Новость общества

Стилист Гения Розен: «Для меня служить красоте – это миссия»

Стилист Гения Розен: «Для меня служить красоте – это миссия»

Фото из архива Гении Розен

26.05.2024 в 18:47:00
2019

Внешний вид важным фактором успеха в нашей стране считают более половины россиян. К таким выводам пришли социологи ВЦИОМ после проведения соответствующего опроса

С точкой зрения о важности внешнего вида согласились 62% респондентов, а 77% опрошенных были согласны с пословицей «Встречают по одёжке, провожают по уму». При этом мнения россиян о том, стали ли люди в последнее время больше или меньше следить за своей внешностью, разделились примерно поровну. Значимость внешнего вида подтверждается и тем фактом, что многие кардинально меняют что-либо в своей внешности после важных событий в жизни, причём как позитивных, так и негативных. На вопрос о том, случалось ли им хоть раз в жизни кардинально менять внешность, 66% респондентов ответили положительно. Самыми популярными методами смены имиджа назывались окрашивание волос в яркий цвет или принципиально новая стрижка, эксперименты со стилем одежды и татуировки.

О том, какими особенностями отличается построение бизнеса в индустрии красоты, зачем туда идти и чего можно достичь, «Московской газете» рассказала с владелица столичной креативной студии красоты GENIA ROZEN, основательница школы стилистов CONCEPT SCHOOL и парикмахер международного уровня Гения Розен.

— Гения, как Вы пришли в профессию? Почему выбор пал именно на индустрию красоты?

— Эта привязанность возникла с раннего детства. Сама я еще не осознавала, что хочу быть в такой профессии, но уже тогда любила все, связанное с красотой. Осознанно я принялась за эту деятельность, когда мне было почти 30 лет. Я тогда разошлась с мужем и совершенно не знала, что мне делать, ведь до этого момента никогда и нигде не работала. У меня абсолютно не было понимания, как дальше себя проявлять в жизни. Я решила выбрать путь, который мне наиболее близок – преображение людей и красота.

Еще в 7 классе я начала стричь на дому, вела запись клиентов в дневнике. Естественно, никаких парикмахерских инструментов и отдельного помещения у меня не было. Я стригла одноклассников и одноклассниц, старшеклассников в коридоре своей квартиры, уже даже не помню, какими ножницами. Тогда мне показалось, что быть парикмахером – это очень легко. А вот когда я выбрала профессию уже осознанно, то поняла, что совсем ничего не знаю. Волосы – это ведь целое искусство, настоящая философия. Можно провести хорошую аналогию с музыкой – кажется, всего лишь 7 нот, но, выучив только их, просто так не сыграешь.

В первую очередь я начала с изучения людей, смотрела, какие бывают типажи, формы лица и головы. На первых порах я фундаментально училась понимать, с чем буду работать, но мне всегда хотелось большего – доводить все до идеала, получать итог с эффектом «вау». Вот в таком поиске я анализировала рост волос, краевую линию, формы лица и чувствовала себя настоящим художником. Это оказалось первым моим шагом. То, чего никто ранее не делал, начала делать я.

— Почему в индустрии красоты Вы выбрали именно работу с волосами?

— Для меня волосы – это основа, то, что дает возможность сразу увидеть полный образ. Визажа мне было мало. Конечно, можно сделать красивый макияж, спрятать недостатки, подчеркнуть достоинства, но работа с волосами оказалась чем-то большим. Мне необходимо было, например, создавать такие стрижки, которые служили бы владельцу. Важно понять и воспринять ту базу, которая у тебя есть, и улучшить ее.

Я поняла, что вообще не чувствую мокрые волосы. Их не видно, нет понимания, как они будут работать, ведь ходим то мы всегда с сухими волосами. Мне необходимо понимать, чувствовать это движение стрижки, управлять им. Так, собственно, и сложился мой девиз «Чувствуй, понимай, управляй».

— Как Вам пришла мысль включить в обучение мастеров уроки не только по работе с волосами, но и по психологии?

