Новость общества

В Сети осудили пассажиров, спасавших свой багаж во время эвакуации самолета в Шереметьево

В Сети осудили пассажиров, спасавших свой багаж во время эвакуации самолета в Шереметьево

Фото: скрин с видео (социальные Сети)

06.05.2019 в 13:17:00
5056

Эксперты называют версию с багажом информационным вбросом, цель которого отвлечь внимание от истинных причин аварии. А в Минтрансе считают, что оснований для прекращения полетов самолетов Sukhoi Superjet нет

Факт того, что при эвакуации пассажиров были нарушены все действующие инструкции изданию «Коммерсант» подтвердили источники в службе авиационной безопасности аэропорта Шереметьево. В результате эвакуация пассажиров сильно замедлилась.

«В самолете Дауны всякие спасали свои сумки, доставая багаж с полок, тем самым не давая пройти другим пассажирам».

«Ужас. Шмотье свое спасали. Твари».

«В то время как одни пассажиры впереди спасали свои сумки и чемоданы, остальные, включая детей, сзади горели заживо».

«Кто-то сумку успел забрать, а кто-то сам не выбрался. И, конечно, вопрос к аэропорту, почему горящий самолёт не встречают все пожарные машины и спасательные бригады, которые только есть поблизости? Риторический, конечно, вопрос».

Такими комментариями пользователи Фейсбука отреагировали на появившиеся кадры с бегущими людьми, в руках которых видна ручная кладь. Волну возмущений комментаторов вызвало то, что спасающие свои вещи не думали о находящихся сзади пассажирах, которые в итоге погибли.

Между тем, Telegram-канал «Незыгарь» цитирует главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова, сообщившего, что высадка 70 пассажиров заняла 64 секунды, вместо положенных по нормативу 90 секунд.

Эксперты полагают, что ажиотаж вокруг темы спасаемого багажа может являться одним из тщательно продвигаемых информационных вбросов, цель которого отвлечь внимание от реальных причин: несвоевременной реакции службы аэропорта, неисправности самолета и неумелых действий членов экипажа, осуществлявших эвакуацию.

Об этом, в частности, пишет президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко, отмечая, что за множеством альтернативных версий пытаются спрятать основную – неисправность самолета:

«Сразу оговорюсь, что я не авиационный эксперт и анализирую исключительно то, что происходит в информационном пространстве.

Доминирующая версия трагедии — плохой самолёт, запрограммированный на поломки ошибками при проектировании.

Альтернативные версии:

- удар молнии (версия-контраргумент «хорошему самолёту молния нипочём»);

- ошибка экипажа;

- ошибка наземных служб (подверсия - проблемы со взлётно-посадочной полосой).

Объяснения большого количества погибших (41 человек, светлая им память):

- пассажиры, которые хватали свой багаж и тем замедлили эвакуацию. Доминирующая версия, которую целенаправленно накачивают через социальные сети;

- ошибки персонала «Шереметьево» (поздно подогнали пожарные машины и тд);

- ошибки экипажа. Практически не звучит, основной акцент на его героизме.

Таким образом, объектами информационного негатива выступают (в порядке убывания интенсивности):

- ОАК;

- Выжившие пассажиры;

- «Шереметьево»;

- «Аэрофлот».

Из членов Политбюро 2.0 под ударом Ротенберги, Чемезов, Сергей Иванов».

С ним согласен и политик Игорь Трунов, пишущий, что телеведущая Маргарита Симоньян, предложившая судить пассажиров, выносящих свои вещи:

«Не призвала проверить следователей за последние 10 лет, на предмет уголовного преступления, умышленно освобождающих от ответственности за корыстную халатность чиновников от авиации, владельцев и руководителей авиакомпаний, техников, сотрудников авиаремонтных служб, служб безопасности, диспетчеров и т.д.»

Не менее категорично высказался и политолог Аббас Галлямов. 

«Когда не можешь сделать свою работу и сконструировать нормальный самолёт, то тебе остаётся только искать виновных и думать, что бы такое запретить», — написал эксперт. 

В свою очередь, член президиума Координационного Совета негосударственной сферы безопасности (НСБ) России Владимир Каширов считает, что никто не имеет морального права судить и обвинять в чем-либо выживших пассажиров.

«… Давайте на минуту представим себя на месте этих людей? Самолет совершает вторую подряд экстренную посадку (до этого он ударился об полосу и загорелся), никто из людей, не имеющих спецподготовку, не знает на что способен в шоковом состоянии. Пассажиры могли вцепляться в чемоданы, сумки, друг в друга, терять сознание, впадать в паническое состояние. Безусловно там, внутри горящего самолета, царил хаос и бардак, которому отчасти успешно противостояли  выжившие члены экипажа, обученные и подготовленные к внештатным ситуациям. В итоге половина людей выжила, половина нет. Уверен, никто не имеет морального права судить и обвинять в чем-либо выживших пассажиров. В отдельных выступлениях на эту тему хочется видеть неопытность и излишнюю эмоциональность авторов, а не чью-то целенаправленную попытку увести дискуссию в сторону от менее «удобных» тем про техническую оснащенность самолета, работу наземных служб и так далее. В любом случае, сейчас надо ввести консолидированный общественный и человеческий мораторий на резкие суждения и оценки. Особенно, с учетом уважения к памяти погибших и их родственников и для того, чтобы дать возможность поправиться и преодолеть психологический шок тем, кто выжил», — считает Каширов.

Тем временем, в Министерстве транспорта считают, что оснований прекращать полеты Sukhoi Superjet нет. Об этом заявил министр транспорта Евгений Дитрих. С ним согласна и Росавиация, заявившая представителю Интерфакса, что делать какие-либо выводы до завершения расследования комиссии преждевременно.

«Между людьми и государством пролегла очередная трещина — потому что выглядит это так, будто какие-то высокие соображения опять оказались важнее человеческих жизней», — прокомментировал данное решение Аббас Галлямов.

Автор: Антон Стариков
ТеГИ
Шереметьево, Sukhoi Superjet
Поделиться
Похожие новости