Новость общества

Сеятель демократии: сага об особенностях американской дипломатии на Украине

Сеятель демократии: сага об особенностях американской дипломатии на Украине

Фото © «Московская газета»

15.03.2017 в 17:51:00
1529

Сотрудник отдела по связям с общественностью посольства США в Киеве Сергей Решетов – фигура в украинской столице заметная, и в узких кругах широко известная.

Еще бы! Обаяшка, душа компании, и анекдотец к месту расскажет, и совет дельный даст, и, само собой, выпьет-закусит, и даже гопака после выпитого-съеденного спляшет. Словом, чудо, что за человек. Хуже того, Человечище! Конечно, и недостатки у него имеются, но это кому как. Скажем, для некоторых склонность к содомии вовсе даже и не недостаток, а наоборот, гигантское достоинство, признак тонкой душевной организации и передовых устремлений к горизонтам Прогресса, Демократии и всесторонней Толерантности. Опять же, и  на Солнце бывают пятна, а тут живой Человечище.  

Как унавоживаются нивы

Чем занимается в Киеве сотрудник отдела по связям с общественностью Посольства США на Украине Сергей Решетов? Он – сеет зерна демократии на унавоженном им же жирном киевском черноземе, где уже три года буйно колосятся Свобода, Равенство и Братство Великой Украинской Революции.

Называется этот чернозем – НКО.

Для начала по НКО рассылаются «ознакомительные анкеты» (документы имеются в распоряжении редакции). Это самая непыльная часть деятельности мистера Решетова. Отправил, - и жди ответа на адрес KyivDemGrants@state.gov. Всего-то дел…

Но потом начинается изнурительный труд. Это же надо отозваться на правильно оформленные крики о помощи, со всех сторон собственноручно проверить крикунов  на верность идеалам демократии, да разузнать, какие у них политические, религиозные, сексуальные и прочие предпочтения, и сколько денег им надо для полного счастья.

В ходе таких милых бесед мистер Решетов отбирает самые-самые НКО, самолично проверяя их руководителей, и их, не побоимся этого слова, члены. После тщательной проверки «самым-самым» предлагаются гранты на развитие демократии, и, разумеется, толерантности.   

Вот, к примеру, киевский Центр геев и лесбиянок «Наш мир». Сергей Решетов близко знакомится с председателем Центра Андреем Маймулякиным, и после углубленного изучения председателя приходит к выводу: «Этот нам подойдет!»

Председатель тут же получает анкету на получение гранта для дальнейшего развития прав человека на Украине. Вопросы здесь забавные. Скажем, «Как вы относитесь к России?». Или: «Вы активный или пассивный гей?». Или вот еще смешной вопрос – «Работают ли ваши российские родственники в государственных учреждениях?». Ну, и по ходу жизни, вопросы о работе, политических симпатиях и антипатиях, родителях, бабушках-дедушках, тетях-дядях, и о прочей родне, а также все известные им адреса, явки и пароли. Если бы мы не знали, что это анкета на демократический грант, мы бы даже подумали, что это — анкета КГБ на выезд в капстрану.

Когда бумага заполнена, начинается последний этап вербов… извиняемся, общения, с грантополучателем. А именно – согласование суммы гранта. Тут арифметика простая. НКО, ограничивающиеся чтением лекций о вкладе Энди Уорхолла в мировую культуру, получают 1500 долларов. Более веселые НКО, готовые вывести на киевские улицы тысячу штыков (металлических труб, бейсбольных бит и другое), получают 10 тысяч долларов. А у кого под бейсбольную биту подведена идейная база, и они точно знают, что 22 июня 1941 года  СССР заживо оккупировал неньку-Украину —  те получают аж 20 тысяч долларов.  

Если бы мистер Решетов был занудой-формалистом, он бы зациклился только на НКО. Но, как человек творческий, наш герой не брезгует и идейными одиночками.

Вот, скажем, Демко Алексей Петрович, 1969 года рождения, именующий себя «националистом из ДНР», просит сотрудника Посольства США на Украине Сергея Решетова перевезти его в Киев (переписка имеется в распоряжении редакции).

