Новость общества

Насколько социально социальное такси? Воспользоваться услугой в Москве весьма непросто

Насколько социально социальное такси? Воспользоваться услугой в Москве весьма непросто

Фото © «Московская газета»

30.11.2022 в 18:38:00
1998

Журналист «Московской газеты» поговорил с жительницей столицы, страдающей онкологическим заболеванием и имеющей ограничения в мобильности, о том, насколько ей помогает представляемая «Мосгортрансом» услуга социального такси

Помощник депутата Мосгордумы Сергея Митрохина Мария Чуприна рассказала в своём Telegram-канале, как выборочно и неполно, с ее точки зрения, осуществляется услуга социального такси в Москве. В качестве источника она сослалась на жительницу столицы с заболеванием позвоночника и суставов. «Московская газета» связалась с москвичкой и получила подтверждение этой информации.

Сколько таксистов у службы на всю Москву?

«Сама процедура дозвона до службы соцтакси трудная, — начала рассказ жительница Москвы, учитель английского языка Мария. — С 8 до 11 утра дозвониться практически невозможно. Сейчас у них новый автоответчик, который говорит, например: «Вы десятый в очереди», и дальше минут двадцать можно слушать музыку, продолжая дозваниваться и тратить свои деньги. Автоответчик даёт подробную информацию, в том числе, как отказаться от машины. Но зачем лично мне знать, как отказаться от машины, если, когда я дозвонюсь, телефонист, скорее всего, скажет мне: «Дата закрыта, машин нет?»

В услугах соцтакси есть категория «плановых поездок», которые осуществляются по одному адресу, а поездки по разным адресам, даже если это корпуса одного медучреждения, считаются «разовыми», и планировать их нужно за три дня, сообщила Мария.

«У меня главное здание поликлиники на улице Заморёнова, а филиал на Шмитовском проезде, — говорит собеседница. — Если я в одну неделю захочу назначить себе 3 процедуры у 3 врачей, я не попаду в плановые поездки. Остаются разовые. Мне нужна машина на такую-то дату, вы звоните за 3 дня. Однажды я дозвонилась всего за 5 минут. И мне сказали, что дата закрыта».

По мнению женщины, квота плановых поездок социального такси уходит на детей-инвалидов, которые ездят на учёбу, и инвалидов по зрению, которые добираются до работы. Все остальные граждане, которым требуются услуги социального такси, в основном вынуждены пользоваться разовыми поездками. «У среднестатистических инвалидов районная клиника в одном месте, онкодиспансер в другом, офтальмолог — в третьем», — заметила Мария.

«Мне кажется, даты разовых поездок для обычных инвалидов, не слепых и не детей, закрываются заранее. Предположим, 20 ноября они начнут принимать заявки на декабрь и очень быстро распределят все машины на все даты. Дозвонюсь я за день до времени нужной мне поездки или не дозвонюсь, это ни на что, я думаю, не влияет. Иногда, конечно, удается поймать машину с первого раза, когда кто-то от неё отказался. А иногда после 10-15 звонков и слушания музыки всё напрасно. Так что для меня на 99,9% это бесполезная система. В лучшем случае, клиента ставят на лист ожидания и говорят, что позвонят, если появится машина. Но за 10 лет, которые я пользуюсь социальным такси, мне ни разу не позвонили», — говорит москвичка.

За эти 10 лет количество машин социального такси резко сократилось, считает Мария: «Можно узнать, сколько инвалидов обслуживает служба социального такси и сколько водителей на линии имеет сейчас, какие были показатели 10 лет назад. Сейчас у них зарегистрировано 20 тысяч клиентов, а водителей на линии, по слухам, — 36. Можно узнать, сколько клиентских заявок служба социального реально удовлетворяет. Социальное такси — очень удобная вещь, но оно должна работать как следует. Иначе зачем кричать на каждом углу, что у нас оказывается помощь инвалидам?»

