Новость общества

Тревожные звоночки по распространению ЗУД в Приангарье переросли в нечто большее

Тревожные звоночки по распространению ЗУД в Приангарье переросли в нечто большее

Фото © «Московская газета»

18.04.2024 в 21:07:00
2978

Что может стоять за ликвидацией скота в Иркутской области

«Московская газета» продолжает тему уничтожения крупного скота в российских регионах в связи с эпидемией заразного узелкового дерматита (ЗУД). Ветеринарный врач-эпизоотолог Светлана Щепёткина сообщила о нарушениях ветеринарных правил в ходе изъятия и вакцинации скота в Иркутской области и соседней Хакасии, а также об угрозе заболеваемости сельхозживотных ящуром. Член Научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации Юрий Крупнов в беседе с журналистом «Московской газеты» осветил системные проблемы ветеринарной службы в России и вопросы продовольственной безопасности страны в связи с происходящим уничтожением фермерского скота, которое может иметь, по мнению собеседника издания, коммерческую подоплёку. Руководитель издания «Акценты» Антон Чаблин считает, что коррупция существует и среди ветеринарных врачей. Член Экспертного совета Комитета по защите конкуренции ГД РФ Дмитрий Тортев уверен, что к ситуации должен подключиться федеральный Россельхознадзор, поскольку региональные власти не справляются со вспышками ЗУД КРС (заразный узелковый дерматит крупного рогатого скота, — прим. авт.). В Министерстве сельского хозяйства Иркутской области дали подробный ответ на вопросы «Московской газеты».

В Совбезе видят коммерческие интересы

Происходит массовая и беспричинная ликвидация скота у населения, за последние полгода достигшая чудовищных величин, высказал свое мнение «Московской газете» председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, член Научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации, действительный государственный советник Российской Федерации 3-го класса Юрий Крупнов:

«Вместо проведения адекватных ветеринарных, лечебных, по сути, мероприятий, для которых нужны профессионалы, идёт просто уничтожение скота у населения, под которое подводится странная идеология спасения животных и населения страны от страшных пандемий. Это чем-то напоминает то, что происходило во время ковида 3-4 года назад. Бороться с таким заболеванием, как узелковый дерматит, методом уничтожения животных – это всё равно что лечить у человека головную боль отрубанием головы. Все эти действия сопровождаются колоссальными ежемесячными тратами из федерального бюджета. Особенно в таком дотационном регионе, как Хакасия. При этом на происходящее уничтожение скота никто не обращает внимания».

Помимо некомпетентности ветеринарных специалистов в региональных учреждениях могут иметь место и чисто коммерческие схемы освоения субсидий и расчистки сельскохозяйственных территорий для крупных агрохолдингов, считает член Научного совета при Совбезе Российской Федерации.

«Уничтожение скота у населения – это «бизнес, и ничего личного», а в выгоде остаются чиновники и крупные агрохолдинги, — считает Юрий Крупнов. — В ярко выраженной форме это происходит последние полгода. Эта ситуация – не менее громкая, чем вскрывшееся в конце Советского Союза «Узбекское дело». Только это уже, можно сказать, «скотское дело», и правоохранительным органам давно пора им заняться. За этими непрофессиональными и варварскими действиями могут стоять бизнес-интересы. Я считаю, что происходит нарушение законов России, а также наносится удар по политической стабильности в стране. У людей в сельской местности изымают их «кормилиц»: коров, овец и другой скот, отделываясь некими компенсациями, которые могут оказаться несоразмерными этим утратам. Дело дошло до того, что животноводство в российских регионах, где всё это происходит, восстановится только через несколько лет. Что-то подобное произошло в своё время с нашим Лесным кодексом: исчезли лесники, профессионалы леса, федеральный центр перенёс ответственность за состояние лесов в регионы, бюджеты у которых – самые разные, в ряде случаев просто недостаточные для этих задач. Так теперь и с животноводством: несмотря на наличие в регионах департаментов Россельхознадзора, с 2002 года у нас нет единой федеральной службы, которая обеспечивала бы грамотное проведение ветеринарных мероприятий. Что касается компетенции ветеринарных работников, то она, в целом, на низком уровне. Несмотря на то, что у нас есть масса ветеринарных врачей-«подвижников», которые либо отстраняются от происходящего, чтобы их не уволили, либо открыто выступают против, ломая себе карьеры и лишая себя минимального благополучия».