«Мне нужно решение жилищной проблемы в Киеве, оплату обучения в вузе, приобретение недорогой оргтехники и одежды на осенне-зимний период, а также необходимых предметов обихода для семьи, и обеспечение бесплатного прохождения санаторного лечения», — пишет этот идейный человек, — «У меня имеется банковская карта ПУМБ». И телефоны для связи дал. Связаться Решетов смог по телефону 0953351165 (а мы случайно выяснили, что это телефончик заместителя главы ДООВУТ «Просвита» им. Тараса Шевченко, председателя областной организации Конгресса Украинских Националистов Марии Олийнык). Впрочем, можно было бы позвонить и по телефону 0503269232 (а это уже аппарат заместителя руководителя областной организации ВО «Свобода» Игоря Сабадахи)..

Переговорив с кем надо, мистер Решетов тут же, без всяких бюрократических проволочек, сообщил «националисту из ДНР»: «Максимум, что я могу вам пообещать, это 5 тысяч долларов, но не смогли бы вы за эти деньги, которые я отправлю вам по Western Union, связать меня с каким-нибудь боевым НКО, и назвать имена других истинных патриотов из Донецкого Евромайдана?».

Конечно, гранты ребятам из НКО Решетов вытаскивает не из своего кармана. Для этого есть специальные фонды. Например, «Human Rights Foundation», и другие, в том числе и наполняемые мистером Соросом, кормушки для фанатов демократии.

В каждом НКО, жаждущем гранта, выбирается менеджер проекта. Направления работы – на любой вкус, от «прав человека» до «развития гражданского общества», от «борьбы за права ЛГБТ» до «борьбы с коррупцией».

Вот, скажем, менеджер проекта Юлия Кондур с улицы Перемоги,85А офис 4, занимается всем понемногу, и все равно считается знатным грантополучателем. Суммы тут выдаются хорошие, от 5848 долларов до 12800 зеленых американских денег. Неплохо зарабатывает  и другой «менеджер проекта», Андрей Гужко, средний разовый транш которому вытанцовывается где-то в районе 6700 долларов.

Конечно, долларов на посевы демократии требуется немало. Только с 18 апреля 2013 года по 31 марта 2014 года Решетов передал «правильным» украинским НКО 254583 доллара. Это – официально, по квитанциям. Сколько и куда ушло «неофициальных» денег – большой секрет мистера Решетова. Но это уже мелочь. Если верить бывшей американской государственной женщине Виктории Нуланд, на украинский государственный переворот  ушло 5 миллиардов долларов. И львиную долю этих долларов «проглотили» НКО.  

И, как наверняка заметил читатель, долларовые переводы Решетова НКО пришлись аккурат на разгар государственного переворота на Украине. Если это случайность, тогда Анастасия Волочкова – балерина. 

Работать с НКО выгодно. Во-первых, это дает бесценную информацию для ЦРУ, АНБ и еще добрым полутора десяткам американских спецслужб. Во-вторых, в таких компаниях всегда крутятся истинные демократы, которых всегда можно послать на новый Майдан.

Может проявиться и личный интерес.

В списке НКО, составленном Сергеем Решетовым, «голубые» и «розовые» ЛГБТ-НКО выделены в особую графу. Именно для этих НКО Решетов выцыганивает у Госдепа самые солидные гранты. Вот где срослось личное и общественное…

Вся эта большая работа по посеву демократии ведется уже давно, и плоды она принесла знатные. Достаточно посмотреть на раздрызганную Украину, чтобы по достоинству оценить бурную деятельность Сергея Решетова, этого скромного труженика Отдела по связям с общественностью Посольства США в Киеве.

Мы же сразу сказали — душка, а не человек!

Light Blue

Утомленному трудами праведнику всегда хочется отдохнуть душой и телом. Насчет души не знаем, а телом Сергей Решетов отдыхает знатно. И друзей у него на такой случай полным-полно.

С сыном богатого бизнесмена М. Сергей Решетов познакомился, как раз отдыхая телом. И так они телами наотдыхались, что даже поклялись в любви до гроба. Но жестокая судьба развела любовников. Пока Решетов бегал по НКО и курировал правильное участие украинских демократов в побоищах на Майдане, М. получил наследство от скончавшегося папы, и уехал в Россию. Зачахла разделенная границами любовь…

«Нет, не зачахла!», — сказал как-то себе мистер Решетов.