В текущем месяце, по словам Марии, ей однажды очень повезло — поездку в онкоцентр удалось получить накануне, даже без предварительного пребывания в листе ожидания. Но и тут пришлось немного понервничать, зная, как организована логистика социального такси.

«Из личного опыта мне известно, что за двадцать минут до приезда машины могут позвонить и сказать, что она опоздает на 2 часа. От этого немного «потряхивает», — призналась собеседница «Московской газеты». — С другой стороны, раньше, если ты отказывался от машины позднее, чем за два часа до поездки, то должен был платить штраф. У меня как-то раз был гипертонический криз, я не поехала к врачу и пришлось платить штраф: квитанцию нужно было оплатить в банке и привезти в офис службы. Теперь такого нет. А врач ведь не будет тебя ждать, и приходится лихорадочно искать другие способы успеть на приём. Однажды я заказала социальное такси, и меня просто забыли забрать. Я тогда устроили скандал, и машина нашлась через 10 минут на соседней улице. Однажды, когда онкоцентр был ещё на Бауманской, я вышла на улицу, вижу стоит машина социально такси. Но у водителя через час заказ на Семёновской, и он ждёт. Хотя спокойно мог бы отвезти меня в онкоцентр, вернуться и забрать человека на Семёновской. Зачем этот часовой антракт?»

Насколько часто приходится пользоваться социальным такси?

«В этом вопросе нет какой-то большой регулярности. Когда у меня было обострение, я плохо передвигалась и поэтому пользовалась часто. А с сентября этого года даже по выходным и даже к врачу найти машину почти невозможно. Поэтому я ищу альтернативные пути и прибегаю к городскому транспорту. Но городское такси, по-моему мнению, за последние 4 года резко упало по качеству водителей. К тому же, стоимость поездки туда-обратно равно стоимости бесплатно предоставляемого государством препарата для онкобольного. А с марта эти лекарства выписывают только на 30 дней. Какой смысл гонять онкобольных каждый месяц в аптеку, я не понимаю», — недоумевает жительница столицы.

5 лет назад Марии довелось услышать, что такое «выдавливание из услуги» социального такси.

«У меня тогда ещё были плановые поездки. Мне позвонила женщина из соцтакси и сказала: «Вы в списке злостных пользователей — заказываете машину, а потом отказываетесь». Я ответила: «Простите, а если машина приезжает с опозданием на 2 часа, какой врач меня будет принимать?» Женщина сначала говорила со мной довольно агрессивно, а потом, когда я объяснила ситуацию, изменила голос, призналась, что уже не первый раз слышит объяснения, подобные моим, и употребила выражение «выдавливание из услуги». Я подумала, что она имеет ввиду звонки «злостным пользователям», который ей приходилось делать», — рассказала москвичка.

Доступность онкоцентра и онкопрепаратов

По словам Марии, что касается транспортной доступности одного из медучреждений и препаратов по электронным рецептам, то это отдельная история.

«До городской онкобольницы №1 можно добраться только на маломерном автобусе 317, курсирующем от метро «Ленинский проспект». Сотрудники больницы добираются туда на этом автобусе по утрам. Недавно я ехала туда днём, вместе с другими пациентами: представьте, бабушки с палками, как хоккеисты, штурмуют маломерный транспорт. На пути до больницы автобус делает всего одну промежуточную остановку, но, по моему опыту, сесть на ней уже никто не может», — рассказала москвичка.

С получением онколекарств по электронному рецепту, по словам женщины, тоже свои трудности.

«Врач-онколог из Городской онкобольницы №1 выписывает мне электронный рецепт, звонит и сообщает, что я могу получить препарат в аптеке. Я еду в аптеку, а там мне говорят: «для получения этого лекарства вам нужен бумажный рецепт из вашей больницы». И я возвращаюсь, встаю в очередь в регистратуру, которая может занять от 20 минут до часа, предъявляю паспорт, чтобы мне нашли в стопке бумажных рецептов мой — по электронному рецепту я должны была бы предъявить только медицинский полис, и снова еду в аптеку», — посетовала женщина.

