Новость политики

Борьба за газ для Европы переносится в Африку

Борьба за газ для Европы переносится в Африку

Фото © «Московская газета»

16.05.2022 в 07:27:00
2823

С начала марта текущего года стало ясно, что Евросоюз всерьёз намерен отказываться от российских энергоносителей, в том числе природного газа, от которого до спецоперации зависел на 45%

Еврокомиссия уже обнародовала всеобъемлющий план, предполагающий как ускоренный переход на «зелёную» энергетику, так и переход на альтернативные каналы поставок нефти и газа. Впоследствии этот план стал обретать всё более чёткие очертания. В частности, полное эмбарго на российский уголь начнёт действовать уже с августа. В рамках шестого пакета санкций ЕС обсуждается нефтяное эмбарго, которое пока не согласовано, однако Брюссель, судя по всему, полон решимости реализовать его в той или иной форме. 

Следующий на очереди – природный газ, отказ от которого предварительно рассматривается в горизонте 2024-2025 годов. Однако всё может произойти и раньше из-за несговорчивости обеих сторон и накалённой до предела геополитической обстановки. Так, источники испанской газеты El País передают, что Еврокомиссия уже готовится к принятию срочных мер в случае прекращения поставок газа из РФ. В таком случае будет объявлена чрезвычайная ситуация в энергетической сфере и, как предполагается, страны, которые имеют альтернативные источники получения газа, будут обязаны делиться с наиболее нуждающимися партнёрами по Евросоюзу своими ресурсами. Также планируется ввести нормирование энергопотребления, которое затронет прежде всего промышленный сектор. Ряд стран ЕС уже сокращают закупки российского газа. От него полностью добровольно отказались Эстония, Литва и Латвия. А Польшу и Болгарию «Газпром» отключил сам. Эти страны отказались оплачивать газ в рублях. Власти европейских государств указывают на то, что в контрактах валюта оплаты прописана однозначно – доллар или евро, а условия контракта могут быть изменены лишь по соглашению сторон. 

11 мая стало известно, что премьер-министр Болгарии Кирилл Петков договорился с вице-президентом США Камалой Харрис о начале поставок американского СПГ, причём по ценам ниже тех, которые были на трубопроводный газ от «Газпрома». На очереди, возможно, и другие кандидаты на отключение, поскольку Германия и Австрия, как и абсолютное большинство остальных стран ЕС, переходить на рублёвую оплату газа также не собираются. Министр экономики ФРГ Роберт Хабек называл требование перейти на оплату газа в рублях попыткой расколоть ЕС, которая не увенчается успехом.

Однако в эти дни газовое противостояние приобретает новый оборот. Египетское агентство NoonPost опубликовало аналитический материал, в котором предположило, что Россия попытается взять под свой контроль альтернативные маршруты поставок газа для ЕС в том случае, если европейцы реально начнут снижать объёмы закупок у «Газпрома». Снижение закупок российского газа уже стартовало, как и уменьшение числа стран-потребителей из Европы. Египетские журналисты отмечают, что Россия на этом фоне намерена обеспечить свой контроль над альтернативными источниками поставок газа, которыми Евросоюз может попытаться воспользоваться ради замены российского топлива. Так, РФ уже проявила интерес к инвестированию своих средств в строительство Транссахарского газопровода. Эта труба длиной больше 5,5 тысяч километров должна связать нигерийские месторождения газа с Европой через несколько африканских стран, включая Марокко. Министр энергетики Нигерии Чиф Тимпире Сильва недавно сообщил, что Россия предложила свои инвестиции для этого строящегося газопровода. 

«Представители России посетили мой офис на прошлой неделе. Они очень хотят инвестировать в этот проект, и есть много других людей, которые также хотят инвестировать в проект», — сказал чиновник. 

Кто ещё предлагал инвестировать в проект, министр не уточнил, но упоминание в этом контексте России выглядит крайне интересным и вызвало разговоры о том, что Москва хочет контролировать все возможные каналы поставок газа в ЕС, чтобы Европа не смогла уменьшить свою зависимость от РФ.

Возникает вопрос, насколько реализуемы подобные попытки. Заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач подтвердил, что у России есть необходимое оборудование, опыт и финансовые ресурсы для потенциального участия в подобных проектах. Но разговоры про интерес РФ к африканскому газопроводу эксперт назвал спекулятивными. Он заметил, что про заинтересованность Москвы заявила не сама российская сторона, а нигерийский чиновник. В России официально эту информацию никто не подтверждал. 

