Новость общества

Предприниматель из Тамбова похитил деньги, выделенные на покупку квартир для детей-сирот. Или нет?

Предприниматель из Тамбова похитил деньги, выделенные на покупку квартир для детей-сирот. Или нет?

Фото из архива Александра Ольшанского

14.02.2024 в 16:15:00
4753

Очередное уголовное дело, касающееся закупаемого для детей-сирот жилья, возбуждено в Тамбове. После того, как завершилась нашумевшая история начальника юридического отдела Управления градостроительства и архитектуры Тамбовской области Ольги Захлебиной, которую высокопоставленные чиновники пытались оставить крайней, в распоряжении редакции оказалось дело предпринимателя Ольшанского, обвиняемого в хищении бюджетных денег в особо крупном размере. «Московская газета» решила разобраться в ситуации и пообщалась с участником очередного разбирательства

Обвинение в совершении преступления по ч.4 ст.159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), предъявлено предпринимателю из Тамбова, который занимался поставками недвижимости по государственным программам. За три года своей деятельности Александр Ольшанский реализовал по различным программа около ста квартир, в которые позже были заселены дети-сироты и люди, ранее проживавшие в аварийных и ветхих домах.

Камнем преткновения стали три квартиры в Тамбовском районе, которые Ольшанский передал Управлению градостроительства и архитектуры Тамбовской области в период с декабря 2022 г. по июнь 2023 г. По версии следствия, они не соответствуют техническому заданию, которое является частью документации по их закупке, что в свою очередь влечет нарушение прав детей-сирот и говорит о том, что всю сумму, выделенную на покупку данных квартир, предприниматель похитил.

На первый взгляд всё кажется понятным: поймали очередного мошенника, но так ли это на самом деле?

В процессе ознакомления с предъявленным Ольшанскому обвинением, начинают возникать вопросы, число которых увеличивается с каждым следующим абзацем. Является ли отступление от техзадания преступлением? Каким образом были нарушены права сирот, если они живут в этих квартирах уже больше года? Почему именно мошенничество и откуда взялся особо крупный размер?

Стоит отметить сразу, что квартиры, о которых идет речь в данном деле, в реальности существуют. Более того, по словам Ольшанского, их жильцы не жаловались, квартиры не признаны непригодными и с судебными исками о возврате квартир или денег никто не обращался.

Началом данного разбирательства послужила очередная прокурорская проверка, в ходе которой было выявлено, что в населенном пункте, где располагаются данные квартиры, отсутствует «центральная канализация», хотя по техническому заданию она является обязательным атрибутом закупаемых квартир.

Именно в этом несоответствии представители правоохранительных органов все по цепочке усмотрели нарушение закупочного законодательства и прав детей-сирот, передавая из рапорта в рапорт одну и ту же формулировку. Получается, если есть несоответствие, то товар (квартиры) ненадлежащего качества, значит использовать по назначению невозможно, следовательно все выделенные на их приобретение бюджетные средства похищены.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого: «У предпринимателя возник преступный умысел, направленный на завладение бюджетными средствами, выделенными на покупку квартир для детей-сирот. С целью скрыть хищение и придать своим действиям видимость исполнения обязанностей по контракту Ольшанский произвел в поставляемых квартирах капитальный ремонт, установил пластиковые окна, новое сантехническое и газовое оборудование, индивидуальную систему отопления». С учетом того, что на приобретение данных квартир из бюджета было выделено 1,1-1,2 миллиона рублей, как он вообще смог за эти деньги найти и отремонтировать квартиры, не говоря уже о том, получилось ли там вообще заработать или нет.

Для прояснения деталей «Московская газета» обратилась к самому предпринимателю:

