Новость общества

Конфликт в НМИЦ имени Блохина: справедливые претензии или «раскачивание лодки»?

Конфликт в НМИЦ имени Блохина: справедливые претензии или «раскачивание лодки»?

Фото © «ТАСС»/Михаил Почуев

19.10.2019 в 14:42:00
1384

Конфликт вокруг ситуации в НИИ детской онкологии и гематологии Национального исследовательского центра (НМИЦ) им. Блохина не только не утих, но, напротив, набирает обороты: это стало понятно после пресс-конференции, прошедшей 18 сентября в пресс-центре «Росбалт».

Спикеры представляли «иную сторону» баррикад. Свою позицию высказали бывшие заместители директора НИИ Георгий Менткевич и Максим Рыков, а также другие уволившиеся сотрудники. Председатель профсоюза «Альянс врачей» Анастасия Васильева утверждала, что на мероприятие были приглашены директор НМИЦ им. Блохина Иван Стилиди и уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова, однако по факту их не было.

Напомним вкратце историю вопроса.

«Это что за мода такая?»

30 сентября на YouTube-канале профсоюза «Альянс врачей» появилось видеообращение сотрудников НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ им. Н.Н. Блохина: они обещали уволиться, если руководство не выполнит их требования. Главное требование — увольнение директора института Светланы Варфоломеевой, назначенной на эту должность несколько месяцев назад.

По мнению авторов обращения, руководство «терроризирует сложившийся трудовой коллектив», а «начисление заработной платы сотрудников превратилось в закрытый и несправедливый процесс, который направлен на выдавливание неугодных». В обращении фигурировали невероятные (причем не только для Москвы) цифры зарплат: 13532 руб., 7332 руб., и даже 1785 руб.

Само учреждение, по мнению врачей, находится далеко не в лучшем состоянии: грибок и плесень в лечебных боксах, серьезные проблемы с вентиляцией, переполненные палаты. Также возмущение врачей вызывает тот факт, что строительство новых корпусов ведется уже порядка 20 лет, причем их ввод в эксплуатацию год от года откладывается.

Как и в любом поединке, начался обмен ударами — в нашем случае, к счастью, информационными. Директор НМИЦ им. Блохина Иван Стилиди, как пишет «Независимая газета», заявил:

«Причина обращения в том, что была приглашена высокоуважаемая мной Светлана Рафаэлевна на должность директора. Естественно, были некоторые мероприятия проведены по повышению дисциплины производственной подразделений в работе института. Были предложены некоторые векторы развития в соответствии с современными требованиями онкогематологии и в детском и во взрослом возрасте. Все это вызвало негативную реакцию».

По ситуации высказался и президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль:

«Даже если вы будете на 100 процентов правы, и действительно это все так, я вас все равно не поддержу. Не поддержу потому, что ставить любые амбиции на весы здоровья детей — это невозможно. Что это значит, что это вы все собрались уходить — а лечить кто будет? Вы написали заявление, через две недели ушли — дальше что? Это что за мода такая?»

Давление не обнаружено

Пресс-служба Минздрава опубликовала комментарий, в котором сказано, что «выступления четырех врачей НИИ детской онкологии и гематологии являются грубым нарушением врачебной этики и деонтологии». Министерство провело проверку в НМИЦ, и 10 октября «Российская газета» опубликовала данные о ее итогах. 

Одна из главных претензий была к протоколам лечения — впрочем, справедливости ради стоит отметить, что они использовались и до прихода Светланы Варфоломеевой.

«Доказано, что они неэффективны, мир ушел далеко вперед», — цитирует «РГ» члена комиссии, президента НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева Александра Румянцева.

Также комиссия отметила недостаточный уровень цифровизации центра и недостаток узкопрофильных специалистов.

Вопрос с зарплатами, согласно выводам комиссии, предстает несколько в ином свете. В целом по центру за год она увеличилась на 11 процентов, а конкретно в детском институте — на 34 процента. Так, в 2018 году его врачи получали 134 тысячи, а за такой же период года 2019-го — 179 тысяч. Однако в летний период заработная плата действительно понизилась.

«Мы проанализировали весь фонд заработной платы. В мае и в июне фонд был увеличен примерно на 45 миллионов. Это говорит о том, что накануне отпусков люди получали зарплату вперед. Само собой, в июле фонд сократился. Однако Стилиди также говорил, что его ныне уволенный заместитель допустил ошибки в планировании финансово-хозяйственной деятельности. Эти ошибки уже признаны и будут исправлены», — сказала глава рабочей комиссии, директор департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава России Елена Байбарина.

При этом Байбарина отметила, что сотрудников, которым якобы начислялись те самые вызвавшие общественный резонанс мизерные зарплаты, выявить не удалось. В обнародованных документах, как пояснила глава комиссии, не было ни фамилий, ни периода начисления зарплаты.

Не нашли подтверждения, по мнению членов комиссии, и факты давления на персонал со стороны Светланы Варфоломеевой.

Врачи, записавшие видеообращение, с выводами комиссии не согласились.

«Она была составлена из людей, принимающих решения, которые не устраивают очень большую часть специалистов института детской онкологии, пациентов, их родителей», — заявил на пресс-конференции в «Росбалте» Георгий Менткевич.

