Новость политики

Политтехнологи: «Слияние некоторых территорий могло бы создать альтернативный центр силы, несущий опасность для Кремля»

Политтехнологи: «Слияние некоторых территорий могло бы создать альтернативный центр силы, несущий опасность для Кремля»

https://www.discred.ru

18.05.2020 в 16:27:00
4009

В период пандемии в российской политической повестке вновь всплыла тема, обсуждаемая с начала «нулевых» — объединение регионов

Среди прочих поднял эту тему ярославский муниципальный депутат Дмитрий Петровский, на заседании предложивший коллегам по депутатскому корпусу проголосовать за объединение Ярославской и Костромской областей.

Свою инициативу по слиянию регионов парламентарий обосновал экономией средств на содержание чиновничьего аппарата.

«По моим прикидкам, освободится от пяти до семи млрд руб. в год», — посчитал депутат.

Из 37 муниципальных депутатов предложение Петровского поддержали лишь шесть.

Председатель муниципалитете Ярославля Артур Ефремов, проголосовавший против предложения Петровского, отметил, что депутат и ранее выступал с эпатажными инициативами.

Стоит отметить, что некоторые поступки и высказывания бывшего единоросса Петровского, два года назад исключенного из рядов партии власти, действительно принесли ему известность далеко за пределами региона. Видео, на котором парламентарий топчет свой iPad в знак несогласия с американскими санкциями против России, было опубликовано не только региональными, но и федеральными СМИ.

Не менее широкий резонанс получило и высказывание ярославского депутата, связанное с проведением пенсионной реформы. Парламентарий заявил, что вообще отменил бы пенсионный возраст, а Пенсионный фонд бы ликвидировал, предоставив гражданам право самостоятельно решать, на какие средства они будут жить, когда закончат работу.

С критикой Дмитрия Петровского, предложившего «унию» соседствующих федеральных субъектов, выступил и бывший ярославский губернатор, представляющий область в Совете Федерации.

«Эпидемия пандемии взбудоражила не только нашу общественную жизнь, но и действия власти. Оставаясь наедине с собой, чиновники, отправленные на самоизоляцию, начали поднимать вопросы, казалось бы, далекие от их прямых обязанностей в столь сложный момент. Вообще, наша власть, а её сейчас стало больше, чем было в СССР, самая защищённая часть общества в условиях сегодняшнего кризиса. Она не теряет рабочие места, з/плату, и, вернувшись на полноценную службу, продолжит спокойное существование. И вроде бы сейчас, как никогда, должно беспокоить состояние народа, его непростой завтрашней жизни. Но, видимо, у пандемии есть своеобразный побочный эффект, связанный с потерей чувства времени и цели», — написал политик на своей странице в Facebook, отметив, что других объяснений подобным инициативам об объединении он не видит.

Лисицын назвал инициативу ярославских муниципальных депутатов оскорбительной для их коллег из Костромы и посоветовал ярославским мундепам заняться проблемами, непосредственно относящимися к их компетенции.

Интересно, что в бытность губернатором Ярославской области Анатолий Лисицын сам выступал за объединение региона не только с Костромской, но и с Ивановской областью. Было это в 2002 году, и сегодня член Совфеда, по сути, выступает против собственной инициативы.

Жители Ярославской области возможное объединение с соседями, к слову, также восприняли критически. Однако, как бы там ни было, предложение об объединении, озвученное в Ярославле, не единственное. В прошлый четверг в Госдуме обсуждались планы по объединению Тюменской области с ХМАО и ЯНАО. Разговоры об этом также идут уже не первый год.

О возможности укрупнения территорий посредством слияния регионов «Московская газета» поговорила с политконсультантом Андреем Перлой и политическим юристом Олегом Молчановым.

Андрей Перла считает, что из трех видов объединений, обсуждаемых уже длительное время, реальным является только один — объединение маленького по численности населения национального субъекта с крупным субъектом Федерации.

В качестве примера политтехнолог привел объединение Коми-Пермяцкого автономного округа и Пермской области в Пермский край; объединение Таймыра с Красноярским краем, а также объединение Усть-Ордынского Бурятского автономного округа с Иркутской областью, слияние Корякии с Камчаткой и Камчатским краем. Таким сейчас является уже происходящее объединение Ненецкого автономного округа и Архангельской области.