Сел и написал любимому человеку любовное письмо. Как и полагается, обрызгал письмецо духами Dolce&Gabbana «Light blue», и послал обрызганное по электронной почте.

Получив письмецо, М. принюхался, и сразу уловил аромат прежней любви. Но когда он дочитал письмецо до конца, ему было уже не до ароматов.

«Дорогой М.», —  писал Решетов. — «Помнишь ли ты наши совместные ошибки молодости? Я – помню! И хотел бы получить за эти воспоминания денежку. В память о бессонных ночах и все такое прочее. С чем и остаюсь, твой Пусик».

М., конечно, подумал, что это чья-то злая шутка, и на письмецо не ответил. Но через некоторое время в его компьютере опять запахло духами Dolce&Gabbana «Light blue».

Это второе письмо Решетова было еще душевнее. Он опять писал о любовных забавах с М., и о своем намерении получить денежку на память о прекрасно проведенном времени, когда М. еще называл его «сладким слоненком с длинным хоботиком». Этакая интимная подробность убедила М.: письмецо – не чья-то шутка, а очень даже серьезное послание Большой Любви.

«Больше мне не пишите, паразит», —  культурно ответил он Решетову, — «Я на такое не введусь».

И даже пригрозил: мол, будешь, сволочь, дальше шантажировать, я найму добрых людей, и они сбросят на тебя кирпич прямо не отходя от Крещатика. 

Конечно, у кого-то другого тут же опустились бы руки и все другие органы. Но не таков Сергей Решетов. Закаленный битвами за НКО, герой бросился в контратаку.

«Сам дурак!», —  написал он, —  «Майн херц, я что-то не понял твоей нервной реакции. Мне просто нужны деньги. А у тебя их много. Неужели наше любовное прошлое не стоит каких-то несчастных пары-тройки-четверки-пятерки сотен тысяч долларов?! Лучше отдай деньги, а то у меня тут завалялись кое-какие фотографии, где ты в одних розовых чулочках. Помнишь? Так я их запрятал в надежное местечко, и если на меня упадет кирпич на Крещатике, ты таки сильно пожалеешь!».

Чмокнув письмо красиво напомаженными губами, Решетов опять отправил его на электронный адрес друга. Получив письмо и увидев до боли знакомые очертания губ, М. надолго задумался. А потом махнул рукой, и написал ответ: мол, я не понимаю, о каких таких фотографиях в розовых чулочках идет речь, если я всю жизнь предпочитал зеленые?  И как я узнаю, что ты меня не обманешь? И вообще, о какой сумме идет речь, и каким образом мне передавать деньги?

«Вот это другое дело!», —  тут же ответил Решетов, — «Вот это я понимаю, любовь!».

И назвал сумму. И даже способ передачи денег определил: ты, говорит, мон шер, перечисли мне денежку безналом, а оформи все как мою тебе консалтинговую, хе-хе, услугу. А в качестве гарантии – вот тебе мое ЧЕСТНОЕ СЛОВО!

М. опять подумал-подумал, и согласился. Только попросил уменьшить сумму вдвое, в память прошлой любви.

«Ну, не ожидал я от тебя такой мелочности, мон ами», —  ответил ему Решетов, —  «Неужели твоя любовь стоит так дешево?! А ведь я отдал тебе лучшие годы, и всю свою красоту! Говорила мне мама… Ладно, черт с тобой, подавись, жадина!». И утвердил сумму.

Заодно и на жизнь пожаловался. Мне, говорит, очень трудно сдерживать свои гомосексуальные чувства на работе, особенно когда я вижу нашего посла. Такая душка, так бы и съел пупсика!.. Но – нельзя. Даже приходится иногда с женщинами – тьфу! —  в компании приходить. Так что, страшно страдаю, а потому поскорее высылай деньги. Вот ведь как горит человек прямо на работе…

А М. буквально плюнул ему в душу. Деньги, конечно, выслал. Но написал, что он теперь опять любит женщин, и крайне редко впадает в гомо-срывы, излечиваясь от этой болезни упорным трудом и богоугодной благотворительностью…

На этом открытая переписка Решетова и М. обрывается. Говорят, теперь голубки воркуют в мессенджере… 

И кто теперь скажет, что эта история – о шантаже?

Автор: Петр Сергеев
ТеГИ
Сергей Решетов, США, Украина, НКО
Поделиться
Похожие новости