Новость общества

Руководство роддома №27 уволили после жалоб москвичей

Руководство роддома №27 уволили после жалоб москвичей

https://www.censis.com

07.12.2019 в 18:11:00
13701

Депздрав отреагировал на жалобы столичных семей на роддом № 27

Руководство родильного дома при ГБУЗ «ГКБ им. С.И. Спасокукоцкого ДЗМ» (бывшего роддома № 27) уволили после жалоб пациентов.

Как сообщили в пресс-службе Департамента здравоохранения г. Москвы, после проведения внутренней проверки была уволена заведующая филиалом роддома Марина Сармосян, а также заведующие всех отделений учреждения.

Представитель активной группы граждан сообщил «Московской газете», что Сармосян задержали, она находится в СИЗО.

Международный статус за доброжелательность к ребенку?

Роддом славился хорошими отзывами, совсем недавно ему был присвоен международный статус как «больнице, доброжелательной к ребенку».

Сармосян в интервью журналистам озвучивала показатели по проценту кесарева сечения в больнице: 13%, в то время как в остальных РД — 30%.

Однако, по словам пациентов, уже целый год в отделении патологии беременности больницы были замечены нарушения, которые сказались на здоровье детей.

В социальных сетях москвичи писали, что некоторые семьи подписывали контракт с заведующей Сусанной Паносян, некоторые наблюдались на бюджетной основе. Когда подходил срок, мамы приходили рожать. Во время беременности женщины сдавали анализы, КТГ, делали УЗИ. Всё было в норме. Однако при родах в некоторых случаях возникали осложнения.

«Они давили так, что я даже через передозированную эпидуралку почувствовала, искры из глаз»

Татьяна и Роман 10 ноября 2018 г. столкнулись с тем, что их новорожденную дочь принимали с помощью приема Кристеллера. Предварительно врачи передозировали вводимую через перфузор эпидуральную анестезию (ЭА).

«Ребёнок по каким-то причинам задыхался, а раскрытия для прохода плода не было,  поэтому заведующая Паносян предложила ЭА», — рассказывает Татьяна.

По словам девушки, она подписала бумагу на согласие, хотя сама хотела кесарево. Её оставили на время, чтобы подействовала анастезия. Когда врачи вернулись, то оказалось, что, хотя было полное раскрытие, у нее онемела нижняя часть тела. Решили подождать, когда ЭА отойдет. Опять ушли, но эпидуралка так и продолжала литься в кровь, пока не закончилась. Но заведующая заверила, что всё в порядке.

«Примерно в 13:40 она (анестезия) действительно начала отходить. У меня поднялось давление, оно скакало 140–160, у ребенка участилось сердцебиение», — рассказывает Татьяна. —  Тогда Паносян приняла решение вызвать заведующую филиалом РД при ГКБ им.  Спасокукоцкого Марину Сармосян, еще трех медиков и реанимацию. По меньшей мере, 17 человек. Было решено «выдавливать» ребенка. Они давили так, что я даже через передозированную эпидуралку почувствовала, искры из глаз летели. Ребенка вытащили. У Оливии голова была фиолетовая, тело еще розовое. Она не дышала. Они положили ее на живот, ребенок начала хрипеть. Пересекли быстро пуповину. В сторону реанимационного зала понесли. И там реаниматологи кричали: адреналин, сода. Я слышала, как они там орали».

Новорожденная пробыла в реанимации три дня, на второй день состояние девочки резко ухудшилось.

«Погрузили ее [ребёнка] в искусственную кому. У Оливии раздулось одно легкое, сосуды проявились даже на рентгене, — объясняет мать новорожденной. — Я не знаю, что у них там произошло. Ребенок перестал усваивать еду. На третий день они стали выводить ее из комы. Вообще никаких рефлексов не появилось, она лежала пластом».

Дочь Татьяны перевели в НПЦ «Солнцево».

«В медучреждении заверили, что ее там спасут, подлечат. Но вышло только хуже. Заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии сразу сказал, что шансов нет. Примерно через месяц ребенка перевели в ГБУЗ ДГКБ № 9 им. Г.Н. Сперанского ДЗМ. Там сделали рентген и отправили обратно в Солнцево. К этому моменту у ребенка начался генерализованный сепсис. На пятый день дали результаты анализов: высеялся гемолитический стрептококк. Внутрибольничная инфекция роддома».

Мать девочки полагает, что заражение произошло из-за того, что ребенку не меняли катетер: «Пока мы ходили по больницам (были также в НЦЗД), нам звонила Сусанна Паносян и оказывала  давление».

По словам Татьяны, заведующая отделением патологии беременности роддома № 27 настаивала на том, чтобы родители бросили лечение дочери, оставив ее в  паллиативном статусе.

Был двухнедельный перерыв, когда ребёнка перестали возить по больницам. Но вскоре пришлось вернуться в реанимацию, поскольку, по словам собеседницы издания, в НЦС «Солнцево»  девочку заразили цитомегаловирусом, рассказывают родители.

«Не одного моего ребенка там заразили, многих. Анализы, которые мы сделали в Детской инфекционной больнице № 6, показывали, что процесс заражения начался недавно», — подчеркнула Татьяна.

Сейчас годовалая Оливия не набирает вес из-за агрессивного лечения группой антибиотиков. У нее поднимается давление до 170.