— Мастер не сможет выполнить работу качественно, пока не почувствует клиента, его стиль, характер, особенности. Ты сначала входишь в диалог с ним, анализируешь человека как психолог, а потом уже начинаешь подключать весь свой багаж знаний в определенной сфере. И уже со временем, с опытом вырабатывается нужный взгляд. Иногда видишь, что клиенту откровенно не идет, а ему комфортно в этом образе. Тогда ты начинаешь смотреть, анализировать, почему так происходит. Это все особенности психотипа.

Есть люди, которые привыкают к чему-то одному и фактически не могут выйти из своей зоны комфорта, им очень тяжело. Если резко изменить образ такого человека даже в лучшую сторону, для него это будет травмой, потому что он привык к тому, что есть. Тогда ты понимаешь, что этого клиента нужно очень бережно, аккуратно, поэтапно провести: добавить пару светлых прядей, изменить основной цвет волос. Через контакт, общение, постепенное преображение человек и раскрывается. А бывают прямо противоположные ситуации, когда, наоборот, творческой личности нужно кардинальное изменение, прямо революция, полная смена имиджа, а мастер при этом будет предлагать какие-то небольшие изменения.

Я не хотела быть парикмахером в классическом понимании. Выбрав сферу работы с волосами, я себе пообещала, что никогда не буду работать просто стричь и красить. Этого мало, мне сразу хотелось обучать, даже еще ничего не умея. Тогда я набрала команду и, уча их, училась сама. Это был полностью экспериментальный период в течение двух лет. Я сама находила какие-то варианты, наработки и делилась ими.

— Но Вы ведь пробовали себя и в других профессиях бьюти-сферы: визажист, косметолог, мастер ногтевого сервиса?

— У меня вообще интересная история. В самом начале пути я сразу же устроилась в самый лучший салон в Набережных Челнах. Профессиональных знаний у меня тогда особо не было, но, думаю, директор салона «Шарм» Светлана Ивановна увидела во мне человека, который очень стремится творить и расти. Там я вообще сначала работала художником по ногтям. Тогда в городе никто конкретно нейл-артом не занимался. Саму идею я увидела, когда была в Турции. Позже меня взял на обучение лучший косметолог в Набережных Челнах Анна Кузьминична. Она сказала, что никогда никого не учила, но меня взяла.

Я работала во всех сферах, которые касаются красоты, для меня это было всегда очень важно. Я себя сравниваю с хирургом. Ведь, даже если врач делает операции только на сердце, он все равно должен знать анатомию полностью. Так же и мне необходимо было изучить образ целиком, как основу.

Меня приглашали в Москву в качестве визажиста, но я поняла, что этого мало. То же самое почувствовала и в косметологии. Ты вроде сделал чистку лица, массаж, но красоты, самого эффекта сразу не замечаешь. Он будет потом, а мне было важно видеть результат здесь и сейчас. Я бывшая спортсменка – спринтер, занималась бегом именно на короткие дистанции. Это уже, видимо, как черта характера. Мне нужно видеть итог моментально и понимать, как он будет работать дальше.

Я занималась вообще всем в сфере красоты, даже организовала проект «Золушка» для журнала. Мы брали прохожих с улицы и предлагали им бесплатно сменить образ: делали макияж, стрижку, укладку, переодевали, подбирали аксессуары. То, что сейчас очень популярно я делала еще 23 года назад.

— Как Вы открыли свою первую студию? Насколько тяжело было начать этот путь руководителя?

— Прежде чем открыть студию я взяла курсы по психологии, стала много читать, училась разбираться в людях. Для меня важно было создать коллектив и правильно управлять им. Эти знания и навыки и сейчас мне помогают как спикеру на выступлениях.

Еще во время работы в салоне после Нового года я попала в аварию, получила травму позвоночника и полгода не могла ходить. В этот момент стало ясно, что нужно действовать самой. Как только я встала на ноги первым делом нашла помещение и открыла свою студию.

