Новость политики

Почему присоединение Африканского союза к G20 получило всеобщую поддержку

Почему присоединение Африканского союза к G20 получило всеобщую поддержку

Фото: © РИА Новости / Илья Питалев

21.05.2023 в 11:04:00
3013

Премьер-министр Италии Джорджа Мелони заявила, что Рим выступает за удовлетворение просьбы Африканского союза о его включении в число участников G20. Она добавила, что многие также поддержали эту идею. И действительно, вопреки разногласиям по большинству других вопросов, присоединение АС к «Большой двадцатке» пользуется всеобщей поддержкой

Недавно за это решение высказались канцлер Германии Олаф Шольц и президент США Джо Байден. Шольц уточнил, что на африканском континенте в скором времени будут жить около 2,5 млрд человек, и уже настало время для того, чтобы Африка играла более активную роль в международных процессах. Глава российского МИД Сергей Лавров сообщал, что на прошедшем в марте саммите СМИД Группы двадцати была достигнута договорённость о принятии Африканского союза в ряды полноценных членов этой организации, и Москва давала понять, что заявку АС поддерживает. Ожидаемо одобрили эту инициативу и в ЮАР, которая является членом Африканского союза и сама на правах полноправного члена входит в G20.

Единодушная позиция, с которой все ключевые члены клуба крупнейших экономик мира выступили по поводу заявки АС, на фоне общей международной обстановки выглядит удивительной. Ведь последний саммит министров иностранных дел стран-членов G20 в Дели продемонстрировал неготовность сторон отказываться от своих принципиальных позиций ради поиска точек соприкосновения. Мероприятие прошло в обстановке взаимных обвинений и преимущественно политических дискуссий, не приведших даже к намёку на компромисс. Россия с одной стороны и США, Германия и другие западные страны с другой обвиняли друг друга в атаках на сложившийся мировой порядок и создании угроз продовольственной и энергетической безопасности. Госсекретарь США Энтони Блинкен и глава МИД ФРГ Анналена Бербок требовали от России прекратить СВО в Украине и вернуться к соблюдению международного права, а Лавров в ответ уличал оппонентов в стремлении к гегемонии и применении нелегитимных санкций. Индия как принимающая сторона пыталась сгладить остроту противоречий и вернуть обсуждения в конструктивное русло, однако эти усилия успехом не увенчались. Премьер-министр Индии Нарендра Моди признал, что глобальные разногласия и геополитическая напряжённость оказали своё влияние и на результаты саммита. Не удалось даже согласовать текст совместного коммюнике, поскольку Россия и Китай выступили против принятия пунктов о негативных последствиях конфликта на Украине и ответственности РФ.

На таком фоне всеобщее согласие по поводу принятия Африканского союза в G20 выглядит попыткой обеих сторон противостояния обернуть это решение в свою пользу. Обозреватель Дмитрий Бавырин подтверждает, что в последнее время Африка становится всё более привлекательным рынком сбыта и направлением для инвестиций, что обусловлено растущим населением, богатыми запасами разнообразных полезных ископаемых и стремлением некоторых наиболее успешных стран перейти на новую стадию развития, в постиндустриальную эпоху. В составе G20 уже есть одно межгосударственное объединение – Евросоюз, и присоединение Африканского союза показывает, что мир трансформируется в сторону большего влияния блоков, по крайней мере экономических, а возможно и военно-политических. В дальнейшем к G20 могут присоединиться АСЕАН, Лига арабских государств и другие подобные содружества, и в итоге речь может зайти о новой глобальной структуре, призванной следить за соблюдением правил игры. Это не значит, что ООН перестанет существовать, но она вполне может перестать быть безальтернативной площадкой такого уровня.

Учитывая эти тенденции, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков хоть и отметил, что исключение РФ из G20 будет несмертельным, все же признал важность нахождения Российской Федерации в этой организации. Песков тогда добавил, что большая часть участников этого формата и так находится в состоянии экономической войны с Россией. Конечно, смертельным для России событием уход из «большой двадцатки» не стал бы, но очень неприятным – безусловно. Ведь в рамках этого формата, в отличие от Совбеза ООН, где любые предложения можно блокировать с помощью вето, или Генассамблеи, где большинство государств стабильно голосуют за осуждение РФ, всё ещё можно пытаться продвигать собственные интересы. Права вето в G20 нет, а многие из экономических грандов, такие как Китай, Индия или Индонезия, продолжают придерживаться нейтралитета и готовы сотрудничать со всеми, кто предлагает такое сотрудничество, не признавая геополитические разделительные линии.

