Новость общества

Психолог Валерий Ивановский рассказал, почему важно следить за своими словами и существует ли магия

Психолог Валерий Ивановский рассказал, почему важно следить за своими словами и существует ли магия

«Московская газета»

23.07.2020 в 20:29:00
1193

Также эксперт рассказал, в каком случае человек может пойти на убийство под воздействием внушения

У людей, испытывающих проблемы со здоровьем или неурядицы в личной жизни, нередко возникают мысли о том, что их кто-то сглазил, «испортил» или, хуже того, проклял. Не найдя ответа и помощи у традиционной медицины, многие из них обращаются к всевозможным магическим практикам, однако и это далеко не всегда решает проблему…

Что представляют собой сглаз, порча и тому подобная мистика с научной точки зрения? Возможно ли такое воздействие на человека, или все разговоры об этом — не более чем суеверия? Об этом мы беседуем с клиническим психологом, основателем школы психологического боя «Валаал» Валерием Ивановским.

— Валерий Валерьевич, часто говорят, что словом можно вылечить, а можно и убить. Это образное выражение, или же оно имеет буквальный смысл?

— Имеет. Практикам лечения (или попыткам убийства) словом, по меньшей мере, несколько тысяч лет. Они возникли на заре развития человечества, когда, упрощенно говоря, некие маги (шаманы) при помощи определенных заклинаний, сопряженных с теми или иными ритуалами, людей лечили. А также могли навести порчу на скот или на обладателя этого скота. Со скотом еще бабушка надвое сказала, а люди нередко умирали.

В наши дни такие практики — я имею в виду лечение словом — приобрели форму консультаций психологов или психотерапевтов. Ведь это тоже, наверное, можно назвать магией: когда люди реально излечиваются, освобождаются от проблем, страхов и других угнетающих состояний при помощи определенных слов и техник. При этом бывают и прямо противоположные ситуации. В медицине есть такое понятие — ятрогения; это заболевания или состояния пациента, вызванные непреднамеренными действиями врача. Существует психогенная ятрогения — это расстройства психики у пациента, вызванные непонятными либо неосторожными высказываниями доктора о состоянии его здоровья. Также психогенная ятрогения может возникнуть при самостоятельном (без экспертных консультаций) изучении специализированной медицинской литературы, прослушиванием всевозможных лекций, просмотре различных телепередач. Давно известны случаи, когда человек определенного психического склада, читая медицинские справочники, находит у себя чуть ли не все болезни, в них описанные. И по злой иронии судьбы, впоследствии умирает от одной из этих болезней. Хотя до своих «научных изысканий» был абсолютно здоров.

То есть воздействие слова на наше физическое и психическое здоровье — это реальность. Более того, это не какие-то исключительные случаи, а часть нашей повседневности.

— Каким образом происходит это воздействие?

— Человечество, как с точки зрения науки, так и с позиции разных религиозных доктрин, пытается ответить на базовые вопросы «Что есть жизнь? Что есть человек в мире? Что есть мир в человеке? Какова цель нашей жизни?» И часто в поисках ответов, выстраивая сложнейшие умозрительные теории, мы упускаем из виду базовую вещь: вся наша жизнь — это слово. Даже Библия начинается интереснейшей фразой: «Вначале было Слово…». Ведь, по сути, слова и их сочетания — это все, что есть в нашей жизни; и это все, что нашу жизнь образует. Можно сказать, что наша жизнь, с одной стороны, это история, которую сначала нам рассказывают наши близкие (родители), а потом рассказываем мы себе сами при помощи, в том числе, и окружающих. В этой связи слово — та основа, при помощи которой мы постигаем окружающий нас мир. С другой стороны, слово — это тот инструмент, при помощи которого мы отражаем этот окружающий мир, передаем какую-то значимую информацию о нем. Причем не только другим, но и себе. Ведь, явление воли (с точки зрения психологии) — это свернутая внутренняя речь, при помощи которой, мы совершаем те или иные поступки. Предварительно мы даем себе некоторый приказ: «Иди/смотри/делай», и это все объективируется в виде так называемой воли.

То есть, слово — это базис. Тот базис и единственный инструмент, при помощи которого мы взаимодействует с миром. И, соответственно, слово, так как оно для нас шифрует мир, является не просто неким знаком и символом; оно не просто шифрует, оно и воздействует. Простые примеры: иногда бывает достаточно представить лимон, чтобы во рту стало кисло; представить какую-то ужасающую ситуацию с нашими близкими — и мы тут же испытаем страх и тревогу. Есть более наглядные вещи, связанные, например, с гипнозом. Ведь гипноз — это определенное словесное внушение, после которого человек может почувствовать, какие-то физические состояния (жару, холод, боль или щекотку). Еще пример: читая шедевры художественной литературы, мы начинаем сопереживать героям.