Тогда я еще до конца не восстановилась. Мне сказали, что процесс полной реабилитации займет много времени, но с этим помогли мои клиенты. Они достали сильные уколы, благодаря которым я очень быстро пришла в норму. После того, как мне предложили помещение на 11 этаже бизнес-офиса, буквально за месяц я открыла свой первый салон «Гениаль». Меня совершенно не смущало расположение студии. Я подумала: ко мне домой на 9 этаж клиенты ходили, так почему на 11 не станут? Тем более это был центр города, с балкона открывался прекрасный вид на фонтаны. Там я открыла салон, и все понеслось.

В ночном клубе я как-то увидела девушку, которая очень классно танцевала, и сделала ей комплимент. Она, как оказалось, где-то обо мне слышала или видела меня ранее. Я уже в то время была достаточно публичным человеком. Эта девушка попросила взять ее вместе с другом, который тоже мечтал стать парикмахером, в ученики, и я согласилась. Мой первый состав получился из танцоров, продавцов магазина джинсовой одежды, самых разных людей. Я набрала всех «нулевиков», и мы вместе начали расти. Спустя время мои первые ученики стали одним целым, превратились в настоящую команду профессионалов.

Меня как-то пригласили выступить в эфире ночного канала. Там я сделала объявление, что набираю парней в команду. Моей мечтой было создать мужской коллектив, который служил бы красоте. Не могу сказать, что это получилось реализовать, но, тем не менее парней в команде у меня было много, они работали на самых разных позициях. Одного я поставила на должность шамписта. Это человек, который профессионально занимается мытьем головы. В городе тогда еще никто не понимал, как такой процесс может выполняться отдельным мастером и стать чем-то особенным. Естественно, это целое искусство, полный ритуал. Мы делали массаж, выключали свет, зажигали ароматические свечи, создавали прямо релакс процедуру. Многие приходили в салон даже не на стрижку или окрашивание, а просто помыть голову, потому что это было необычно. Я договаривалась с цветочным отделом, собирала лепестки роз и пионов, чтобы использовать их в процессе маникюра и педикюра. В общем, генерировали идеи, как могли.

«Гениаль» никогда не был простой парикмахерской. У нас клиенты вели себя не как в обычном салоне, они приходили туда как в клуб. Я эту студию называла своим «гнездом». Ко мне даже из Москвы приезжали в Набережные Челны, потому что хотели ощутить эту атмосферу, увидеть, что вся команда работает не как парикмахеры, а как эксперты. И мы вместе думали над образом клиента, это всегда была дискуссия, обсуждение. Никогда у нас человек не отдавался полностью в руки одного мастера. Мы все работали как одна команда, и такой формат сохранился сейчас в салоне GENIA ROZEN. Я старалась делать все для комфорта клиента, чтобы он приходил и понимал, что моя студия – нечто большее, чем просто парикмахерская.

И такой подход, конечно, очень сильно выделил салон в городе. У меня начали обслуживаться все известные люди, вся мэрия. Сарафанное радио работало очень хорошо, обо мне говорили, рассказывали друг другу.

— Но потом Вы приехали в Москву?

— У меня изначально была мечта вернуться в Москву, я очень люблю и всегда любила этот город. Здесь я долгое время жила, родила дочь, а Челны – это моя юность, школьные годы. В связи с обстоятельствами, когда я разошлась с мужем, мне нужно было вернуться к маме. В Челнах я открыла свою первую студию, но мечта меня все не отпускала. В какой–то момент мне предложили стать технологом бренда Selective Professional, а для этого нужно было переехать в Москву, и я согласилась.

Потом мне поступали предложения от других компаний. В одной из них я осталась на восемь лет арт-директором. Благодаря этой работе я начала думать не только о клиенте, как в Челнах, но и о функционировании бизнеса как организма. Тогда я уже управляла полностью другим процессом. Получилось все, в том числе благодаря челнинским наработкам, которые я до сих пор использую.