Уничтожение крупного рогатого скота напрямую влияет на жизнь людей в российских регионах и на продовольственную безопасность в России, отметил Юрий Крупнов.

«Это влияет на цены, на продовольственную инфляцию и на образ жизни людей – в Хакасии люди буквально «живут мясом». Если обеспечивать население России мясом будут только крупные агрохолдинги, то это будет ненормальная для продовольственной безопасности ситуация: мы знаем, что наиболее выгодное для агрохолдингов направление – это экспорт. А если зарубежный рынок будет падать, то возможно сокращение поголовья и закрытие предприятий, что, опять же, ставит под удар продовольственную безопасность страны», — заключил председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития.

Региональные власти не справляются?

Тревожные звоночки по распространению заразного узелкового дерматита поступали до того, как заражения начали происходить в целом ряде регионов, сообщил «Московской газете» член Экспертного совета Комитета по защите конкуренции Государственной Думы РФ Дмитрий Тортев:

«Еще в прошлом году в Хакасии появился очаг заболевания в Боградском районе, и там по действиям властей и ветслужб возникли вопросы: как обеспечивались санитарные нормы и утилизация трупов животных, раз эпидемия пошла по всему региону? И почему не было обеспечено превентивное вакцинирование животных?».

По словам Дмитрия Тортева, регион уже потерял пятую часть дойного стада.

«При этом с ветеринарными препаратами для сельскохозяйственных животных, подчеркну, в России проблем нет. Это чисто организационный пробел, тем более что есть инструкции и методические действия на случай распространения опасных для животных заболеваний», — отметил собеседник «Московской газеты».

В первую очередь, по словам Дмитрия Тортева, от распространения заразного узелкового дерматита пострадают частные подворья, где поголовья и так сокращалось с большой скоростью в прежние годы, и крестьянско-фермерские хозяйства:

«При этом на сегодня компенсации для фермеров предусмотрены такие, что не покрывают и половины ущерба для хозяйства, в которое люди вложили 20-30 лет жизни. На мой взгляд, к этой ситуации сейчас должен подключиться Россельхознадзор, поскольку в некоторых регионах на местах должностные лица уже не справляются. Что касается цен, то относительно стоимости молока я не вижу экономических предпосылок для роста, поскольку нас с избытком обеспечивает этим продуктом Белоруссия. К слову, после возобновления поставок из союзной республики цены на российское сырое молок обрушилось. С мясом действительно ситуация сложнее, поскольку еще до распространения заразного узелкового дерматита крупные агрохолдинги начали испытывать сложности с выращиванием новых бычков из-за дефицита импортного семенного материала. Из-за этого цены на говядину (которые и прежде были не самыми низкими) ощутимо выросли. К сожалению, при текущем уровне поддержки говядина для среднего потребителя стала неофициально деликатесом, поэтому очередной скачок цен не скажется так ощутимо на покупателях, как подорожание бройлера», — заключил член Экспертного совета Комитета по защите конкуренции ГД РФ.

Ущерб от узелкового дерматита составил 1 млрд рублей в Иркутской области. К таким цифрам пришёл агропромышленный союз региона. При этом не всем фермерам удалось получить компенсацию на возмещение ущерба, пишет ИА IrkutskMedia.

Не совсем узелковый дерматит?