В случае так называемой «порчи» (сглаза, проклятия), это все происходит гораздо быстрее (во времени не растянуто), и гораздо глубже, результативнее. По сути, маг — это в каком-то смысле тот же самый гипнотизер, дающий некую директивную установку, и она, если человек ее воспринимает, выполняется. По-другому и быть не может: если вспомнить академика Ивана Павлова, слово — это вторая сигнальная система, именно тот агент, при помощи которого образуются условные связи.

— То есть, все происходит по принципу «скажи человеку сто раз, что он свинья, и на сто первый он ляжет в лужу и захрюкает»?

— Абсолютно верно. Это описывается простейшей моделью, когда ты говоришь кому-то: «Встань, пожалуйста, иди, закрой окно». Ни у кого же не вызывает священного ужаса ситуация, когда человек под воздействием этого слова-команды идет и окно закрывает. Что касается так называемой порчи и прочих внушений — это та же самая модель: когда человеку дается директивная установка. А так как слово — это все, что у нас есть, то, как правило, она выполняется. Причем чем больше человек сопротивляется некоему внушению, тем больше он акцентирует на этом внимание и, соответственно, с большей вероятностью установка срабатывает.

— У разных людей различная степень внушаемости. Кто наиболее, а кто наименее подвержен внешнему воздействию?

— Долгое время считалось, что чем менее образован человек, тем больше он находится в плену некоторых суеверий и, соответственно, тем более он внушаем. Но, как показала практика, и люди высокообразованные очень часто становятся жертвами внушения. Я бы ставил вопрос не о внушаемости, а об авторитете того, кто отдает директивы. Потому что внушаемость — это абстрактное понятие, которое невозможно ни количественно, ни качественно просчитать или определить. А вот если сказать человеку, что перед ним признанный психолог, гипнотизер или тот же маг, то под давлением навязанного ему авторитета он с большей степенью вероятности поддастся внушению. Но, еще раз повторяю, подвержены этому абсолютно все.

— Возможно ли словом (внушением) полностью парализовать собственную волю человека до такой степени, чтобы он совершал какие-либо действия даже вопреки своим желаниям и внутренним этическим установкам?

— Если говорить о гипнотических техниках, используемых психотерапевтами, то вряд ли. В данном случае, что бы человеку ни внушали, он не совершит того, что противоречило бы его  глубинным базовым установкам. Но если мы говорим о некоем «магическом» или деструктивном внушении, то вполне себе. Самый яркий пример — тоталитарные секты, которые, якобы предлагая человеку ответы на самые важные для него вопросы бытия, затягивают его в свои тенета и порой заставляют совершать очень нелицеприятные вещи. Однако в их сети чаще всего попадают люди, имеющие весьма размытые понятия о себе, своих целях и добре, и зле. Они пытаются найти того, кто ответит за них и для них на экзистенциальные вопросы, а они уже этот ответ воспримут в готовом виде. Эти люди гораздо легче могут совершать неблаговидные поступки, вплоть до полного отказа от себя. И не потому, что они такие плохие, а потому что понятия добра и зла, цель человеческой жизни — для них вещи несформулированные. Поэтому, признавая над собой внешний авторитет, они идут к всевозможным гуру, которые не всегда добропорядочны.

— Вы говорите, что вряд ли можно полностью парализовать собственную волю человека посредством профессионального гипноза, а с помощью некоего деструктивного «магического» воздействия — вполне. А в чем разница?

— Если говорить о гипнозе, как о лечебной процедуре, он проводится по назначению врача. А к врачу в данном случае осознанно приходят люди с определенными проблемами, с той же социальной дезадаптацией. Уже сам факт их визита к специалисту говорит о том,  что они  ответственно относятся к себе, хотят быть излеченными. То есть понимают, что у них что-то не так и хотят стать лучше. Это, можно предположить, люди цельные, несмотря наличие определенных проблем; этические установки у них сформированы. На глубинном уровне с раннего детства у цельных людей закреплено, что причинение вреда другому человеку, тем более лишение его жизни — один из самых страшных поступков, которые только возможны в социуме. Поэтому даже если специалист попытается внушить что-то подобное, он с высокой степенью вероятности наткнется на сопротивление.