Впрочем, предложение Вашингтона об исключении России из Группы двадцати вряд ли реализуемо. Издание Newsweek констатировало, что нет никаких предпосылок для консенсуса по этому вопросу, и согласие Индии, Китая, Бразилии или Индонезии на изгнание РФ крайне маловероятно. Политолог Александр Асафов не исключил, что однажды механизм для исключения России может быть найден, однако это вопрос не ближайшего времени, а в случае принятия такого решения придётся пересматривать и членство других стран, оценивая его на соответствие неким новым политическим установкам. Ведь пока G20 представляет собой прежде всего экономическое объединение.

Вероятно, страны Запада также осознают сложность исключения России из формата и, судя по всему, делают ставку на другую тактику – переманивание на свою сторону условно нейтральных государств посредством предложения им привлекательных перспектив экономического сотрудничества. Примером этой политики может служить Индия. Японское издание Wedge обращает внимание на то, что индийское руководство намерено использовать 2023 год, период своего председательства в G20, для демонстрации всему миру своей мощи и динамики развития. По всей видимости, Дели стремится как минимум к доминированию в регионе Индийского океана, а как максимум – к лидерству среди стран «глобального Юга». Для всего остального мира важно, какой внешнеполитический курс в итоге изберёт страна, обладающая самой большой численностью населения, динамично растущей экономикой и огромным военным потенциалом. И для Запада именно Индия является наиболее привлекательным государством для перетягивания на свою сторону. Учитывая принципиальное противостояние Индии с Китаем и её крайне осторожную позицию в отношении России.

Возможно, Запад попытается реализовать ту же самую политику в отношении африканских государств. По отдельности многие из них никак не соответствуют статусу ведущих экономик мира, а значит их вряд ли ждало принятие в «большую двадцатку». Однако Африканский союз в качестве единого блока, включающего 55 государств, по объёму экономики вполне сопоставим с другими членами «двадцатки». Содействуя его вхождению в G20, Запад явно имеет собственные планы на роль АС в этой организации и намерен продолжать борьбу за влияние на «чёрном континенте».

Так, на состоявшемся в конце прошлого года саммите «США – Африка» министр обороны Соединённых Штатов Ллойд Остин прямо заявил, что Вашингтон обеспокоен растущим влиянием России и Китая в Африке. Сам саммит «США – Африка» прошёл в первый раз за 8 лет и продемонстрировал растущее внимание Вашингтона к этому направлению. Помимо предостережений о дестабилизирующей роли России и Китая американская сторона обрисовала и ясную альтернативу. Во время переговоров с африканскими политиками и бизнесменами президент Байден и другие представители администрации США пообещали инвестировать десятки миллиардов долларов в развитие континента, содействовать созданию зоны свободной торговли, внедрению современных технологий в промышленности, здравоохранении и других отраслях, цифровизации всех сторон жизни африканских стран.

Россия также провела аналогичный саммит с африканскими лидерами в 2019 году, а следующий должен был пройти в 2022-м, но из-за известных событий его пришлось перенести на лето 2023-го. Cферы сотрудничества, которые может предложить Москва, во многом отличаются. У России налажены торговля вооружениями и сельскохозяйственными товарами, а также некоторыми видами продукции машиностроения. Однако с современными технологиями, способными вывести экономику на уровень XXI века, ситуация не слишком оптимистичная. Как отметил эксперт Центра изучения Африки ВШЭ Всеволод Свиридов, Россия стремится предложить африканским странам альтернативу. Также эксперт напомнил, что у РФ товарооборот с африканскими государствами во много раз меньше, чем у США или Китая.

Свиридов подчёркивает, что большинство стран Африки не будут рвать связи с Россией ради США или с США ради России, они хотят наращивать сотрудничество со всеми, кто может им предложить что-то полезное.

«Мы хотим работать и торговать со всеми», — говорил и президент Сенегала Маки Салл.

Включение Африканского союза в G20 могло бы поспособствовать расширению сотрудничества с Африкой. В этом случае для заключения контрактов в разных сферах экономики и выработки совместных проектов можно было бы пользоваться площадками регулярных саммитов Группы двадцати, а не организовывать специальные встречи африканских лидеров с Россией, США и другими крупнейшими державами. Москве с организационной точки зрения было бы проще наладить системное, а не эпизодическое сотрудничество с африканскими государствами через определённую международную структуру. Как уже говорилось выше, основной объём товарооборота составляют продовольствие, минеральное сырьё и оружие. Для комплексного развития современной экономики этого явно недостаточно.

Предправления Африканской деловой инициативы Наталья Цайзер считает, что для кардинального изменения роли России в Африке нужны проекты исторического масштаба. Возможно, поддерживая принятие АС в «Большую двадцатку», в Москве надеются на скорое появление таких проектов. А ведь политическое влияние во многом является производной от экономического сотрудничества. России в обозримом будущем нужно усилить свои позиции на африканском континенте, чтобы в лице G20 получить дружественно настроенных союзников.

Автор: Алексей Черников
ТеГИ
G20, Африканский союз, Большая двадцатка
Поделиться
Похожие новости