«С 11 октября 2023 года по 27 февраля 2024 года руководство 8 регионов РФ ввело карантин по заразному узелковому дерматиту (ЗУД) – к заболеванию восприимчив только крупный рогатый скот, оно передается только насекомыми, — рассказала «Московской газете» врач-эпизоотолог, судебный эксперт, кандидат ветеринарных наук Светлана Щепёткина. — Региональные власти начали изъятие и уничтожение сельхозживотных. Мероприятия проводятся вопреки «Ветеринарным правилам осуществления профилактических, диагностических, лечебных, ограничительных и иных мероприятий, установления и отмены карантина и иных ограничений, направленных на предотвращение распространения и ликвидацию очагов заразного узелкового дерматита крупного рогатого скота», утверждённым приказом Минсельхоза РФ № 588 от 24.08.2021 – согласно ему больных восприимчивых животных нужно лечить, а клинически здоровых вакцинировать вакцинами против ЗУД из штаммов каприпоксвирусов согласно инструкциям по их применению. Постановлением Правительства РФ от 26 мая 2006 г. N 310 «Об отчуждении животных и изъятии продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных» изъятие животных осуществляется только при ликвидации очагов особо опасных болезней». Эти болезни выделены в Приказе Минсельхоза России от 19.12.2011 N 476 (ред. от 25.09.2020) «Об утверждении перечня заразных, в том числе особо опасных болезней животных, по которым могут устанавливаться ограничительные мероприятия (карантин)» звездочкой «». Заразный узелковый дерматит крупного рогатого скота «» не отмечен и значит, к этим заболеваниям не относится. К тому же уничтожают и «вакцинируют» почему-то и коров, и коз, и овец, и свиней. В Усть-Таштыпе в Хакасии даже кошек и собак сожгли!».

В России уничтожены десятки тысяч сельскохозяйственных животных, сказала Светлана Щепёткина:

«Так, в Хакасии убили и сожгли 4 тысячи коров, 10 тысяч овец и коз и 500 свиней. В селе Боград, где проживает 4345 человек, уничтожено 99% сельхозживотных. Уничтожение идет и на крупных предприятиях».

По мнению врача-эпизоотолога, результаты лабораторных исследований и фото-видеоматериалы из регионов, где происходит уничтожение сельхозживотных, может свидетельствовать о том, что под видом ЗУД КРС может скрываться ящур – самая заразная болезнь млекопитающих в мире, вызывающая катастрофические экономические, социальные и экологические последствия.

«Уничтожение животных при ящуре приводит к быстрому распространению эпизоотии на десятки и сотни километров – с октября 2023 г. по март 2024 г. эпизоотические вспышки «ЗУД КРС» зафиксированы в Хакасии, Бурятии, Красноярском и Алтайском крае, Удмуртии, Тыве, Амурской, Иркутской и Астраханской областях. В Хакасии с октября 2023 г. по февраль 2024 г. эпизоотия распространилась по 6 из 8 районов республики. В Иркутской области с 13 февраля по 6 марта выявлено 24 эпизоотических очага – уничтожение животных продолжается. Основой борьбы с ящуром является вакцинация – успешный опыт осенью 2023 г. продемонстрировал Алтайский край. Сейчас в районах, где обнаружены вспышки «ЗУД КРС», животных вакцинируют из флаконов без этикеток, без инструкций, акты о вакцинации не предоставляют, как и результаты лабораторных исследований. Вакцинация вакцинами без этикеток является нарушением Федерального закона от 12.04.2010 N 61-ФЗ (ред. от 30.01.2024) «Об обращении лекарственных средств, — рассказала Светлана Щепёткина. — Ликвидировать распространение эпизоотии можно – для этого нужно прекратить убивать животных и организовать противоэпизоотические мероприятия согласно законодательству Российской Федерации. Стратегическим решением является восстановление федеральной структуры государственной ветеринарной службы и разработка федеральных целевых программ по контролю массовых заразных болезней и ветеринарному обслуживанию животноводства – посредством профильных экспертов, имеющих профессиональные компетенции в сфере ветеринарии».

К слову: о ветеринарной коррупции

Стоит обратить внимание на такую ветеринарную проблему, как коррупция, сказал «Московской газете» региональный эксперт, руководитель издания «Акценты» Антон Чаблин.