Крайне важно в начале пути быть исследователем, не только получать от кого-то знания, но и самому искать ответы на многие вопросы. Тогда ты понимаешь, что единственная проблема мастеров в работе с клиентами – неспособность выявить их истинные потребности. Клиент – это бог, всегда нужно осознавать его желания. Мастер может выполнить работу профессионально, только если он понимает, кто сидит в кресле, видит психотип человека, находит с ним контакт, строит диалог.

— Когда люди к Вам приходят, какие глубинные ответы на свои вопросы они хотят получить? В чем их главная потребность?

— Потребность в том, чтобы им создали правильный образ. Стрижка — это ведь образ. Мы сушим волосы и сразу видим результат. Мастерам нужно правильно подбирать укладку, стайлинговые средства. Иногда клиент может просто не знать о каких-то продуктах, и задача мастера – рассказать и показать, научить, как правильно.

Даже сейчас в нашей студии сидит необычная клиентка, владелица двух крупных бизнесов. Она долго искала, где ее будут так обслуживать, делать именно то, что она просит – выбривать виски, создавать рисунки. Это по натуре бунтарь и лидер, и необходимо ведь найти такого же готового на креатив мастера, а не просто обслуживающий персонал.

Профессиональный стилист должен точно знать, что нужно конкретному клиенту. Конечно, бывает такое, что в первый визит можно сделать не совсем так, как хотел бы посетитель. Мастеру в этом случае необходимо признать свою ошибку и ни в коем случае не пытаться сглаживать углы. Специалист должен увидеть и сказать: «Мне не совсем нравится, как получилась форма, цвет не так работает. Я знаю, что мы в следующий раз сделаем». Мы же не роботы, всегда есть шанс ошибиться, тем более если работаешь с этим человеком впервые.

Некоторых мастеров очень тяжело обучить правильной работе с клиентом, им иногда приходится буквально заново выстраивать базу знаний. Если мастер научился какому-то одному набору действий и не развивается, у него начинает «замыливаться» взгляд. Он всегда работает одинаково, как под копирку, а ведь у всех людей разные волосы, разные желания и потребности. Я учу любить профессию и управлять ей. Здесь нужно постоянно держать руку на пульсе, ты не можешь один раз научиться и идти по протоптанной дорожке.

— Как часто к Вам приходят клиенты без конкретного запроса, со словами «сделайте что-то на Ваше усмотрение»?

— Очень часто. Возвращаясь к тому, о чем я говорила вначале, для меня важно понимать, что за человек сидит в кресле, какая у него форма головы, лица, фигура, шея. Плюс нужно изучить структуру волос, их объем, как они лежат, как клиент укладывается. Только потом ты выбираешь определенную стрижку или окрашивание, это целый процесс. К сожалению, такому не учат в парикмахерских колледжах, там все еще преподают по старинке. В основном все мои ученики – выпускники колледжей, которых я заново учу, а на это уходят годы.

— Вы говорили о шоу-показах. Что на них происходит, как именно стилисты по волосам демонстрируют свое мастерство?

— Происходит полная трансформация. Мы подключаемся к творческому процессу, начинают работать совершенно другие нейронные связи. Когда тебе нельзя терять ни минуты, взгляд и подход абсолютно меняются. Ты начинаешь смотреть не как мастер, а как создатель, видеть не отдельную прядь, а весь объем волос. Иногда практика показывает, что и мастера со стажем работы 10-15 лет не могут подключить вот этот общий взгляд, у них как будто нет восприятия единой картинки. А вот шоу-показы как раз дают возможность увидеть большее. Ты уже управляешь не только волосами, а полностью всем образом. Это очень хороший навык, который трансформирует мастеров, делает их сильнее, открывает новый потенциал. После участия в шоу-показе тебе уже проще работать с каким-то деталями.

