Новость общества

Психолог Валерий Ивановский раскрыл тайну вещих снов

Психолог Валерий Ивановский раскрыл тайну вещих снов

Фото: «Московская газета»/Жанна Гавшина

28.08.2020 в 13:29:00
876

Также эксперт рассказал, что вещими бывают не только сны

Многие россияне относятся к сновидениям с мистическим трепетом: бывает, что события, которые человек «проживает» во сне, сбываются и наяву. Такие сны в народе называют вещими. Есть ли у этого явления научное объяснение, и можно ли вещие сны толковать? Об этом мы разговариваем с клиническим психологом, основателем школы психологического боя «Валаал» Валерием Ивановским.

 — Валерий Валерьевич, почему, на ваш взгляд, в ряде случаев сновидения могут сбываться?

— Прежде чем ответить на данный вопрос, необходимо определиться с тем, что же это такое — сновидение, и уже исходя из этого базового понимания делать дальнейшие выводы. С точки зрения психологии, сновидения представляют собой процесс визуализации наших мыслей во сне. То есть ряд не всегда понятных образов, которые «видит» человек, не что иное, как процесс образования его мыслей.

Поскольку во сне в силу особенностей этого состояния не происходит артикуляция (то есть, человек не «проговаривает» образы), этот процесс откатывается к своей основе. А в основе мыслительного процесса находится так называемый универсальный предметный код (УПК) — понятие, введенное в научный оборот выдающимся лингвистом и психологом Николаем Жинкиным. Он в свое время доказал, что изначально мышление человека не связано с речью: оно кодируется на неких внутренних образах, которые затем мы в своем сознании «опредмечиваем», то есть обозначаем словами. Эти образы и есть универсальные предметные коды.

Процесс мышления в сновидениях как бы разворачивается в обратную сторону: если во время бодрствования мысль облечена в слово (образ визуализируется вслед за словом), то во сне мы изначально видим именно универсальные предметные коды, которые человек впоследствии может артикулировать. Другими словами, во сне человек видит некие визуальные образы, а проснувшись, когда «включилось» сознание, он «опредмечивает» сон. Например, «мне сегодня снилось, как я отдыхал на Лазурном берегу». Именно такая последовательность: от образа (универсального предметного кода) к его словесному отождествлению.

— А как это связано с вещими снами?

— Напрямую. Сновидения — это, по сути, процесс нашего мышления, который мы с вами не осознаем во время бодрствования, но во сне мы его «видим». Отталкиваясь от этого понимания, можно ответить на вопрос о существовании вещих снов. Существуют ли мысли, которые претворяются в действительность? Безусловно, да. Потому что слово (как отражение мысли), помимо коммуникативной функции, выполняет функцию стимула, побуждая нашу психику совершать определенные действия. И если нечто находится в сфере нашего мышления, велика вероятность, что мысли станут побудительным мотивом для определенных действий, результатом которых, в свою очередь, станет воплощение того, о чем человек думает. Например, некто очень хочет купить автомобиль; он думает об этом во время бодрствования (от слова к образу), во время сна этот автомобиль «возвращается» к нему в виде универсального предметного кода — «чистого» образа, который после пробуждения вновь артикулируется. Человек мотивирован, он работает и зарабатывает, и в итоге становится счастливым обладателем авто.

По аналогии происходит и с другими ситуациями, в том числе и негативными: человек в сознании «гоняет» мысли о некоей болезни, эти мысли отражаются в виде образов в его сновидениях, потом он эти образы вновь вербализует,  в этом случае он действительно имеет неплохие шансы заболеть. Получается, вещие сны, которые рисуют будущую реальность, все-таки существуют.

— Раз так, существует ли рациональная основа в толковании снов? Или все это, как говорят в народе, от лукавого?

— В данном случае, безусловно, от лукавого. Сновидение — это, как уже говорилось, процесс видения своих мыслей, но мысль, как мы тоже помним, совершается в слове. А что такое слово? С одной стороны, это общеупотребительное социально установленное значение части реальности — предметов или явлений: мяч, стул, дождь, туман. Так люди могут коммуницировать друг с другом. Впрочем, это часть филогенетического, родового развития, а в процессе онтогенеза человек, помимо общеупотребительного значения слова, наделяет его еще и каким-то своим, индивидуальным смыслом. Возьмем, например, лед: агрегатное состояние воды — это значение слова. Однако у разных людей могут возникать различные смысловые ассоциации с этим словом. Кто-то, например, любит играть в хоккей и у него с понятием «лед» связаны исключительно приятные воспоминания. Другой же в детстве провалился под лед и лишь по случаю остался жив; для него это слово — символ опасности, ужаса и смерти.

