Новость общества

В Солнечногорской областной больнице исказили отчётность на 50 млн рублей и ввели в практику телефонный прием пациентов

В Солнечногорской областной больнице исказили отчётность на 50 млн рублей и ввели в практику телефонный прием пациентов

группа Вконтакте/ БУЗ МО

08.06.2022 в 19:09:00
4831

В распоряжении «Московской газеты» оказался акт Министерства здравоохранения Московской области, из которого следует, что в ГБУЗ МО «Солнечногорская областная больница» проведена проверка, в ходе которой выявлен «факт нецелевого, неправомерного и неэффективного использования имущества, а также искажение бюджетного учета и бухгалтерской отчетности на сумму порядка 50 миллионов рублей»

Контрольно-ревизионное управление областного Минздрава провело проверку и потребовало от главного врача учреждения Ларисы Борисовой предоставить письменные объяснения по фактам, изложенным в акте.

Какой конкретно факт нарушения лег в основу документа неизвестно. Но то, что в Солнечногорской областной больнице что-то не так, становится понятно из обращений жителей Солнечногорска и пациентов больницы в различные органы, вплоть до Администрации Президента РФ.

Как рассказала «Московской газете» активист Светлана Долгова, на протяжении последних лет в Солнечногорской больнице закрываются отделения и уходят сотрудники. Сначала, по ее словам, в 2017 году закрыли детское инфекционное отделение больницы, инфекционные койки детей вошли в состав взрослого отделения; сократили сестринский пост, ставку заведующего детским инфекционным отделением перевели в ставку врача-инфекциониста. Как раз в то время уволился прекрасный детский врач, отработавший 38 лет и лечивший самых тяжелобольных детей.

Долгова сообщила, что в качестве причины закрытия отделения персоналу больницы якобы была озвучена «экономия» 5 млн рублей в год».

Эту информацию подтвердил «Московской газете» один из врачей медучреждения.

«Про «экономию в 5 млн рублей» все в больнице слышали. При этом медсестринский пост — это 4 медсестры, у каждой зарплата около 30 тыс. рублей. Откуда тогда взялись эти 5 млн? — говорит медик. — Отмечу, что детские койки перевели во взрослое инфекционное отделение, но заведующая взрослым отделением даже не проходила обучения по детской инфекционке, а это специфическое направление и, зачастую, тяжёлые пациенты».

На следующий год закрыли второе акушерское отделение, хотя востребованность в нем была большая. В это же время закрылось лор-отделение больницы, которое функционировало со дня её открытия. Лор-больных и пациентов глазного отделения перевели в хирургическое отделение несмотря на то, что люди с отолорингическими заболеваниями являются носителями гнойных инфекций и совсем не желательно, чтоб они находились в одной палате с другими хирургическими больными. В 2021 году было принято решение закрыть отделение переливания крови, сотрудники уволились.

Журналист «Московской газеты» позвонил в Солнечногорскую ЦРБ, чтобы получить разъяснения от руководства больницы. Удалось связаться с главврачом Ларисой Борисовой. Лариса Николаевна, выслушав ситуацию, сказала, что разберётся в этом вопросе. Через пару часов журналисту перезвонили из приёмной главврача.

На вопрос корреспондента издания, почему в больнице закрывается так много отделений, например, отделение переливания крови, главврач возразила, что оно не закрывалось и у них есть кабинет переливания крови, которого хватает для их работы.

«А почему закрылось второе акушерское отделение?» — задал еще один вопрос журналист.

«У нас роддом первого уровня, оно имеет одно отделение, не было второго акушерского отделения, оно не подразумевается структурой роддома», — сказала главврач.

«То есть никакого закрытия отделений в последние годы в практике больницы не наблюдается?» — уточнил журналист.

«Абсолютно нет», — сказала Лариса Николаевна.

Возможно, в том, что закрываются отделения и сокращается персонал, Лариса Борисова не видит ничего такого. Но в больнице происходят и другие интересные вещи.

Корреспондент «Московской» связался с одной из пациенток, и та рассказала о странных записях в истории посещений больницы, в которых фигурирует её имя.

«Пришла записываться к врачу, читаю историю посещений, там написано, что 5 марта я была на приёме у хирурга, 6 марта — на приёме у дерматовенеролога, — говорит пациентка. — Мне 65 лет. Не знаю, как я могла оказаться на приёме у дерматовенеролога? В истории посещений указано, что эти приёмы оплачены из соцстраховки. А я 5 марта лежала в стационаре и не могла быть на приёме ни у хирурга, ни у дерматовенеролога. Я была только на приёме у терапевта, и было это 4 марта. Отмечу, что некоторые мои знакомые, посещающие Солнечногорскую больницу, оказались в похожей же ситуации, но не хотят об этом говорить. При этом записаться к врачу и попасть на приём в этой больнице очень сложно».