«Во всех случаях речь шла о том, что регион, в котором сравнительно мало народу живёт, в котором очень маленькая областная столица, объединяется с крупным, развитым регионом. При этом те финансово-экономические преимущества, которые есть у маленького национального округа, они как бы транслируются в большой образующийся регион. В частности, в Ненецком автономном округе гораздо выше ВВП на душу населения, чем в Архангельской области. Эти лишние деньги Архангельской области — совсем не лишние, будем жить вместе. Еще один вид объединения — это постоянно обсуждаемое слияние так называемой «Тюменской матрешки», где Ямало-Ненецкий АО, Ханты-Мансийский АО и Тюменская область имеют очень странное законодательство. Каждая из этих территорий — это самостоятельный субъект Федерации с губернатором и собственным парламентом. Но парламент Тюменской области избирается во всех трех регионах. Объединение «Тюменской матрешки» — маловероятно, его не случится в ближайшее время, но оно постоянно будет обсуждаться, потому что к этому есть реальные предпосылки. Это макрорегион, который связан внутренними, очень четкими экономическими связями, поскольку на «северах» происходит добыча, но сервисные службы по отношению к этим добывающим предприятиям расположены в Тюменской области. И губернатор Тюменской области естественным образом оказывается в роли некоего «старшего брата» по отношению к губернаторам ямальскому и ханты-мансийскому. И, наконец, есть третий вариант объединения — это объединение регионов в коренной части страны, по эту сторону Уральского хребта. В центральной России много достаточно бедных субъектов Федерации, с небольшими территориями. Если завтра Кострому сделать вторым городом объединенной губернии со столицей в Ярославле, не факт, что жителям Костромской области от этого станет хуже. Проблема в другом: станет ли им от этого лучше?» — прокомментировал ситуацию Перла.

Эксперт отметил, что статус самостоятельного субъекта Федерации предусматривает самостоятельные отношения с федеральным центром и возможность самим получать трансферты из федерального бюджета, что является определяющим фактором при разговорах об объединении.

«Если ваш город — больше не столица собственного региона, а второй или даже третий город региона большего, то и трансферты федерального бюджета идут вовсе не в ваш город, а в столицу — в данном случае в Ярославль. А из Ярославля эти деньги, может быть, дойдут до Костромы, а может быть, и нет. Поскольку это ясно всем и в Костроме, и в Ярославле, и в Москве, в отличие от случая объединения Ненецкого автономного округа и Архангельской области, здесь предпочтут семь раз отмерить и только потом отрезать. Тем более что никому не нужен дополнительный источник социально-политического напряжения, в условиях, когда населению и так страшно — оно недовольно всем, что происходит во время эпидемии, да ещё и перед сентябрьскими выборами. Лисицын, как опытный политик, скорее сделает так называемую «прививку», вбрасывая тему, чтобы потом сказать, что «вот, мы вовремя подсуетились и спасли наших граждан от плохого решения федеральной власти», — подытожил Андрей Перла. Он отметил, что появление темы объединения регионов — скорее возвращение к нормальной повестке, многие темы которой «подвисли» во время эпидемии.

Олег Молчанов отметил, что в целом «пора объединений» закончилась, но некоторые варианты реализовать еще возможно. Отдельные объединения, по мнению эксперта, могли бы создать альтернативный центр силы, несущий опасность для Кремля.

«С управленческой точки зрения желание что-то с чем-то объединить — вполне логично. Чем меньше у тебя подчиненных, направлений работы, тем тебе легче работать. Поэтому, чем меньше подведомственных регионов и территорий, тем для Москвы проще. Все те территории, которые были маленькие и экономически зависели от крупных соседей, их давно уже присоединили. Усть-Ордынский автономный округ, Бурятский автономный округ и другие. Из маленьких территорий, которые остались и которые еще можно объединить — Горный Алтай, который можно вернуть в состав Алтайского края, как это было в последние 200 лет. Насчет Архангельска и НАО — не знаю. Про Еврейскую автономную область можно подумать. Но там надо смотреть, как они сами настроены. Самый крупный город, куда ездят за покупками и который они считают своей столицей, — это Хабаровск», — считает политический юрист.

Все остальные объединения, по мнению Олега Молчанова, наверное, были бы не очень жизнеспособными, поскольку, например, валовый региональный продукт того же Ямало-Ненецкого автономного округа сильно превышает ВРП Тюменской области. И ВРП Тюмени примерно равен ВРП Ямала, то есть их объединение в один округ даст один супер-регион, который будет сравним по влиянию с Москвой.

«Это очень сильно перекроит и политическую, и другие карты России. Думаю, что это нереально», — подчеркнул собеседник «Московской газеты».

Оценивая перспективы объединения Ярославской области с Костромской и Ивановской, Молчанов отметил, что смысла это не имеет, поскольку все перечисленные регионы — самодостаточные, «неплохие по экономическому соотношению». Осуществлять объединение ради «формализма и удобства работы», по мнению эксперта, не стоит, так как в некоторых регионах уже есть негативный опыт.

«Через десять лет после объединения Камчатки и Корякии чиновников, занятых государственным муниципальным управлением, стало почти в два раза больше, чем было в двух регионах вместе взятых. То есть в реальности экономии никакой не произошло — зарплаты выросли. Бюрократия живет по своим законам, и количество субъектов ее размножению никак не мешает. Что касается сегодняшней позиции Лисицына, губернаторы и остальные чиновники сразу после того, как перестают быть частью вертикали, кардинально меняют свое мнение на противоположное — это обычное дело. Когда их спрашиваешь, почему так, они говорят: «Ну, тогда мы высказывали не свое мнение, а мнение сверху. А сейчас я свободен в своих высказываниях», — подытожил Молчанов.

Автор: Антон Стариков
ТеГИ
объединение регионов, Ярославская область, Костромская область
Поделиться
Похожие новости