Новость общества

Гибридное эмбарго уже с Россией и надолго: кому теперь продавать нефть?

Гибридное эмбарго уже с Россией и надолго: кому теперь продавать нефть?

Фото © «Московская газета»

12.05.2022 в 14:59:00
2726

Госсекретарь при МИД Франции Клеман Бон заявил, что отказ Евросоюза от российской нефти — вопрос нескольких дней. При этом он признал болезненность эмбарго для таких европейских стран как Венгрия, Чехия, Словакия и Болгария. Что именно и в какой перспективе ожидает Россию в связи с заявлением французского госсекретаря?

Эмбарго даже технически потребует немало времени, рассказал «Московской газете» экономист, советник по макроэкономике генерального директора компании «Открытие инвестиции» Сергей Хестанов.

«Некоторым странам, чьи НПЗ сильно зависят от поставок по нефтепроводу «Дружба», понадобится несколько лет. Это даст время на переориентацию поставок. Высокая цена на нефть (намного выше заложенной в бюджет) позволяет давать заметные скидки новым покупателям. Главная интрига ближайших месяцев — поиск альтернативных покупателей российской нефти», — заявил экономист.

На данный момент реально говорить об Индии как о перспективном покупателе российской нефти, сказал в беседе с журналистом издания президент Института финансов и энергетики Марсель Салихов.

«Для Китая Россия уже и так крупнейший поставщик нефти, — отметил Марсель Салихов. — Практически «номер один», иногда это место занимает Саудовская Аравия. Китаю не очень хочется увеличивать поставки нефти из России. Независимым китайским компаниям — да, но не государственным, они не хотят попадать под вторичные санкции со стороны США и ЕС. Для Индии же Россия не является основным поставщиком нефти. А сейчас Дели стал увеличивать поставки нефти из России, ей это сейчас выгодно с логистической точки зрения».

Полностью заменить европейский рынок экспорта будет трудно, сказал Сергей Хестанов. «Но частично они компенсируются высокой ценой. Размер же потерь пока не ясен. И вряд ли прояснится быстрее, чем за год: слишком быстро меняется санкционный режим. И пока не ясна жёсткость вторичных санкций».

Какие именно потери ожидают российскую экономику? Об этом можно будет говорить конкретно через 5 и более лет, считает Марсель Салихов.

«Нефтегазовые доходы бюджета не пострадают в этом году, они будут больше, чем в прошлом, — прогнозирует эксперт. — Среднегодовая цена нефти Urals в прошлом году была в районе 65 долларов за баррель. Сейчас Urals торгуется с большим дисконтом, около 35 долларов за баррель. Но ещё в апреле Urals была по 70 долларов за баррель. «Нефтегазовые доходы обнулятся, и нечем будет платить зарплаты учителям и врачам», — такой сценарий не произойдёт в этом или следующем году. Основные риски для российской экономики находятся на горизонте 5 лет. Эмбарго — это долгосрочная история. Скорее всего, ограничения экспорта российской нефти не будут отменяться. Экспорт нефти и газа будет постепенно снижаться, а это 40% доходов федерального бюджета. Потребуются расходы на господдержку, импортозамещение, и вот этот баланс будет трудно свести».

То есть Россию ждет постепенное снижение уровня жизни на горизонте от 5 лет и более? «Да, что-то в этом роде», — согласился президент Института финансов и энергетики.

В ближайшей перспективе эмбарго для России может быть компенсировано ростом цен на нефть, который оно вызовет, считает Марсель Салихов.

«Скорее всего, произойдёт скачок цен. Если, допустим, Россия теряет 20% объёмов экспорта нефти, а цена нефти вырастает на 20%, ничего не меняется. Важны не сами тонны нефти, а то, какой приток валюты они обеспечивают. Для западных стран, которые вводят санкции, основным критерием является снижение стоимости экспорта. А для России, наоборот, сохранение стоимости экспорта», — подчеркнул экономист.

Удастся ли, даже при повышении цены, выгодно реализовать объёмы российской нефти, которые рискуют оказаться маловостребованными без европейского рынка?

