Новость общества

Brexit и националистическая повестка: что сейчас происходит в Ирландии

Brexit и националистическая повестка: что сейчас происходит в Ирландии

из открытых источников

10.05.2023 в 10:38:00
3480

Как сообщили эксперты «Московской газеты», в Ирландии намечаются усиление националистической повестки и рост влияния националистической партии Sinn Fein («Шинн Фейн», — прим.ред.) на политический курс страны. Происходит это на фоне выхода Великобритании из ЕС и вызванных этим торгово-таможенных сложностей в таком проблемном регионе, как Северная Ирландия

Северная Ирландия является частью Великобритании, но общественно-политическая жизнь в регионе формируется сложным взаимодействием протестантской общины, тяготеющей к Великобритании, и католической, тяготеющей к Республике Ирландия. В последнее время конфликт между общинами обострился. Приведёт ли эта ситуация к тому, что жители Северной Ирландии в обозримом будущем захотят «воссоединения острова» под ирландским флагом?

Эти полузабытые буквы IRA

«После 12-го века Англия завоевала остров Ирландия, и туда стали переселяться протестанты из Англии и Шотландии, — рассказал «Московской газете» руководитель Центра политической интеграции Института Европы РАН Людмила Бабынина. — Ирландия длительное время малоуспешно оказывала Англии сопротивление. В 1916 году в Ирландии началось крупное восстание, и Британии, которая в этой время вела боевые действия на фронтах Первой мировой, пришлось держать на острове регулярную армию. В 1921 году был принят Билль о самоуправлении, давший южной части Ирландии без 6 северных графств, самоуправление во внутренних делах. В 1947 году была объявлена полная независимость Ирландии как отдельного государства. А Северная Ирландия – осталась частью Великобритании».

С тех пор в устройстве власти и общества Северной Ирландии есть две общины: католики-республиканцы (в основном, ирландцы) и протестанты-лоялисты или, как их ещё называют, юнионисты, отметила эксперт.

«Наличие в Северной Ирландии двух общин стало фактором напряжённости. При этом длительное время протестантов было больше, чем самих ирландцев. В 60-90-х гг. прошлого века на территории Северной Ирландии происходила «Великая Смута»: боевые отряды Ирландской республиканской армии противостояли боевым отрядам юнионистов из провинции Ольстер. После долгих переговоров решалось, кто именно будет в них участвовать, а у «ИРА» появилось политическое крыло, образованное националистической партией «Шинн Фейн», впоследствии ставшей легальной политической силой. В 1988 году удалось подписать Белфастское соглашение, или «соглашение Страстной пятницы», и начался процесс мирного урегулирования, — рассказала руководитель Центра политической интеграции Института Европы РАН. — В рамках соглашения Страстной пятницы предполагалось разоружение боевых отрядов с обеих сторон, обеспечение ирландскому населению равных с протестантами социально-экономических прав и налаживание сотрудничества «Север-Юг» между Северной Ирландией и Республикой Ирландия».

По словам эксперта, были также созданы институты, которые курировали взаимодействие «Запад-Восток» между Соединенным Королевством и Республикой Ирландия: «В 1997 году к власти в Великобритании пришли лейбористы и начали процесс эволюции, который предполагал создание в Северной Ирландии управляющих структур с представителями как ирландской, так и протестантской общины. В свою очередь, Республика Ирландия отказалась от претензии на территории Северной Ирландии. В правительство региона в рангах министров должны были входить представители партий, которые избирались в Ассамблею Северной Ирландии. На первых выборах в Ассамблею больше всего голосов получила социал-демократическая партия Северной Ирландии – юнионистская. Она стала формировать правительство. В дальнейшем, если какая-то из ведущих партий отказывалась участвовать в Ассамблее, то фактически институты и исполнительные органы Северной Ирландии не могли работать в полную силу, что случалось довольно часто, и тогда в регионе вводилось прямое управление Великобритании. В сложившейся системе есть как плюсы, так и минусы. С одной стороны, был запущен процесс мирного регулирования. С другой, в полную силу органы местного самоуправления в Северной Ирландии, как можно понять, работают не всегда».

