Новость политики

Казахстан идёт по пути, проторённому Беларусью

Казахстан идёт по пути, проторённому Беларусью

Фото © «Московская газета»

07.01.2022 в 15:09:00
3609

Токаев отрубил пути к отступлению и отныне может рассчитывать лишь на Москву

В истории казахского восстания против экономической неэффективности и застывшей с советских времён системы власти точка ещё не поставлена, однако уже вырисовывается возможный сценарий дальнейших событий. По крайней мере окончательно обозначились цели и средства, которые готов применять глава республики Касым-Жомарт Токаев ради сохранения своей власти. Сегодня появилось очередное телеобращение президента, изобилующее до боли знакомыми формулировками про террористов, обученных за рубежом, и необходимость жёсткого силового ответа во имя безопасности граждан и сохранения казахского государства, вплоть до огня на поражение по людям на улицах. 

Слово Казахстан можно смело менять на Беларусь, а Токаева – на Лукашенко, и мы получим картину полуторагодичной давности. Всё это однажды уже происходило на постсоветском пространстве, и несложно понять, какой финал, с большой вероятностью, ожидает нынешнюю попытку смены власти, которую предприняли казахские граждане. После краткого августовского шока 2020 года, когда режим Лукашенко оказался в некотором замешательстве, не ожидав столь масштабного выхода людей на улицы из-за, казалось бы, рутинных «выборов», власть опомнилась и жёстко отомстила за свою недолгую слабость. Протесты были разогнаны, их лидеры попали в тюрьму или бежали за границу, все мало-мальски независимые источники информации тщательно блокировались, а милиция и КГБ получили карт-бланш на практически любые действия ради сохранения сложившейся политической системы. 

Достаточно хотя бы сравнить риторику двух лидеров постсоветских стран, столкнувшихся с масштабным народным недовольством. Вот занимающий кресло президента Беларуси Александр Лукашенко в октябре 2020 года назвал террористами некоторых людей из числа несогласных с его правлением. Внешние силы президент Беларуси также обвинял в организации и поддержке протестов, даже перечислив конкретные страны – Польша, Чехия, Литва и Украина. Ну и, само собой, открывать огонь на поражение белорусские силовики также обещали. Такую перспективу своим согражданам, в частности, обрисовал министр обороны страны Виктор Хренин, который должен руководить защитой республики в случае реальной внешней агрессии.

Есть сходство и в реакции России. Президент РФ Владимир Путин официально объявлял, что по просьбе Лукашенко был сформирован резерв российских силовиков, готовых вмешаться в ситуацию, если она выйдет из-под контроля белорусских коллег. Правда, ввод миротворцев или других контингентов из России просто не понадобился, ОМОН и КГБ справились без посторонней помощи.

И здесь начинаются существенные различия в казахской и белорусской ситуациях. Во-первых, в Казахстане протестующие довольно быстро перешли к вооружённым действиям, в отличие от сугубо мирных митингов белорусов. И из-за этого России пришлось быстро вмешаться, потому что казахская полиция обстановку уже не контролировала, а армия, судя по всему, в полной мере вмешиваться желанием не горела. 

Военный эксперт, руководитель союза «Офицеры группы Альфа» Алексей Филатов напомнил, что часть военнослужащих не шла на жёсткое противостояние с манифестантами из-за опасений, что в случае смены власти их действия посчитают преступлением. Поэтому Токаеву пришлось срочно прибегнуть к внешней помощи. Интересно, что в скоротечной попытке смены режима, которая, вероятно, всё-таки окажется неудачной, есть явная выгода и для Москвы, и для господина Токаева. 

С Россией всё очевидно. В Кремле не любят многовекторные внешнеполитические стратегии, которые пытаются реализовывать некоторые постсоветские республики. Москва считает этот регион своей исключительной зоной влияния, в которую других крупных мировых игроков допускать не следует. А Казахстан, пользуясь своей относительной экономической самостоятельностью, особенно в сравнении с другими центральноазиатскими государствами, пытался строить именно такую многостороннюю политику, не опираясь исключительно на Россию.

Возвращаясь к аналогиям с белорусской ситуацией, можно вспомнить, что тем же самым пробовал заниматься и Лукашенко, который до 2020 года то заявлял о вечной дружбе с Россией, то обвинял её в давлении, обращался за помощью к ЕС и тепло принимал у себя госсекретаря США Майкла Помпео, когда Москва отказывалась в очередной раз делать скидку на газ. 