Если же мы говорим про деструктивные культы, то должны помнить, что туда приходят главным образом либо те, кто изначально не имел четко сформулированных понятий о добре и зле, либо люди «потерянные». Может, какое-то несчастье случилось лично с ними, возможно, с их близкими. Их картина мира разбилась, потому что весь их предыдущий опыт оказался бессильный перед этими вызовами. Они потеряли нравственные ориентиры, и приходят в секту как в последнее пристанище. У них разбитое, демонтированное мировоззрение, они пытаются загрузить в себя новую картину мира, вновь приобрести духовный каркас, который некогда был разрушен. То есть, подобные люди — самая благодатная почва для лидеров деструктивных культов. И если во вновь загружаемой в сознание такого человека картине мира оправдывается, например, убийство ради торжества «единственно верного учения», то он с большой долей вероятности сможет сделать это.

— Исходя из вышесказанного, можно ли считать «порчей» ситуацию, когда, допустим, жена ежедневно твердит мужу, что он бездельник, неудачник, никчемный человек? Или наоборот, когда муж систематически говорит супруге, что она некрасива, никому не нужна, плохая мать?

— Конечно, да. Это страшная деструктивная практика, которая ни в коем случае не исправляет находящегося рядом человека, но лишь больше и больше снижает его самооценку. В итоге эти систематические внушения все дальше и дальше уводят человека от того идеала, который бы «вторая половина» хотела видеть в нем. Получается, дурная жена каждый день проклинает своего мужа, как и дурной муж — свою жену.

С другой стороны, если индивидуум принимает такое положение вещей, значит, он внутренне согласен с внешним контролем и оценками со стороны, он готов принимать их некритично и следовать им.

Работает и прямо противоположное правило: как говорят в народе, за каждым успешным мужчиной стоит умная женщина. То есть, позитивное внушение делает из человека героя во всех смыслах.

— Предположим, человек столкнулся с описанной выше негативной ситуацией в семье или на работе. Как этому противодействовать?

— Человек 24 часа в сути живет сам с собой, он как никто другой знает свои слабые и сильные стороны. И, собственно говоря, давать объективную оценку самому себе может только он. Если захочет, конечно. Если будет необходимость услышать оценку со стороны, то он сам ее попросит. Поэтому самым главным авторитетом и самым главным мотиватором для себя должен быть он, а не другие люди. Особенно, когда кто-то дает ему негативные оценки, он должен понимать, что не надо воспринимать их слишком критично.

— А не закроет ли такая позиция от справедливой критики?

— Я думаю, что критика в любой форме работает весьма ограниченно: если целью стоит мотивировать человека на изменения в лучшую сторону. Как правило, столкнувшись с критикой, люди закрываются и пытаются найти себе оправдание, а вместе с этим какие-то уничижающие характеристики для того, кто критикует, чтобы лишить его авторитетности в собственных глазах. Поэтому роль критики в совершенствовании человека, думаю, переоценена — гораздо важнее позитивная мотивация. Иными словами, пряник, а не кнут.

Разумеется, это не значит, что человек должен искусственно закрыться ото всех и не прислушиваться к другим. Речь о том, что воспринимать внешнюю информацию о себе нужно дозированно, критически, с другой стороны — не стоит пытаться понравиться всем и, конечно, не надо путать критику с объективным ответом среды на какие-то наши действия, которые являются так называемой обратной связью, показывающей насколько адекватно ситуации наше поведение или образ мыслей.

Негатив вряд ли может мотивировать человека на продуктивную деятельность. Он может заставить его подчиниться, внешне показать согласие, но внутренне это всегда будет протест.

— Есть необходимость высказать критическое замечание близкому человеку. Как сделать, чтобы, с одной стороны, это было эффективно, с другой — не вызвало негативных последствий?

— Для того чтобы понять, стоит ли вообще затевать разговор, хорошо бы задать самому себе три вопроса от древнегреческого философа Сократа — мыслитель, как гласит легенда, задал их одному из знакомых, который собрался что-то рассказать ему об одном из его учеников. Первый вопрос: то, что ты хочешь сказать — это правда? Второй вопрос: это хорошее или плохое? И третий: будет ли ваш рассказ человеку полезен?

Прежде чем пытаться кого-то исправить, стоит задуматься, почему появилось желание это сделать. Не является ли это, например, отражением собственных отрицательных черт, которые вы не видите в себе, но замечаете в других?

Если вы все пришли к необходимости высказать некие замечания, следует делать это с максимальной деликатностью. Ни в коем случае не унижать, не дискредитировать человека, а напротив, объяснить ему, что ваши слова послужат его дальнейшему росту.

Автор: Беседовал Алексей Нилов
ТеГИ
Валерий Ивановский, магическое воздействие,семейные отношения
Поделиться
Похожие новости