В 2005 году специальными наблюдательными комиссиями было подтверждено, что Ирландская республиканская армия выполнила свои обязательства и прекратила деятельность, напомнила Людмила Бабынина: «Но от нее откололось так называемая Real IRA, которая не поддержала мирный процесс и в начале 2000-х, а также после Brexit (выхода Великобритании из ЕС) организовывала теракты. Также в 2005 году были убраны границы между Республикой Ирландия и Северной Ирландией, обе находились во внутреннем рынке Таможенного союза ЕС. Межирландское взаимодействие шло очень активно, развивался мелкий трансграничный бизнес, в первую очередь связанный с производством продукции сельского хозяйства. ЕС и США выступали наблюдателями этого процесса. Для развития Северной Ирландии был разработан проект Peace. ЕС присутствовал в этих процессах и как наблюдатель, и как «внешняя рамка», которая позволяла реализовывать все эти соглашения в полной мере. Кроме того, у Республики Ирландия и Соединенного Королевства существует общая зона передвижения, которая дает возможность резидентам стран пользоваться теми же социально-экономическими правами, что и их соседям. Отмечу также, что Соглашение страстной пятницы дало право жителям Северной Ирландии выбирать гражданство: британское, Республики Ирландия или оба сразу. Однако, в Белфасте до сих пор осталось разделение на католические и протестантские кварталы».

За 20 мирных лет ситуация в Северной Ирландии значительно улучшилась, заметила эксперт.

«Выросла популярность партии «Альянс», которая представляет не какую-либо из общин, а просто северных ирландцев. В последние годы она устойчиво набирает по 15–17 мест в Ассамблее. Это показатель того, что выросло поколение тех, кто считает себя «северными ирландцами». Изменилась демографическая ситуация: в 2022 году впервые ирландцев стало больше, чем протестантов (шотландцев и англичан)», — рассказала собеседница «Московской газеты».

Соглашение страстной пятницы содержит пункт, что если население Северной Ирландии проголосует большинством за объединение острова, то Британия даст на это согласие, заметила Людмила Бабынина: «До Brexit сторонников объединения было не очень много – 20-25%. Северная Ирландия голосовала против него, 58% против, в Шотландии – 62%».

Это сладкое слово Brexit

Ключевым вопросом для Ирландии и сейчас остаётся сохранение Белфастского соглашения, сказал «Московской газете» старший научный сотрудник центра британских исследований Института Европы РАН Олег Охошин:

«В рамках межгосударственного сотрудничества с Великобританией ключевым вопросом было сохранение Белфастского соглашения в условиях выхода Великобритании из состава ЕС в 2020 году и совместное налаживание связей в рамках этого соглашения. Для этого действует Консультативный совет Севера и Юга, в который входит автономное правительство Северной Ирландии и правительство Республики Ирландия. Там решаются вопросы трансграничной торговли и лицензионной деятельности, а также политического урегулирования».

Несмотря на то, что после Соглашения страстной пятницы IRA объявила о своём роспуске и отказалась от борьбы с британским правительством путём организации терактов, всё ещё остались некоторые маргинализированные ячейки IRA, которые продолжают террористическую деятельность, отметил эксперт.

«Возникают столкновения между католиками и протестантами. В ходе одного из них в 2019 году члены радикальной ячейки «Новая IRA» непреднамеренно застрелили американскую журналистку Лайру Макки. Этот инцидент заставил экспертов в Великобритании говорить о том, что вновь накапливается конфликтный потенциал между конфессиональными общинами в Северной Ирландии. Поэтому первой задачей для Республики Ирландия остаётся сохранение политической стабильности в регионе», — подчеркнул учёный.