После разговора с Марией «Московская газета» направила редакционные запросы в Департамент транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры города Москвы и Департамент здравоохранения города Москвы.

Дозвониться до службы социального такси удалось только с шестой попытки: устных комментариев в службе не дали и попросили отправить запрос в транспортное ведомство.

У соцтакси «тонированные стёкла»?

Служба социального такси является бюджетным институтом и получает финансирование из бюджета Москвы, сказал «Московской газете» депутат Мосгордумы Сергей Митрохин.

«Если в службе зарегистрировано 20000 клиентов, а на линии работает 36 водителей — это безобразие и издевательство над людьми, — считает парламентарий. — Но это закрытая информация, она нигде не публикуется, в городском бюджете её не найдёшь. Изначально женщина, о которой вы говорите, обратилась со своей проблемой ко мне. По этому поводу я уже написал обращение в «Мосгортранс». Социальное такси — малопрозрачная структура, контролируемая теми московскими чиновниками, которые отвечают за её финансирование. Я бы хотел разобраться в этом вопросе».

Ответ ведомства: у проблемы должна быть фамилия

В Департаменте транспорта на редакционный запрос «Московской газеты» не ответили. Издание направило запрос в «Мосгортранс».

В Департаменте здравоохранения Москвы редакции сообщили, что с проблемой жительницы столицы в получении лекарств по льготному рецепту ведомство готово разбираться лишь адресно, получив личные данные пациентки.

«Сегодня москвичам для того, чтобы получить выписанные врачом лекарства, в том числе льготные, достаточно предъявить QR-код электронного рецепта на экране мобильного устройства в мобильном приложении ЕМИАС.ИНФО или личном кабинете пациента на портале mos.ru, — сообщили «Московской газете» в пресс-службе Департамента здравоохранения. — Также имеется возможность скачать и распечатать QR-код для предъявления в аптеке лично. Кроме того, для тех пациентов, кто не готов пользоваться рецептом в электронном виде или хочет купить лекарства в аптеке, еще не подключенной к ЕМИАС, сохранена возможность получить рецепт у врача на традиционном бумажном бланке. Для получения лекарства по льготному электронному рецепту, вместо QR-кода пациенты также могут предъявить свой полис ОМС. При этом важно подчеркнуть, что аптечный пункт находится в Центре амбулаторной онкологической помощи Городской клинической онкологической больницы № 1 на Загородном шоссе. В случае предоставления данных пациентки, столкнувшейся с проблемой выдачи препарата по электронному рецепту, Департамент здравоохранения Москвы готов разобраться в ситуации детально».

Кроме того, для пациентов с подозрением на онкологические заболевания или с подтвержденным диагнозом в рамках нового столичного стандарта оказания онкологической помощи, в Москве внедрен проект «Персональный помощник», сообщили в пресс-службе ведомства.

«Он (проект, — прим.ред.) был разработан, чтобы человек не оставался один на один со своей болезнью и всегда мог рассчитывать на всестороннюю поддержку. Персональные помощники записывают пациентов на прием к врачу или на исследование, проверяют ведение медицинской документации и отвечают на все возникающие вопросы по сопровождению. О возможности сопровождения персонального помощника пациенты узнают в поликлинике при направлении к онкологу. При согласии на такое сопровождение пациент получает карточку персонального помощника с его фамилией, именем и телефоном. Пациент может звонить напрямую персональному помощнику по вопросам сопровождения. Помощник же, получив информацию о новом пациенте, связывается с ним для дальнейшей работы», — отметили в департаменте.

«Дополнительно сообщаем, что по вопросам транспортной доступности и корректировки маршрутов необходимо обратиться в Департамент транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры города Москвы», — добавили в ведомстве по поводу транспортной доступности Городской онкологической больницы №1 на Загородном шоссе.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
москва, соцтакси, мобильность
Поделиться
Похожие новости