«С кем у нас ассоциируется образ коррупционера? Чиновник, ГАИшник, судья. А как вам коррумпированные ветеринары? — спрашивает Антон Чаблин. — Между тем сейчас в нескольких регионах страны идут большие процессы над ними. Например, в Калмыкии и Дагестане (и на Кубани, и в Алтайском крае, и в Санкт-Петербурге, и, возможно, в других регионах страны, — прим. авт.). Фабула здесь простая: ветврачи выдавали фермерам подложные справки о здоровье животных – якобы скотина обследована, привита от болезней. А потом, после забоя скотины, ветврачи давали подложные свидетельства, без которых мясом нельзя торговать нигде. А чем на самом деле скотина была заражена, никто не знает! По сути, это просто диверсия – как выдать разрешение на биологическое оружие: езжайте, распространяйте заразу. И те регионы, о которых я сказал – Дагестан, Калмыкия – эндемичные по многим опаснейшим болезням животных, от бруцеллеза до лептоспироза, вплоть до сибирской язвы. Чем могут быть заражены животные на КФХ, чем заражено мясо, которое продается на базарах? По справкам – всё идеально, а в реальности?».

«Вакцинами биофабрик Российской Федерации»

В Министерстве сельского хозяйства Иркутской области ответили на редакционный запрос «Московской газеты».

Заразный узелковый дерматит – трансмиссионная контагиозная вирусная болезнь крупного рогатого скота, сообщил заместитель министра сельского хозяйства Иркутской области А.И. Лобицин.

«Болезнь характеризуется острым, подострым и бессимптомным течением. Клиническими признаками болезни являются лихорадка с повышением температуры тела до 40 ºС, образование узелковых уплотнений, эрозий на коже, слизистых оболочках органов дыхания, воспроизводства и пищеварения, увеличение лимфатических узлов, отек конечностей, поражение глаз, снижение удоев. Бессимптомное течение болезни характеризуется отсутствием клинических признаков и сопровождается вирусоносительством. В связи с большими экономическими потерями, связанными с потерей продуктивности (снижение привесов, удоев), неполучением приплода, снижение качества кожевенного сырья, длительным периодом вирусоносительства, региональными властями принимается решение об изъятии и уничтожении больного скота. Нормативно-правовыми актами Иркутской области устанавливаются ограничительные мероприятия (карантин) в эпизоотических очагах по заразному узелковому дерматиту крупного рогатого скота (далее – ЗУД) и утверждаются планы организационно-хозяйственных и ветеринарносанитарных мероприятий по ликвидации эпизоотических очагов ЗУД. В эпизоотическом очаге проводится изъятие крупного рогатого скота, а также свиней и мелкий рогатый скот, в связи с тем, что данные животные являются вирусоносителями и от которых возможно возникновение новых очагов болезни. Вакцинация нескольких животных одним шприцем не допускается. Для вакцинации восприимчивых животных используются вакцины против ЗУД. Используются вакцины производства биофабрик Российской Федерации», — сообщил замминистра сельского хозяйства региона.

«При проведении вакцинации животных против заразных болезней в процессе ее проведения формируется опись вакцинированных животных, с указанием ФИО владельца животных, адреса, вида и половозрастной группы животных, идентификационный номер животного. Акт о проведенном ветеринарном мероприятии составляется по окончании работ или в конце рабочего дня.

Сотрудники Управления Россельхознадзора по Иркутской области и Республике Бурятия не принимают участие в мероприятиях по вакцинации сельскохозяйственных животных», — рассказал чиновник.

Как отметили в министерстве, по состоянию на 1 апреля 2024 года пало и изъято восприимчивых животных по видам: крупного рогатого скота – 2,18% от общего поголовья КРС по состоянию на 01.01.2024 года; мелкого рогатого скота – 0,57% от общего поголовья МРС по состоянию на 01.01.2024 года; свиней – 0,09% от общего поголовья свиней по состоянию на 01.01.2024 года.

«Эпизоотические очаги ЗУД зарегистрированы в пяти муниципальных образованиях Иркутской области. Вспышки заболевания обнаружены в организациях, крестьянских (фермерских) хозяйства и хозяйствах населения.