Когда прошло около трех месяцев с момента открытия студии «Гениаль» в Набережных Челнах обо мне начали говорить. Салон стал очень популярным именно за счет нетривиального подхода к работе с волосами. Как-то мне предложили сделать шоу в ночном клубе «Батыр». Это был мой первый показ — «Красивой быть просто». В то время такое шоу было настоящей революцией, парикмахеры раньше вообще ничего подобного не делали.

— А что будет конкретно на Вашем ближайшем шоу-показе Hypno?

— На Hypno тоже будет очень необычно. В шоу реализуется идея того, что мир Интернета захватывает нас полностью. Каждый день людям поступает огромное количество информации. Некоторые из них только потребляют контент, живут будто в вакууме. Первая модель у меня выйдет с завязанными глазами и телефоном в руках – это тот самый потребитель. Следом за ней пойдут модели, которые олицетворяют создателей контента. Они видят уже больше, но тоже проживают свою жизнь очень плоско. А третьи – рок, панки. У нас есть идея сделать один парик из прозрачных медицинских трубок, внутри которых будут волосы. И мы уже придумали, реализовали, что-то пришлось поменять, потому что конструкция оказалось очень тяжелой. Это опять же поиск того, что мы не создавали, но очень хотим.

— На каких шоу-показах Вам удалось побывать? Какие из них запомнились больше всего?

— Самое яркое шоу, которое я видела, наверное, было в Лондоне. Там собирались мировые стилисты и показывали выступления по 1–3 минуты, но это была история не про волосы в классическом понимании, упор ставился на работу с идеей.

Помню, один из стилистов сделал представление, где модели с длинными разноцветными наращенными волосами показывали танец. Автор отказался от стандартного формата показа, где модели просто ходят по подиуму, он устроил целый перформанс. В зрительном зале никто не понимал, что происходит, пока нам на экран не вывели картинку, вид сверху. У меня даже сейчас мурашки, когда я про это рассказываю. Иногда нужно посмотреть на что-либо с другого ракурса, под другим углом, чтобы увидеть, насколько это прекрасно.

Еще было много других, не менее интересных идей стилистов. Кто-то, например, делал определенную конструкцию из искусственных материалов, похожих на волосы. Модель шла по подиуму, и это время у нее откалывались, рассыпались пряди, а внутри оставалась стрижка. Тогда я поняла, что могу делать вообще что угодно. Каждое мое шоу – это тот самый выход из зоны комфорта, когда я с командой ищу, как можно придумать и реализовать что-то необычное.

Например, предыдущее наше шоу получилось очень масштабным и невероятным. Для Mone Professional я создавала коллекцию Evodoll – эволюция кукол. Первые модели у меня выходили в образах тряпичных кукол, вторая коллекция – Barbie, третья – Bratz, и уже завершающая – роботы. Мы попробовали работать вообще не с настоящими волосами, изготавливали парики, создавали прямо целые неординарные образы, чтобы показать эту эволюцию. Сам процесс над показом всегда захватывает, потому что ты не знаешь, как что-то реализовать, но ищешь, исследуешь, генерируешь идеи и в итоге находишь нужные пути. Сам этот путь и есть трансформация.

— Почему люди так много времени уделяют внешней красоте? Что такое вообще красота в Вашем понимании?

— Красота спасет мир, и она правит миром, а понимание красоты у каждого свое. В Корее, например, вообще нет лысых мужчин, это считается некрасивым. Или вот, в Европе на 18-летие родители дарят пластическую операцию, потому что человек должен соответствовать стандартам, чтобы добиться чего-то в жизни. Слава богу, конечно, у нас не так и можно быть красивым душой, своими поступками и деятельностью.

Для меня служить красоте – это миссия. Я хочу влюблять в профессию, потому что она очень глубокая, красивая сама по себе. Из этого и выросло мое желание обучать мастеров, работать с разными людьми. Многие очень хотят, просто мечтают стать стилистами, парикмахерами, но они не знают, где обучаться, как начать этот путь, чтобы сразу не терять времени.