«На это нет однозначного ответа, — заметил Марсель Салихов. — В любом случае будет происходить переориентация нефтяных потоков. Многие западные трейдеры в последние недели отказывались от покупок российской нефти. Это, по сути, уже эмбарго, но неформализованное. Рынок — динамическая, перестраивающаяся структура. Когда Urals торгуется с большим дисконтом, это создаёт стимулы для других участников рынка. Общая картина зависит от действий участников рынка, а также от политических действий, которые предпринимают страны. Мы знаем, что применяются смешение нефти, перегрузка нефти. Большие объёмы отгрузок осуществляются без указания страны назначения. Это происходит для облегчения деятельности тех независимых трейдеров, которые покупают российскую нефть. Но и для них есть риск попасть под вторичные санкции, поэтому всё делается непублично. Какая-то часть экспорта, конечно, всё равно будет потеряна», — согласен экономист с оценкой Сергея Хестанова.

Особенно пострадает экспорт нефтепродуктов, считает Марсель Салихов. «По данным, которые были в апреле, экспорт сырой нефти не пострадал. А экспорт нефтепродуктов — да. Чтобы произвести какой-то объём бензина для внутреннего рынка, нужно произвести дизель и мазут. У нас половина дизеля экспортируется в Европу, и 80–90% мазута идёт туда же. Если говорить о перестройке на азиатские рынки, то они заинтересованы в покупке сырой нефти, а не нефтепродуктов», — отметил президент Института энергетики и финансов.

Несмотря на то, что Венгрии, Чехии и Словакии весьма невыгоден отказ от российской нефти, эмбарго — уже реальность? «Скорее всего, будет компромисс: эмбарго, но с постепенным снижением закупок и исключениями для отдельных стран, — считает Сергей Хестанов. — Зампредседателя правительства РФ Александр Новак заявил, что альтернативные покупатели в Азии уже прорабатываются. А вот насколько удастся замена — на этот вопрос ответит только статистика...».

В целом, на уровне Евросоюза, Еврокомиссии есть понимание, что будут вводиться те или иные ограничения в отношении российского нефтяного экспорта, сказал Марсель Салихов, но существует множество вариантов, как это может быть сделано, ведутся активные дискуссии: «Я думаю, с учётом тех или иных заявлений, которые были сделаны, та или иная форма эмбарго будет принята».

Эмбарго от Евросоюза и его последствия прокомментировал для «Московской газеты» аналитик ФГ «Финам» Сергей Кауфман:

«Пока эмбарго не является решённым вопросом, хотя вероятность его введения остаётся высокой. Базовым сценарием, о котором говорила, например, председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, является отказ европейских стран от сырой нефти в течение шести месяцев и от нефтепродуктов в течение девяти. Венгрия, Чехия и Словакия согласны на эмбарго только в случае предоставления им исключения из него. Представители Венгрии также заявляют о необходимости компенсации для экономики страны. При этом отмечу, что непосредственно введение эмбарго слабо изменит краткосрочную картину, т. к. европейские нефтяники и без него последние два месяца постепенно отказывались от российской нефти. Эмбарго лишь формализует данный процесс и обозначит некоторые сроки. Если смотреть на доходы российского бюджета, то нефть действительно вносит в него существенно больший вклад, чем газ. Это связано как с более существенной налоговой нагрузкой нефтяной отрасли, так и с тем, что выручка нефтяного сектора превышает выручку газового».

Полностью заменить на рынке нефтяного экспорта Европу и США, действительно, невозможно, полагает эксперт. По его словам, существуют и логистические ограничения, и конечная ёмкость потенциальных альтернативных рынков.

«Уже сейчас, по данным источников СМИ, Россия потеряла около 1 млн б/с добычи, и в ближайшие месяцы снижение, на наш взгляд, может усилиться до 2 млн б/с (19% от уровня февраля). Основным, уже существующим, альтернативным маршрутом экспорта «черного золота» является Индия, которая в апреле покупала около 700 тыс. б/с российской нефти, хотя в прошлом году закупала менее 100 тыс. б/с. После решения проблем с локдаунами к ней может присоединиться Китай, хотя пока китайские компании и проявляют осторожность», — подчеркнул Сергей Кауфман.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
эмбарго, нефть, россия, продажа
Поделиться
Похожие новости