«Ребёнка приняли, но когда его достали, он не кричал»

1 октября в том же отделении рожала Милена. Ей, как и Татьяне, сделали эпидуральную анестезию. По словам девушки, через два с половиной часа посла этого врачи вернулись.

«Раскрытия не было, снова что-то вкололи. В родбоксе было много медиков, в том числе заведующая роддомом М.А. Сармосян и заведующая отделением патологии беременности С.Р. Паносян. Мне стало плохо, мутило, не было сил тужиться, я попросила кесарево. Но врачи после общего консилиума отказали. Они говорили: «Ты молодая, куда тебя резать?» К вечеру произошло раскрытие. Ребёнка приняли, но когда его достали, он не кричал. Сразу в реанимацию, принялись откачивать», — рассказывает Милена.

Это мог быть живой мальчик Дамир, но нет. Малыша перевели в НПЦ «Солнцево». Через 23 дня ребёнка не стало.

Были и ещё случаи, когда после применения приема Кристеллера («выдавливания» ребенка) и передозировки ЭА у новорожденных дебютировали необратимые воспалительные процессы, они подхватывали инфекцию.

«Из-за ЭА и тяжёлых родов всё подписывала»

У Валерии ребенок родился с гигромой головного мозга. Малышу Марии пришлось делать трахеостомию, несколько месяцев малыш был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких (ИВЛ), также у него диагностировали пороки развития мозга.

Изо дня в день родители борются за жизнь своего ребенка. А супруги Кирилл и Ирина каждый день ездят к своему сыну Борису в детскую больницу №9 имени Сперанского. Из-за воспалительных процессов, которые развились на 19-й день со дня рождения (21 апреля 2019 г.), у ребенка начался менингит и он впал в кому.

Как рассказывают родители, ребенка нужно было пролечить курсом антибиотиков, но в роддоме им об этом не сообщили.

«В рекомендациях, данных нам роддомом, значилось только необходимость сдать мочу на 30-й день жизни. Значит, все в порядке, подумали мы. И все заняла радость встречи с долгожданным сыном», — рассказывает Кирилл, отец мальчика.

По словам матери Ирины, во время беременности ей периодически подносили какие-то бумаги на подпись. Супруга рядом не было, а она была, как ей казалось, в невменяемом состоянии из-за ЭА и тяжёлых родов, всё подписывала. Врачи сообщили Ирине, что у ее ребёнка гематома, родовая опухоль и вмятина на голове, но заверили, что всё пройдет. Однако уже семь месяцев малыша не могут вывести из этого состояния.

У ребенка Валерии К. была диагностирована пневмония из-за того, что он каким-то образом наглотался амниотической жидкости, и судороги из-за инфекции, которую якобы перенесла мать во время беременности. Было кровоизлияние, он впал в кому, его перевели на седативные препараты в отделении реанимации НПЦ «Солнцево». Мальчик пришел в себя, но останется инвалидом.

В департаменте ответили, что всё было по регламенту

Супруги Татьяна и Роман подавали заявления в Коптевский межрайонный следственный отдел и СК России. 14 октября 2019 г. им было направлено постановление о признании их потерпевшими и возбуждении уголовного дела «против неустановленных лиц». В СК сообщили, что дело находится «на контроле в центральном аппарате Следственного комитете Российской Федерации».

Кирилл и Ирина обращались в межрайонную прокуратуру. Были возбуждены уголовные дела, которые сначала отменили «в связи с отсутствием в материалах проверки объективных данных, указывающих на признаки преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 293 УК РФ». Но теперь их удалось обжаловать, ведется следствие.

Все семьи, обозначенные выше, отправляли обращения в Департамент здравоохранения города Москвы, уполномоченному по правам человека города Москвы, в Росздравнадзор, Минздрав.

В департаменте им ответили, что всё было по регламенту: медицинская помощь оказана с соблюдением порядка, утвержденного приказом и стандартом Минздрава России. При этом указали на ряд нарушений правил ведения медицинской документации, признали, что медиками были допущены ошибки при оценке состояния по шкале Апгар, оценке эффективности противосудорожной терапии, оказании реанимационной помощи в родильном зале. В департаменте также сообщили, что выданы предписания и применены дисциплинарные меры, но ведомство не вправе отстранять сотрудников роддома от должности.

Кирилл и Ирина заказывали экспертизу об оценке качества медицинской помощи в ГКБ им. С.И. Спасокукоцкого, которая выявила определенные нарушения.

Но до тех пор, пока семьи не решили действовать сообща, попытки добиться справедливости не приносили результатов. 

«По отдельности не добьемся правды. СК не верит в перспективность дел против врачей. В последние пять лет к уголовной ответственности не был привлечен ни один врач. Даже условно», — отметил Кирилл, отец мальчика Бориса, находящегося в коме.

«Детям просто ставят паллиативный статус, и никакая реабилитация невозможна для них», — поддержала его супруга, Ирина.

«Для того и нужны врачи, чтобы страховать и в случае чего сделать кесарево», — подчеркнула Татьяна.

Автор: Дарья Евсеева
ТеГИ
Роддом 27, ГКБ им. С.И. Спасокукоцкого, уволено руководство
Поделиться
Похожие новости