадара картина складывается тревожная. Власти Таджикистана ещё в июле официально обратились за военной помощью к ОДКБ, когда талибы* начали наступление на северные афганские провинции. Впоследствии президент России Владимир Путин пообещал таджикским союзникам всестороннюю поддержку в случае угрозы безопасности республики. И сегодня встаёт вопрос, а не придётся ли воспользоваться обещанной российской помощью, и зачем талибам* понадобилось обострение отношений с соседней страной?

Для начала следует отметить, что в самом Таджикистане факты какого-либо вмешательства во внутренние дела Афганистана категорически отрицают. Политолог, член Национальной академии наук Таджикистана Рустам Хайдаров считает, что талибы* пытаются объяснить внешним недружественным влиянием свои неудачи в управлении страной и неспособность предложить конструктивную повестку народу Афганистана. Хайдаров заверил, что талибы* не смогут эффективно решать социально-экономические проблемы афганского общества, а их радикальные воззрения в конечном итоге приведут к тому, что в борьбу с ними включится большая часть жителей страны, вот они и пытаются заранее подготовиться к этому, подыскивая на роль врага кого-нибудь из соседей. 

Так-то оно так, но от этих объяснений ситуация не становится менее напряжённой. Таджикистан – военный и политический союзник России, на его территории находится 201-я военная база вооружённых сил РФ, и, если на страну реально будет совершено нападение боевиков, Москве волей-неволей придётся вмешаться и взять под защиту дружественную республику, так как сама таджикская армия вряд ли сможет справиться с серьёзной угрозой.

В интервью изданию «Азия-Плюс» посол Афганистана в Душанбе Мохаммед Зохир Агбар, представляющий ещё прежнюю власть, также возложил всю ответственность за нарастающий кризис на талибов*. Он заявил, что Талибан* абсолютно не готов к переговорам ни с таджиками, ни с кем-либо ещё, что их стратегия – война, поэтому надеяться на позитивные контакты с новой афганской властью не приходится. 

Ранее появлялась информация о том, что между талибами* и представителями Фронта национального сопротивления переговоры могли бы пройти как раз в столице Таджикистана, но сейчас такая возможность практически исключена. Режим талибов* стремительно ужесточается, внутри страны вводятся всё новые запреты в соответствии с нормами радикального ислама, а теперь уже звучат угрозы и в адрес соседнего государства.

В то же время, хотя иллюзий насчёт Талибана* никто не строит, власти самого Таджикистана тоже подливают масла в огонь. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон на саммите ШОС 17 сентября призвал мировое сообщество оказать помощь блокадному Панджшеру, который контролируется движением сопротивления. Президент говорил прежде всего о гуманитарной стороне вопроса, но, учитывая убеждённость талибов* в их праве на всю полноту власти в Афганистане, такие заявления вполне могли быть восприняты, как то самое пресловутое вмешательство во внутренние дела. 

Как напоминает политолог Герман Куликовский, таджикские власти дали приют на своей территории нескольким лидерам сопротивления, включая вице-президента прежнего правительства Амруллу Салеха, который после бегства президента Ашрафа Гани взял на себя его полномочия и официально отказался признавать власть талибов*. При этом эксперт отметил, что у Рахмона, по большому счёту, нет другого выбора, кроме демонстрации своей жёсткой позиции по отношению к Талибану*. Талибы* в 1990-е годы поддерживали исламскую оппозицию в ходе гражданской войны в Таджикистане, и до сих пор у их идеологии в республике существует немало сторонников. 

Возможно, таджикским властям выгодно поддерживать определённую напряжённость на афганском направлении, чтобы добиться от Москвы реальных шагов по обеспечению безопасности и стабильности Таджикистана и, тем самым, переложить ответственность за развитие событий на более сильного союзника.

Хотя сам Талибан* – организация преимущественно пуштунская, с националистическим уклоном, ничто не мешает талибам* поддерживать деньгами и оружием другие группировки, состоящие уже из этнических таджиков, узбеков и так далее, что может подорвать стабильность в среднеазиатских республиках изнутри. В этой ситуации российским военным и дипломатом необходимо быть предельно осторожными. Представители МИД, включая министра Лаврова, уже дали понять, что готовы разговаривать с новыми властями Афганистана, если те не будут действовать уж совсем дикими, средневековыми методами. 

Однако, похоже, что что как раз такие методы талибы* уже и начали применять. Но всё же надежда если не на диалог, то хотя бы на нейтральные отношения между РФ и исламским эмиратом пока сохраняется. Поэтому, безусловно, необходимо помогать Таджикистану в подавлении внутренней террористической активности, однако и чрезмерную воинственность Душанбе в отношении талибов* следует сдерживать, чтобы Россия не оказалась слишком глубоко втянута в афганский конфликт. Такой опыт уже был получен 40 лет назад, и его повторение крайне нежелательно ни российской власти, ни россиянам в целом.

* — террористическая организация, запрещенная на территории России.

Автор: Алексей Черников
ТеГИ
афганистан, таджикистан, россия, граница
Поделиться
Похожие новости