«Разумеется, в рамках международного торга владельцы ресурсов, спонсоры и инициаторы проектов будут угрожать своим европейским и американским потенциальным партнерам и дразнить их, что если они не создадут лучшие условия, то тогда обратятся к России и Китаю за поддержкой. Это такая часть медиаигры», — отметил аналитик. Он рассказал, что Россия, безусловно, следит за всеми подобными проектами, но Транссахарский газопровод пока находится на слишком ранней стадии, и говорить о каком-то возможном её участии преждевременно. 

Мнение о том, что упоминанием России нигерийцы пытаются выторговать для себя более выгодные условия со стороны западных инвесторов, выглядит достаточно правдоподобным. С другой стороны, в нынешней обстановке Москве самой вряд ли стоит открыто объявлять о своём интересе в том или ином энергетическом проекте за рубежом, поскольку такая информация сразу породит политическое давление на страну, в которой этот проект реализуется, с требованием отказаться от любого сотрудничества с РФ. Совсем недавно «Росатом» лишился контрактов на постройку АЭС в Чехии и Финляндии именно из-за политической обстановки, и несложно предположить, что подобная судьба может ждать многие другие энергетические проекты, в которых открыто участвует Россия. 

Эксперт Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович считает, что попытки контролировать все альтернативные источники поставок газа утопичны, а в течение нынешнего десятилетия Европа всё равно найдёт замену российскому газу. 

«Мир большой, газа в нем много, весь его взять под контроль невозможно. Есть, например, газ в Северной Америке, в Норвегии. Как Россия может контролировать эти альтернативные источники энергоресурсов? Другое дело, что Россия может договариваться с теми или иными газовыми поставщиками, с которыми у нее рабочие отношения, чтобы они учитывали наши интересы при реализации своих газовых проектов», — пояснил эксперт. Он напомнил, что также существует Форум стран-экспортёров газа, который теоретически создавался для консультаций газодобывающих государств и каких-то договорённостей о взаимовыгодных решениях по различным рынкам сбыта. Но сейчас организация де-факто не функционирует, и провести через неё значимые решения нереально. Однако с некоторыми странами, возможно, договориться удастся. 

Митрахович привёл пример Алжира. Эта страна также имеет значительные запасы газа и часть его экспортирует в южную Европу, но сейчас не проявляет особого стремления увеличивать поставки для экстренных нужд ЕС. С одной стороны, в Алжире растёт внутреннее потребление газа, а мощностей для быстрого увеличения добычи там нет. С другой стороны, играет свою роль и пресловутый политический фактор. Россия, как в своё время и СССР, имеет давние тёплые отношения с Алжиром и реализует много совместных проектов, в том числе в сфере атомной энергетики. Москва поддерживает алжирскую сторону в территориальном конфликте в Западной Сахаре, тогда как Испания выступает на стороне Марокко. Из-за политической напряжённости один из газопроводов, ведущих из Алжира в Европу, уже некоторое время не работает, потому что он проходит как раз через территорию Марокко. Поэтому играть в интересах Евросоюза конкретно Алжир желанием не горит, и с ним России, скорее всего, будет проще всего договориться о дальнейшей координации своих действий.

Но вот с другими поставщиками ситуация не столь радужная. США – крупный поставщик СПГ, и Норвегия, завершающая строительство трубопровода в Польшу и занимающая 2-е место по экспорту газа в ЕС, для любого подобного сотрудничества с Россией закрыты. На африканские страны тоже стоит взглянуть повнимательнее. Египет, где также есть крупные месторождения газа, и Марокко, через которое пройдёт будущий газопровод из Нигерии, обладают статусом основных союзников США вне НАТО, как и крупнейший производитель СПГ Катар. Несложно догадаться, какую сторону они займут в случае предельного обострения газового конфликта. Примерно то же самое можно сказать и об Азербайджане – близком союзнике Турции. В марте министр энергетики страны Пярвиз Шахбазов заявил, что страна намерена нарастить продажи газа в Турцию и ЕС, а после запуска Трансадриатического трубопровода возможности для этого существенно расширились. На компромиссы ради интересов РФ Баку тоже, по всей видимости, не готов.

Конкретно с Нигерией ситуация неочевидная. У «Газпрома» с этой страной налажены давние и не слишком публичные контакты, в том числе совместное освоение некоторых газовых месторождений. Насколько договороспособными окажутся нигерийские власти именно в ситуации со строящимся сверхдлинным газопроводом, пока неясно, как неизвестно и то, действительно ли Россия проявила интерес к данному проекту. Но даже если с Нигерией будут достигнуты какие-то тайные соглашения о разделе сфер влияния на газовом рынке, как видно, кардинально ситуацию с постепенным отказом Европы от российского газа это не изменит.

Автор: Алексей Черников
ТеГИ
газ, Россия, Африка, ЕС
Поделиться
Похожие новости