Новость политики

Очередной балласт или рычаг влияния России? Гагаузия может стать новой точкой напряжённости в Восточной Европе

Очередной балласт или рычаг влияния России? Гагаузия может стать новой точкой напряжённости в Восточной Европе

Фото © «Московская газета»

10.07.2022 в 20:11:00
2687

В Гагаузии – небольшом автономном регионе Молдовы – в течение нескольких дней продолжаются протесты против роста цен на топливо, который провоцирует увеличение стоимости всех остальных товаров и услуг. Демонстранты требуют от правительства в Кишинёве решить эту проблему и уделить больше внимания экономическим и социальным сложностям, с которыми сталкивается автономия. Также местные СМИ отмечают, что протестующие недовольны общим отношением центральных властей к гагаузскому населению. В частности, президенту Майе Санду припомнили, что за полтора года нахождения в должности она лишь раз приезжала в регион и встречалась с местными чиновниками, а запланированную на ближайшее время поездку глава государства отменила, сославшись на загруженность

Очевидно, протесты последнего времени носят не только экономический, но и политический характер. Несколькими днями ранее парламент автономии обратился к молдавскому парламенту, призвав прекратить дискриминацию русскоязычных граждан. Гагаузы этнически относятся к тюркским народам, однако исповедуют православие и говорят в основном на русском языке. За несколько месяцев ситуация в Молдове действительно стала жёстче. После начала спецоперации молдавские власти, декларирующие курс на евроатлантическую интеграцию, запретили ретрансляцию российских новостных программ и публичную демонстрацию некоторой символики, включая георгиевские ленточки. Депутаты гагаузского парламента также указывают, что якобы ущемляются права граждан на использование русского языка при посещении магазинов и других общественных учреждений, а также госорганов. Кроме того, недовольство народных избранников вызвало сворачивание изучения русского в школах.

Весь этот букет претензий вызвал разговоры о том, что в этом неспокойном регионе ситуация может обостриться и дойти до возможных попыток отделения Гагаузии от Молдовы по приднестровскому сценарию. В начале 1990-х по результатам гражданской войны русскоязычное Приднестровье стало непризнанным государством и до сих пор де-факто живёт независимо от Молдовы, а статус-кво там обеспечивает российский миротворческий контингент. Гагаузию же тогда удалось умиротворить автономным статусом в составе Молдовы. Теперь часть жителей региона и представители парламента жалуются, что их автономия постоянно нарушается Кишинёвом. При проевропейском правительстве Молдовы и сохраняющихся пророссийских настроениях Гагаузии конфликт не мог не обостриться, и сейчас вопрос заключается лишь в том, ограничится ли это обострение локальными вспышками недовольства или выльется в нечто большее.

В этом процессе, как представляется, многое может зависеть от позиции Москвы. У Гагаузии традиционно прочные политические связи с РФ, которые регион поддерживает в том числе в обход официального Кишинёва. Так, ещё в бытность Дмитрия Рогозина вице-премьером российского правительства, лидер Гагаузии неоднократно встречался с ним для обсуждения экономических вопросов. Тогда же, в конце 2000-х и начале 2010-х у Гагаузии появились побратимские соглашения с несколькими российскими регионами, инвестирующими немалые средства в экономику автономии.

Гагаузы много раз высказывались и о том, что стоило бы войти в ведомые Россией интеграционные объединения. В регионе активно обсуждалась идея о целесообразности вступления всей Молдовы в Таможенный союз – организацию-предшественницу нынешней ЕАЭС. Однако все последние десятилетия подобные устремления оставались лишь словами. В Кишинёве пророссийские власти менялись на проевропейские и обратно, однако какого-то институционального сближения с Москвой не происходило. Молдова как бы зависла между Россией и Евросоюзом, и такое положение в целом устраивало гагаузскую автономию.