Возмещение понесенных убытков при отчуждении животных их собственникам осуществляется за счет средств резервного фонда Правительства Иркутской области. Пострадавшие граждане, организации, крестьянские (фермерские) хозяйства получили возмещение стоимости изъятых восприимчивых сельскохозяйственных животных, находившихся в эпизоотических очагах. По предварительным подсчетам, в 2024 году регион недополучит молока 3,14% от общего объема производства молока в 2023 году, мяса в живом весе 1,4% от общего объема производства мяса в 2023 году. Восстановление объемов производства молока, мяса и поголовья животных предприятиями планируется к концу 2025 года. Кроме того, в четвертом квартале текущего года ожидается ввод в эксплуатацию новой молочно-товарной фермы на 200 голов коров. Также дополнительные объемы производства молока и мяса в 2024 году обеспечат 13 семейных животноводческих ферм, построенных на средства грантов, выданных министерством», — сообщил А.И. Лобицин.

По мнению замминистра сельского хозяйства Иркутской области, вопрос о продовольственной безопасности не совсем корректно применять к региону, поскольку это понятие относится к отдельному государству.

«Иркутская область обеспечивает себя собственным производством по мясу на 63%, по молоку на 87%. Наряду с этим ежегодно около 37% мяса и 13% молока завозится из-за пределов региона. Недополученные объемы молока и мяса будут компенсированы завозной продукцией, а также за счет реализуемых проектов по созданию молочных и мясных ферм. Вести речь о продовольственной безопасности отдельного региона не совсем корректно. В соответствии с Доктриной продовольственной безопасности Российской Федерации «продовольственная безопасность Российской Федерации» — это состояние социально-экономического развития страны, при котором обеспечивается продовольственная независимость Российской Федерации, гарантируется физическая и экономическая доступность для каждого гражданина страны пищевой продукции, соответствующей обязательным требованиям, в объемах не меньше рациональных норм потребления пищевой продукции, необходимой для активного и здорового образа жизни. Таким образом, термин корректнее применять к отдельному государству. В случае недостаточности производства того или иного вида пищевой продукции на территории отдельно взятого региона, указанный дефицит может быть замещен продукцией, ввозимой как из других регионов внутри страны, так и зарубежных стран. На сегодняшний день ни одно пострадавшее фермерское хозяйство не закрылось, СХ АО «Белореченское» продолжает свою хозяйственную деятельность. По данным еженедельного мониторинга цен, средняя цена производителей на мясо крупного рогатого скота составила 304 руб./кг. Кроме того, министерством ведется работа по разработке нормативно-правовых актов, направленных на оказание помощи сельскохозяйственным товаропроизводителям в части предоставления субсидий на приобретение крупного рогатого скота для откорма», — сообщил замминистра сельского хозяйства Иркутской области.

В Управлении Россельхознадзора по Иркутской области и Республике Бурятия добавили, что «приказом Министерства сельского хозяйства РФ от 19.12.2011 No 476 болезнь внесена в перечень заразных, в т.ч. особо опасных болезней животных, по которым могут устанавливаться ограничительные мероприятий (карантин). В соответствии со ст. 19 Закона РФ от 14.05.1993 No 4979-I «О ветеринарии», при ликвидации очагов особо опасных болезней животных по решениям высших исполнительных органов субъектов Российской Федерации, может производиться в случаях, установленных законодательством Российской Федерации в, области ветеринарии изъятие животных и (или) продукции животного происхождения для целей их утилизации с выдачей собственнику соответствующего документа о таком изъятии».

В ведомстве отмечают, что «правила введения вакцины определяются ее инструкцией по применению. Большинство зарегистрированных вакцин предусматривают, что шприцы и иглы стерилизуют кипячением, место введения вакцины дезинфицируют 70% раствором этилового спирта, а также использование для каждого животного отдельной иглы или шприцов инъекционных для однократного применения (…) Для иммунизации разрешены вакцины, который внесены в государственный реестр лекарственных средств, производители могут быть как резиденты Российской Федерации, так и стран-членов Евразийского экономического союза. В соответствии с ч.1 ст. 46 федерального закона от 12.04.2010 No 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств», оборот лекарственных средств без маркировки на первичной и потребительской упаковке запрещен. Соответственно, применятся такие препараты не могут».

На момент публикации на редакционный запрос «Московской газеты» не ответили в правительстве Хакасии.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
Иркутская область, скот, ликвидация, животные
Поделиться
Похожие новости