«Это был аудиологический обзвон пациентов при определённых заболеваниях, который производится врачами неотложной помощи, — сказала Лариса Борисова, когда корреспондент издания спросил у нее о странных записях в истории болезни пациентки. — По поводу того, что пациенты часто замечают такие записи в истории посещений… Они могут сказать, что угодно, они же возрастные, иногда что-то придумывают».

Но пациентка, с которой говорил журналист, уверена: в Солнечногорской больнице никто из врачей больницы не принимал её 5 марта.

«Помню, что мне звонили 9 марта, когда я лежала в ковидной инфекционной больнице, которой тоже руководила Лариса Борисова. Мне довелось полечиться там от ковида, куда меня отправили на основании ПЦР-теста, хотя с лёгкими было всё в порядке. Идеальное бельё, кормят три раза в день, но всё не рассчитано на пожилых больных, у которых, например, проблемы с зубами. Дают картошку — как её жевать? Больных, которые не могут есть самостоятельно, там не кормили и не поили. Когда я спросила, почему, персонал ответил, что для этого должны быть младшие медсестры по уходу. Отмечу, что я когда-то работала в туберкулёзной больнице, там врач по цвету кожи определял, что человек обезвожен. И вот мне как-то раз пришлось сказать персоналу ковидной больницы: «Посмотрите вот на эту бабушку — у неё кожа сухая, как пергамент, потому что вы её не кормите и не поите». В итоге больные сами кормили больных. А меня долечили до того, что из-за антибиотиков начались проблемы с желудком», — сказала пациентка.

Факт того, что обзвон пациентов врачами Солнечногорской областной больницы приравнивается к полноценному врачебному приёму, вызвал у собеседницы издания сильное недоумение.

Однако, сообщила впоследствии пациентка, после звонка «Московской газеты» с ней связалось руководство больницы.

Как объяснило руководство, 4 марта хирург всё-таки посещал женщину: та думала, что к ней просто приезжала неотложная помощь (у женщины хроническое заболевание лёгких), а это, оказывается, была машина от поликлиники Солнечногорской областной больницы. В ней и был хирург. Приём больной, оплаченный из социальной страховки, заключался в том, что хирург, по словам женщины, уговаривал её ложиться не в Солнечногорскую больницу, а в больницу в Красногорске или в Лобне. Женщина отказалась и заявила, что разобьёт палатку рядом с ЦРБ и будет там находиться, пока её не примут в родную больницу, врачи которой хорошо знакомы с ходом её болезни. Тогда же, 4 марта, женщине звонила дерматовенеролог и тоже уговаривала ложиться в другую больницу, и это тоже было полноценным приёмом врача, оплаченным из ОМС (сканы записей в истории посещений больницы есть в распоряжении редакции).

Похоже, что вопросы к Ларисе Борисовой не только у контролирующих органов и пациентов. Бывший ее коллега, уволенный ранее врач Солнечногорской ЦРБ Юрий Полищук, обратился в Следственный комитет с просьбой проверить законность присвоения главврачу Солнечногорской ЦРБ Ларисе Борисовой звания «Заслуженный врач РФ». В настоящее время его обращение находится на проверке.

И еще один интересный момент. У Ларисы Николаевны Борисовой есть в ЦРБ заместитель — Валентина Петровна Лазуткина.

В 2009 году, когда Валентина Петровна избиралась в Совет депутатов городского поселения Солнечногорск от «Единой России» и уже была заместителем главврача Солнечногорской ЦРБ, в сведениях о кандидате было указано «неполное высшее профессиональное образование». К последующим выборам на тот же пост 2014 года медицинское образование Валентины Лазуткиной стало высшим. Возможно, в избиркоме тогда допустили опечатку. Иначе как предположить, что Валентина Петровна работала замглавврача Солнечногорской больницы по детству и родовспоможению в 2009-м, не имея полного медицинского образования? В других документах Валентины Петровны, например, в кадровой карточке, есть сведения о дипломе 1978 года и специальность «лаборант». А рядом ручкой пастой более темного цвета внесена запись о дипломе, полученном в 1989 году по специальности «педиатрия». Так или иначе, бывший коллега Валентины Лазуткиной Юрий Полещук пишет обращения в правоохранительные и надзорные органы с просьбой проверить законность получения диплома. Он же просил проверить диплом Ларисы Борисовой. Проверили.

Из ответа прокуратуры следует, что образование главный врач получила законно.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
Солнечногорск, областная больница, отчетность, пациенты
Поделиться
Похожие новости