Однако, по словам Олега Охошина, трансграничная торговля между «Севером» и «Югом» в условиях выхода Великобритании из ЕС в 2020 году стала поводом для новых конфликтов:

«Северная Ирландия, которая является частью Великобритании, и Республика Ирландия разделены прозрачной границей, которую ирландцы могут спокойно пересекать. К тому же северные ирландцы могут получать ирландские паспорта. Эта прозрачная граница стала «камнем преткновения» в переговорах по Brexit. Экс-премьер Великобритании Тереза Мэй решала эту проблему, оставляя Северную Ирландию в едином рынке Евросоюза и Таможенного союза в то время, как остальная Великобритания из них выходила. Экс-премьер Борис Джонсон поменял принцип регулирования: создал таможенную границу в Ирландском море, и все товары проверялись в североирландских портах. А сухопутная граница оставалась открытой. Но таможенное регулирование, которое всё равно должно было проходить по правилам ЕС, усложнилось, это вызывало и разногласия в британском правительстве и негодование жителей Северной Ирландии: регион во многом зависит от продажи сельхозпродукции, а дополнительные проверки этой продукции на таможне приводят к убыткам производителей. Потом было заключено соглашение «Виндзорские рамки» между ЕС и Великобританией, создавшее два таможенных коридора: «зелёный» – для британских товаров в Северную Ирландию, с упрощённой процедурой проверок – и «красный» для товаров, идущих через Северную Ирландию в страны ЕС. Этот шаг оценивается всеми сторонами как дипломатический успех, позволяющий соблюдать Белфастское соглашение».

С другой стороны, правительство республики Ирландия опасается политического кризиса в регионе, добавил собеседник «Московской газеты».

«С февраля 2022 в Северной Ирландии углубляется политический кризис. В регионе действуют принципы ко-социальной демократии, когда в представительных органах власти обязательно участие разных конфессиональных групп – равное их представительство в Ассамблее и Парламенте. Но социал-демократическая юнионистская партия Северной Ирландии блокирует работу Ассамблеи, потому что не хочет формировать её вместе с ирландской националистической партией «Шинн Фейн». Партии не могут договориться о дальнейшем сотрудничестве, поскольку юнионистов «Виндзорские рамки» всё равно не устроили. Хотя, как мне кажется, юнионисты скорее используют этот вопрос в целях политической борьбы. Возникший политический кризис может отражаться на Республике Ирландия, которая заинтересована в сохранении мира и безопасности на территории региона. Конечно, такого конфликта, как «Смута» 60-90-х, когда погибло больше 3500 человек, а силы «ИРА» делали вылазки в Ольстер и другие регионы, скорее всего, не будет. Тогда конфликт был из-за гражданских и экономических прав католиков. Сейчас же ситуация в том, что заблокирована работа органов власти, а партии нарушают Белфастское соглашение, действуя из своих интересов. Напомню, что в Ирландии был кризис 2017-2020 годов, когда заместитель лидера юнионистов и главы правительства Северной Ирландии Арлин Фостер, представитель националистической партии «Шинн Фейн» Мартин Макгиннес, ушёл в отставку из-за скандала с коррупцией в сфере возобновляемых источников энергии для бизнеса, в которой подозревалась и Арлин Фостер. А сейчас юнионисты требуют от британского правительства пересмотра всей системы соглашений по вопросу таможенного контроля в Северной Ирландии», — рассказал Олег Охошин.

(В итоге Арлин Фостер покинула пост из-за давления однопартийцев, раскритиковавших её за выполнение протокола по Северной Ирландии в рамках Brexit, – прим.авт.).