Плесень преткновения

11 октября на телеканале «Россия 24» вышел сюжет, в котором утверждается, что в отделении трансплантации костного мозга НМИЦ им. Блохина, которым до недавнего времени руководил Георгий Менткевич, в палатах и даже в боксах для реанимации были найдены не только инфекционные бактерии, но и споры грибов. Аналогичная ситуация в отделении химиотерапии. Сообщается, что об этом было известно еще в прошлом году. Отделение химиотерапии, как следует из сюжета, предлагалось закрыть на ремонт, однако этому якобы сопротивлялись те самые врачи, которые выпустили видеообращение. 

На пресс-конференции в «Росбалте» Георгий Менткевич опроверг информацию о плесени в отделении трансплантации костного мозга, назвав ее «абсолютно беспочвенным обвинением»:

«Это отделение первое в России, оно было сделано немецкой компанией. Каждый месяц, два раза в месяц, проверяется на чистоту воздуха. И никогда в этих стерильных палатах не было высеяно грибов. Трансплантационная летальность в нашем отделении не превышает 3 процента, она соответствует международному уровню, особенно с учетом того, что мы не трансплантируем пациентов с пластической анемией, с какими-то доброкачественными заболеваниями, у нас только тяжелые рецидивные больные. Поэтому это абсолютно беспочвенное утверждение, кроме всего прочего оно просто даже я бы назвал это ложью — то, что в отделении трансплантации есть грибы и они опасны для пациентов», — заявил Менткевич.

Директор НИИ детской онкологии и гематологии Светлана Варфоломеева в разговоре с корреспондентом «Московской газеты» пояснила: «есть официальные данные эпидемиологического исследования, свидетельствующие о наличии в отделении трансплантации плесневых грибов — по крайней мере, с 2018 года. Эти документы, по словам Варфоломеевой, имеются в распоряжении комиссии».

Также Светлана Рафаэлевна подтвердила информацию о смерти ребенка из-за грибкового процесса — это произошло в отделении гематологии. Сейчас, по ее словам, в отделении идет ремонт, в том числе и системы вентиляции.

«Для меня этот конфликт иррационален…»

Корреспондент «Московской газеты» побеседовал со Светланой Варфоломеевой о том, что, на ее взгляд, стало причиной конфликта в одной из крупнейших онкологических клиник страны.

— Постоянно педалируется мысль, что этот конфликт внутри института детской онкологии, — говорит Светлана Рафаэлевна. — Но не может быть конфликта в институте детской онкологии, если в нем участвуют неработающие там люди.

— Как это — неработающие?

— Отделение трансплантации, сотрудники которого являются главными действующими лицами, выведено из структуры детского НИИ, оно мне не подчиняется. Поэтому я не могу административно давить на тех, кто в нем работает. Я ни с кем не конфликтовала, я вообще не сторона конфликта, потому эта ситуация для меня абсолютно иррациональная. Должна быть работа — планомерная, открытая, чтобы в обсуждении лечения пациентов и объемов финансирования принимали участие все стороны этого процесса.

— Были разговоры о том, что вы ужесточили дисциплинарные требования к сотрудникам…

— Мне сложно судить о том, что было раньше, но я не ужесточала никаких требований, а привела их к тому стандарту, который должен быть. У нас нет дисциплинарных взысканий, наказаний, выговоры тоже никому не объявлялись. Рабочий день начинается в 8:30, заканчивается в фиксированное время.

— В своем выступлении на пресс-конференции в «Росбалте» Георгий Менткевич отверг все претензии к благотворительному фонду «Настенька», членом попечительского совета которого он является. Менткевич заявил, что именно фонды оплачивают трансплантации, когда квоты исчерпаны, и вся их деятельность абсолютно прозрачна.

— Пожалуйста, так и напишите: нет ни одного моего интервью или прямой речи о том, что фонд «Настенька» — плохой или недобросовестный. И когда Иван Стилиди рассказывал о каких-либо схемах, он говорил не о работе фонда. У нас есть несколько пресс-релизов о распределении денег, поступивших от фондов — это вопрос работы центра. Я с огромным уважением отношусь к фонду «Настенька» и к другим благотворительным фондам. Могу предположить, что в медиаполе вбрасывается недостоверная информация, чтобы настроить благотворительные организации против меня и моих коллег, чтобы накалить обстановку еще больше. Например, буквально накануне пресс-конференции в одном из крупных изданий вышла статья, где абсолютно неверно и однобоко трактуется наша позиция. Вы думаете, это произошло случайно?

— На пресс-конференции прозвучала мысль, что вы можете запросить всего 5 квот на детскую трансплантацию.

— Мы запросили 85 квот на детскую трансплантацию — это в четыре раза больше, чем было ранее.

— Почему, на ваш взгляд, конфликт не только не утихает, но, наоборот, разгорается с новой силой?

— Я не знаю. У меня нет ни времени, ни сил этим заниматься. Я занимаюсь своей работой — организовываю лечебный процесс и сама в нем участвую. Это, на мой взгляд, важнее.

Автор: Алексей Нилов, Дарья Евсеева, Ксения Куркатова
ТеГИ
онкоцентр им. Блохина, НИИ детской онкологии НМИЦ им. Блохина
Поделиться
Похожие новости