Теперь рассмотрим в этом ключе толкования снов: выходит, что в них нет резона, раз у каждого человека может быть свой личностный смысл одних и тех же слов. Корректный универсальный «сонник» составить просто невозможно. Также необходимо помнить, что личностный смысл слов для человека не статичен, он может меняться в течение жизни. Например, в детстве человек не любил пельмени, и это слово вызывало у него не самые приятные ассоциации. Однако с возрастом человек по разным причинам изменил свое отношение к данному блюду, и слово «пельмени» теперь вызывает у него чувство радости, довольства, будоражит аппетит. Впрочем, в течение жизни с приобретением жизненного опыта расширяется и видоизменяется не только личностный смысл, но и значение слова.

— Почему тогда одни люди довольно часто видят сны, события из которых впоследствии сбываются, а другие — в лучшем случае какие-то оторванные от реальности картинки, которые к тому же быстро забываются?

— Базовым в данном случае является понятие осознанности. Когда человек во время  бодрствования  задумывается о своей жизни, анализирует свой повседневный опыт, рефлексирует по поводу каких-то будущих траекторий своей жизни, вероятнее всего, этот процесс будет продолжаться и в сновидениях. Человек будет гораздо чаще видеть так называемые «вещие сны», отражающие направление его мышления, и такие сны, соответственно, будут сбываться, так как осознанный человек планомерно идет к достижению своих жизненных целей.

Те же, кто живут бессознательно, плывут по течению, меньше рефлексируют и задумываются о смысле и цели своего существования или даже вовсе не задумываются, навряд ли будут видеть не только вещие сны, но и вспоминать обычные. Таким образом, это находит отражение и в сновидениях таких людей: они гораздо реже видят «вещие» сны и гораздо реже запоминают свои сновидения.

— Можно ли в таком случае сказать, что человек не столько предугадывает, сколько формирует свою будущую реальность?

— Конечно да!

— Но как тогда объяснить «вещие» сны о событиях, произошедших впоследствии с другими людьми?

— О жизни близких (значимых для нас) людей нам известно вполне достаточно для того, чтобы прогнозировать определенные события в их жизни. Например, если ребенок трудолюбив, если родители не мешают, а помогают ему в развитии, если он хочет поступить в МГУ и стать великим биологом — это с высокой степенью вероятности произойдет. Или наоборот, когда молодой человек с третьего класса курит, с седьмого пьет, плохо учится и состоит на учете в полиции, то вполне резонно предполагать, что он, в конечном итоге окажется в тюрьме.

В данном случае нет никакой магии — есть анализ ситуации, который наше сознание выполняет по умолчанию. Это один из базовых элементов мышления. И, конечно, экстраполяция, когда по аналогии мы переносим очевидные выводы на развивающуюся ситуацию.

— Все это очень похоже на то, что мы обычно называем интуицией. Это явления одной природы?

— Абсолютно верно. Интуитивное предчувствие событий — это когда все промежуточные этапы мышления (анализ, синтез, ассоциативное сопоставление и т. д.) проходят бессознательно, человек же получает готовый результат в виде некоей вспышки, озарения, инсайта. Но для этого необходимо, чтобы в структуре психики индивидуума уже присутствовал определенный жизненный опыт, достаточное количество понятий, которые при помощи нейронных связей могли бы соединяться и выдавать некий обобщенный результат.

— Если, например, человеку часто снятся очень страшные сны (например, как его убивают), это повод задуматься… о чем?

— Мы с вами говорили о том, что вне психологического контекста каждого человека его сновидения можно интерпретировать как угодно, и эти толкования могут иметь мало общего с реальностью. Без знания конкретики в такой ситуации можно лишь предполагать, что человек изо дня в день навязчиво думает о чем-то плохом.

Язык универсальных предметных кодов не пересекается с вербальным словом, он символичен, и его символы могут иметь значения, отличные от «предметного» языка. Если взять предложенный вами пример: убийство во сне не обязательно означает лишение жизни в реальности. Это может свидетельствовать о недостатке чего-либо, о потере, о страхе, переживаниях. Ну и о том же страхе смерти, кстати говоря. Да и смерть в понятийном языке каждого человека может обозначать разное: для одних это конец всего, для других — врата в новую жизнь.

— Можно ли считать слишком часто повторяющиеся «страшные» сновидения неким тревожным сигналом?

— Вероятно, здесь можно вести речь о наличии обессивно-компульсивного расстройства (невроза навязчивых состояний), но с уверенностью что-либо говорить следует лишь после изучения конкретной ситуации. Поэтому, если что-то подобное происходит с вами или с кем-то из ваших близких, нужно безотлагательно обратиться к клиническому психологу, психотерапевту или психиатру.

Автор: Алексей Нилов
ТеГИ
Психология, Валерий Ивановский, вещие сны
Поделиться
Похожие новости