«Соглашение о выходе Великобритании из Евросоюза было подписано очень неудобно для североирландских юнионистов, потому что переносило первоначальную границу между Северной Ирландией и Соединенным Королевством в порт Северной Ирландии в Северо-Ирландском море, — напомнила Людмила Бабынина. — Фактически Северная Ирландия оставалась в правовом регулировании единого внутреннего рынка. В итоге с января 2021 года в Северной Ирландии начались проблемы с поставками из Великобритании: поставщики были вынуждены заполнять таможенные декларации. Это сильно ударило по поставкам продуктовых товаров, потому что какие-то товары, например, свежесрубленное мясо, было запрещено поставлять в регион из Великобритании по ограничениям ЕС. Были и перебои с лекарствами, ситуация стала почти критической. Недовольство выплеснулось на улицы, и впервые за много лет случились столкновения между двумя общинами. В итоге ЕС и британское правительство во главе с тогдашним премьеров Борисом Джонсоном заявили, что происходит нарушение международного права. Проблемы с лекарствами удалось решить. Но на фоне общих проблем с реализацией североирландского протокола произошла резкая поляризация между социал-демократической партией юнионистов и националистической партией «Шинн Фейн», которой раньше не было. Юнионистская партия Северной Ирландии отказалась войти и в правительство, и в Ассамблею, поэтому оба органа фактически не работают в полную силу. А «Виндзорские рамки», подписанные в феврале этого года, хотя и разрешили проблемы с Великобританией, но не привели к решению проблем в Северной Ирландии. Ситуация в регионе обострилась».

И эти красивые слова Sinn Fein

При этом сейчас к власти в Северной Ирландии впервые за всю историю региона приходят ирландские националисты, чего юнионисты не хотят допустить, сообщил Олег Охошин:

«Впервые националисты набрали большинство мест в Ассамблее, они собираются поставит на пост первого министра Северной Ирландии политика Мишель О’Нил, чтобы она формировала политический курс в регионе, а юнионисты смогут выдвинуть лишь её зама, который будет работать «на вторых ролях». Курс «Шинн Фейн» – на постепенную экономическую интеграцию с Ирландией и постепенное объединение всего острова под эгидой республики. «Шинн Фейн» действует по обе стороны границы и получит значительную поддержку от своей ячейки в Северной Ирландии».

При этом в Республике Ирландия у власти находится Коалиция, сформированная из партий «Зелёные», «Фине Гэл» и «Фианна Файл», чтобы не допустить к власти националистическую партию «Шинн Фейн» и не создавать в ирландском обществе раскол, рассказал эксперт.

«В Ирландии националистические настроения не так преобладают, как в Северной Ирландии, где сильна историческая память о «Смуте», — объяснил эксперт. — Республика Ирландия после 1920 года стабильно развивалась, в политической системе преобладали позиции умеренных партий, центристские позиции. А у националистов историческая повестка объединения острова Ирландия – основная. На последних выборах в парламент Республики Ирландия произошёл всплеск активности «Шинн Фейн» на почве вопроса о таможенных проблемах, но в итоге умеренные силы, создав Коалицию, не дали националистам прийти к власти».

Как пояснил Олег Охошин, помимо того, что в Северной Ирландии растёт влияние «Шинн Фейн», в перспективе на руку националистам может играть и демографическая ситуация: рождаемость среди католиков выше, чем среди протестантов, а в регионе из поколения в поколение передаются не только религиозные, но и политические взгляды.

Какова сейчас общая экономическая ситуация в Северной Ирландии и в Республике Ирландия?

Brexit и пандемия повлияли на оборот экспорта и импорта товаров и услуг через границу Северной Ирландии, он сократился. Но рынок ЕС остаётся перспективным, и темпы оборота будут увеличиваться. Это зависит ещё и от того, насколько быстро Британия выйдет из экономической рецессии, вызванной, в том числе, и кризисом энергоресурсов. Внешнеторговые связи постепенно укрепляются, но не так быстро, как могли бы. Что касается Ирландии, республика тоже столкнулась с энергетическим кризисом. В Ирландии действует довольно низкий налог на прибыль фирм, что делает её крайне привлекательной для иностранных компаний. Помимо этого, в республике развиты пищевая, текстильная, машиностроительная, химическая промышленность. Продукция мясомолочного животноводства поступает как на внутренний рынок, так и на рынок ЕС. В Ирландии выращиваются такие сельскохозяйственные культуры, как ячмень, картофель, пшеница (поставляется на экспорт). Несмотря на то, что ирландские производители несут определённые убытки из-за антироссийских санкций Запада, стране приходится придерживаться общеевропейской политики: экспорт в сфере машиностроения и химической продукции в Россию прекратился», — заключил Олег Охошин.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
Brexit, ирландия, ес
Поделиться
Похожие новости