Однако сейчас произошли значительные подвижки в сторону евроинтеграции Молдовы – страна одновременно с Украиной получила статус кандидата в члены ЕС. Между тем, ещё в 2014 году Гагаузия провела референдум о возможности отделиться от Молдовы в случае, если Кишинёв решит объединяться с Румынией. Впрочем, большинство аналитиков сходятся во мнении, что проблема возможного румыно-молдавского объединения является надуманной, и ни одна из сторон в обозримом будущем на такой шаг не пойдёт. Политолог Дмитрий Родионов считает, что теоретически гагаузские элиты могут пойти на отделение и в случае, если Молдова окончательно будет вступать в Евросоюз даже в качестве суверенного государства.

«В перспективе вопрос сепарации Гагаузии может возникнуть и в случае евроинтеграции Молдавии. Жители и элиты автономии — традиционно против включения республики в западные структуры», — отметил эксперт, добавив, что при движении в ЕС без потери суверенитета отделение Гагаузии всё-таки маловероятно.

Какой сценарий в этой ситуации стал бы более выгодным России, сказать сложно. В Кремле с большой настороженностью отнеслись к предоставлению Молдове кандидатского статуса, не исключив, что при вступлении в ЕС эта страна будет окончательно потеряна для России даже в качестве партнёра, не говоря уж о союзнических отношениях. Можно предположить, что, если у Кишинёва помимо Приднестровья появится ещё один неподконтрольный регион в лице Гагаузии, реальная евроинтеграция будет заморожена на неопределённый срок. В составе ЕС страны с неурегулированными территориальными спорами вряд ли нужны, ведь Евросоюз – это общее пространство без таможенных барьеров, большие денежные потоки в помощь беднейшим странам и т.д. «Серая зона» в такой конструкции станет серьёзным дестабилизирующим фактором.

С другой стороны, непризнанные или частично признанные государственные образования на постсоветском пространстве тяжёлым бременем ложатся на российский бюджет. Посмотреть, как это происходит, можно на опыте Абхазии. До 70% бюджета республики – это российская финансовая помощь. По данным Счётной палаты, на нужды Абхазии и Южной Осетии РФ в 2020 году выделила 12 млрд рублей.

Поддержку непризнанных республик оценить сложнее, но она также составляет существенные суммы. Спикер парламента непризнанного Приднестровья Михаил Бурла оценивал российскую помощь в $1 млрд ежегодно.

Экономический аспект может являться одной из основных причин того, что российские власти публично не делают упор на теме Гагаузии в такой, казалось бы, удачный для этого момент. К тому же сейчас все беды региона можно смело списывать на ошибки молдавского правительства, а в случае какой-либо формы отделения Гагаузии этот аргумент против проевропейских властей Молдовы потеряет актуальность. Гагаузское население является и политическим резервом Москвы в Молдове, ведь оно имеет право голоса на выборах и так или иначе может влиять на курс Кишинёва, в том числе и своей протестной активностью. Наконец, проблемой для возможной активизации пророссийского сепаратизма в Гагаузии является её территориальная изолированность от РФ. Сейчас и Приднестровье находится в этом смысле в подвешенном состоянии. Помощь гагаузскому народу, если таковая вдруг понадобится, в нынешних условиях может стать непростым логистическим вопросом для России. Поэтому, стоит ли ждать от Москвы активной игры в этом автономном регионе Молдовы, — вопрос.

Не исключено, что нынешнее обострение в Гагаузии, обусловленное смешанными политико-экономическими причинами, пойдёт на спад само по себе, если молдавское правительство не сделает чего-то совсем уж неприемлемого для гагаузов вроде реального объявления курса на присоединение к Румынии. Но президент Санду, как видится, сейчас ведёт себя достаточно осторожно, поэтому и внутренних катализаторов для серьёзной вспышки ожидать вряд ли стоит.

Автор: Алексей Черников
ТеГИ
россия, молдова, Гагаузия, влияние
Поделиться
Похожие новости