У Казахстана таких откровенных метаний не было, но держать определённую дистанцию от РФ он точно стремился. Это отражалось и в вопросе о статусе русского языка, и в том, что Казахстан был готов участвовать в интеграционных проектах Турции, пытающейся стать лидером некоего пантюркистского объединения со странами Средней Азии. Сам Токаев, похоже, тоже был не против аккуратно поддеть Кремль и показать свою независимость. Он, к примеру, уделял много внимания голодомору 1921 года, в котором обвинял и советскую власть. В Москве, как известно, болезненно воспринимают обсуждение нелицеприятных фактов советского прошлого. Теперь с «суверенной вольницей» второго президента Казахстана, по всей видимости, будет покончено. Он при всём желании не сможет забыть, кому обязан сохранением своего поста. Российские десантники, в случае чего, смогут ему об этом напомнить.

Но сам Касым-Жомарт Токаев также не останется внакладе. Только ленивый до нынешних событий не называл Токаева несамостоятельной фигурой, зависимой от экс-президента Нурсултана Назарбаева и его окружения. Бессменный лидер нации, хотя и ушёл с президентского поста, оставался председателем Совбеза и сохранил близких ему людей на важнейших государственных должностях. Теперь в одночасье всё изменилось. Некоторые наблюдатели по горячим следам отмечали подозрительную специфику беспорядков, развернувшихся в Алма-Аты, и реакцию на них силовиков. Вероятно, когда протесты начали набирать силу и местами переходить в жёсткие стычки с полицией, в Казахстане обострилась проблема двоевластия. Каждый из двух лидеров – формальный и фактический, то есть Токаев и Назарбаев, решили укрепить свою власть, обернув временный хаос и его подавление в свою пользу. У Токаева, видимо, это получилось успешнее. Когда протесты захватили южную столицу и крупнейший город страны – Алма-Аты, силовики фактически сдали город без боя, оставив административные здания и места, где хранилось огнестрельное оружие. А затем казахи, выступающие с политическими требованиями, быстро уступили место сотням крепких мужчин в спортивных костюмах, которые уже ничего не требовали, а занимались исключительно вандализмом и мародёрством.

Параллельно с временной сдачей Алма-Аты в руки погромщиков Токаев уволил со своих постов соратника Назарбаева Карима Масимова, возглавлявшего комитет нацбезопасности, и его заместителя Самата Абиша, который приходится Назарбаеву племянником. А затем легко и непринуждённо, как бы между делом, Токаев объявил, что теперь он не только президент, но и председатель Совета безопасности республики, хотя до этого сам Назарбаев занимал этот пост, причём пожизненно. 

По чьей бы инициативе не действовали отряды мародёров в Алма-Аты, они явно сыграли на руку укреплению власти Токаева. Когда миссия была выполнена, а люди Назарбаева убраны с ключевых постов, силовики вернулись и с неожиданной решимостью начали зачищать город. Стремительная комбинация завершилась. 

Понятно, что Токаеву деваться особенно некуда. Все возможные уступки протестующим он уже сделал, введя госрегулирование цен на топливо и продукты и даже отправив в отставку правительство. Следующим шагом мог стать его собственный уход с президентского поста, но на это он явно не готов. Более того, заручившись поддержкой Москвы, Токаев взял в свои руки всю полноту власти внутри республики, взамен фактически отказавшись от многосторонней внешней политики в пользу особо близких отношений с Россией. А заодно загнал себя в ловушку, поскольку без активной помощи Кремля ему теперь обойтись не удастся. 

Призвав на помощь иностранные войска, Токаев совершенно точно заслужил к себе ненависть части казахского общества. С резким заявлением в связи с вводом войск ОДКБ в Казахстан выступил даже глава казахской диаспоры Москвы Полат Джамалов. Общественный деятель отметил, что военное вмешательство извне гражданам его страны не нужно, и казахи воспримут такие действия, как агрессию. 

Вряд ли начнутся полномасштабные вооружённые столкновения между местными жителями и контингентом ОДКБ, если последний будет вести себя корректно, но точно предсказать последствия такого шага пока невозможно. Но сограждане при первой возможности Токаеву его обращение за помощью к иностранным государствам наверняка постараются припомнить. А пока Россия и президент Казахстана продолжают обращать вспышку недовольства казахов в свою пользу. РФ упрочивает своё влияние в Центральной Азии, а Токаев – свою личную власть. А казахи, в свою очередь, получат на время более низкие цены на пресловутый газ, которые через полгода или год всё равно взлетят, и ещё более жёсткий политический режим, подготовленный к самозащите и резко реагирующий на любые проявления неповиновения. Белорусы могут много рассказать про то, как это бывает.

Во время написания этого материала появилась информация о задержании в Алма-Аты того самого племянника Назарбаева Самата Абиша, который упоминался выше. Причины и подробности пока неизвестны. Также есть сведения, что сам Назарбаев, а также его дочери с семьями покинули пределы Казахстана. 

Но, в отличии от украинского Майдана, эти события в России госпереворотом вряд ли назовут. Это, само собой, называется наведением конституционного порядка.

Автор: Алексей Черников
ТеГИ
Казахстан, протесты в Казахстане, Россия, Беларусь, ОДКБ
Поделиться
Похожие новости