Стилист по волосам – это профессия будущего, обычные ремесленники не выживут. Нужны именно мастера, дизайнеры волос, которые умеют не просто стричь, а именно общаются с людьми, ищут контакт, потому что эмоции – валюта будущего. Этому я учила, учу и буду учить.

— Какой важной «контрольной точки» Вам удалось достичь за последнее время?

— Недавно прошло мое первое наставничество, где я взяла мастеров под свое крыло и провела их от начального этапа до конечного. Это вовсе не значит, что после завершения курса я о них забуду, они уже попадают в команду. Даже сейчас в подготовке выступления для шоу мне приезжают помогать все бывшие ученики из разных городов. Мы объединяемся, формируется коллектив единомышленников, которые уже все понимают с полуслова, им не нужно ничего объяснять. И я хочу как можно большее количество людей заразить своим творчеством.

— Какие принципиальные отличия вкуса в России от стран Европы и Запада Вы заметили?

— В течение пяти лет я была национальным директором по России на World Beauty Congress, вывозила на конкурсы команды с разных городов. В показе участвовало более 15 разных стран, и я видела, что мы очень сильные конкуренты. Мало, кто так же тонко чувствует красоту. И это при том, что у нас нет такой подачи, вкуса в классическом понимании, как у итальянцев, например. Но у России есть огромное желание быть первой, а вкус можно и нужно развивать, создавать свои тренды, показывать русский стиль. Мы прямо резко отличаемся от остальных. И это объективно, я так говорю не из фанатизма, мне правда нравятся все страны. Но адекватно, Россия может стать самой крутой в мире бьюти, и я очень этого хочу.

— Планируете ли Вы создавать новые проекты? Какие идеи скоро перейдут на стадию реализации?

— Да, и на эти идеи меня натолкнула проблема того, что у нас нет сформированной академии парикмахерского искусства. Не у каждого человека есть возможность попасть в эту сферу даже при огромном желании. Я считаю, что необходимо дать возможность и людям из отдаленных частей страны проявить себя. Мне очень многие пишут из новых регионов. Они ищут возможность, хотят приехать, но средств не хватает. А все хотят жить здесь и сейчас, быстрее исполнить свою мечту. Именно поэтому я в будущем хочу сделать курс, на который буду отбирать талантливых мастеров и обучать их бесплатно. В этом есть потребность, сферу нужно усилить, а значит необходимо собрать лучших из лучших и дать им возможность проявиться. Они необязательно будут в моей команде, я просто хочу помочь имени открыться, сделать первые шаги.

Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод:

«Я всегда с большим уважением отношусь к людям творческим и трудолюбивым. Мало иметь дар Божий, нужно развивать его, преодолевать трудности, не гнуться перед ними. Гения Розен из таких людей. Сама себя сделала, стала яркой личностью, профессионалом, влюбленным в дело всей жизни. При этом она не отшельник, у нее есть своя команда, она охотно распространяет свой опыт – у нее ученики не только в Москве, но и в регионах. Гения – беспокойная натура, продолжает творческие поиски, неустанно самосовершенствуется. Нравится мне и социальная направленность ее бизнеса. Она планирует работу с новыми регионами, с Донбассом. Ее не пугают обстрелы и провокации ВСУ, она понимает, что там налаживается новая жизнь, а значит люди хотят жить достойно, хорошо выглядеть, быть привлекательными. В планах Гении – организация семинаров и мастер-классов для обучения мастеров в новых регионах, причём безвозмездно, а мастера ее студии всегда готовы обслуживать участников СВО, членов их семей. Это благородно. Вообще суть ее деятельности – дарить людям добро, уверенность в себе. Побольше бы таких профессионалов! Я желаю этому многогранному и творческому человеку – удачи, а ее семье благополучия и радости! Мэрия Москвы должна заметить и поддержать новые проекты Гении Розен».

Автор: Беседовала Кира Ткаченко
ТеГИ
стилист, Гения Розен, индустрия красоты, мода
Поделиться
Похожие новости