«Конечно же никаких денег я не похищал. Чтобы уместиться в такой мизерный бюджет пришлось изъездить весь район в поиске квартир. Мы их брали в плохом состоянии и самостоятельно отделывали, приводя в надлежащий вид, ни на что другое денег просто не хватило бы. Оказалось, что вместо «центральной канализации» квартиры подключены к «местной», но разница между ними только в отсутствии очистных сооружений в поселке. Каким образом это мешает пользоваться квартирой, мне непонятно. Да и как я должен был определить устройство канализации при подборе квартир? На вид всё одинаково, работает тоже одинаково. Для таких случаев в законе прописана обязанность заказчика, так как это государственное учреждение, изначально проверить всю документацию, запросить недостающие сведения, организовать приемку товара с выездом комиссии и проведением экспертизы соответствия предъявляемым требованиям. В данном случае всё всех устроило, квартиры приняли без замечаний как соответствующие целям контракта. В них живут люди, жалоб от них не поступало, каким образом мне вменяют хищение всех денег, выделенных на их покупку – в голове не укладывается. Сама формулировка «центральная канализация», которая стала причиной возбуждения уголовного дела, нормативной документацией не описана и не имеет конкретного определения. Это так называемое «устоявшееся выражение», что среди прочего подтверждено объяснениями сотрудников Управления градостроительства. Я не знаю, как вообще такая формулировка могла попасть в столь серьёзный документ, в соответствии с которым закупались квартиры для сирот в течение 4 лет. Кроме того, ни на одном этапе следствия вопросов к термину «центральная канализация» не возникло ни у оперативников, которые выявили это якобы преступление, ни у расследовавших дело следователей, ни у судьи, который арестовывал моё имущество и принимал решение о мере пресечения. Все согласились, что квартиры не соответствуют по данному требованию. Но чему тут можно соответствовать или не соответствовать, если у характеристики нет однозначного определения?», — задаётся вопросом предприниматель.

«Московская газета» разыскала одного из сирот, которым было предоставлено то самое жильё, о котором идёт речь в деле Ольшанского.

«Я сирота. И мне дали квартиру, — рассказывает молодой человек. — Это было в начале 2022 года, после выпускного. Приехал, посмотрел. Они ремонт только сделали, всё было уже готово. В итоге по жилью нормально все оказалось. Отделка была, отопление работало, всё в квартире новое — и по сантехнике, и по газу, нормально, короче. Дом теплый, хорошие соседи. Они мне сильно помогли, когда я сюда переехал, часто даже кормили. Работу нашел и стало полегче».

«После того, как началось разбирательство с приобретёнными квартирами, Управление градостроительства и архитектуры Тамбовской области оперативно внесло коррективы в своё техзадание. Термин «центральная канализация» из документа пропал. Теперь можно закупать квартиры с централизованной или местной канализацией. То есть, оказалось не так важно, какой конструкции канализация проведена в доме. Главное, чтобы она в принципе была. Но на ход следствия эти изменения никак не повлияли», — говорит Александр Ольшанский.

Не зря в самом начале статьи мы упомянули Ольгу Захлебину, юриста администрации Тамбовской области. Около года женщина провела под следствием по уголовному делу о халатности в закупках жилья для детей-сирот. В 2019-2020 гг. несколько российских регионов не смогли выполнить показатели по обеспечению детей-сирот жильем. По результатам проверок стало ясно, что программа по приобретению квартир для сирот оказалось сорванной из-за слишком низкой цены покупки квартир, заложенной в бюджете. Тем не менее вскоре уголовное дело возобновили. При этом в рамках этого дела по срокам давности прекратили преследование в отношении руководства управления градостроительства, которое свою вину признало.

В тот раз крайней хотели назначить Ольгу Захлебину. Ей предлагали признать вину и закрыть дело по срокам давности. Однако женщина не сдалась и решила отстаивать свою непричастность до последнего. Судя по всему, несговорчивого юриста пытались прижать через подрядчика, но и тут что-то пошло не так. За год проведения следствия были допрошены все, кто хоть каким-то образом касался интересующих следствие квартир. Ни сговора, ни подтасовок, ни тем более взяток обнаружить не удалось.

Ольга Захлебина обращалась в различные инстанции, в том числе в СМИ и в Совет по правам человека при президенте РФ. В ситуацию вмешались члены СПЧ и представители прокуратуры. Уголовное дело вернули на доследование. В постановлении первого заместителя генерального прокурора РФ от 25 марта 2023 года отмечается, что представленные доказательства не указывают на вину Захлебиной в инкриминируемом ей преступлении. 11 апреля 2023 года Следственным управлением СК РФ по Тамбовской области было вынесено постановление о прекращении уголовного дела в отношении Ольги Захлебиной из-за отсутствия состава преступления в ее действиях.

«На следующий день, 12 апреля 2023 года, дома и на работе прошли обыски. Мне объявили, что возбуждены уголовные дела по мошенничеству, меня поместили в изолятор и начали «прессовать». Оперативникам очень хотелось получить от меня показания о даче взяток Захлебиной. Оговаривать себя и её я не стал, сил мне придавала уверенность в моей невиновности, что разозлило силовиков. Видимо, для этого и предъявили обвинение в мошенничестве в особо крупном размере, ведь это тяжкая статья. По такой статье легче посадить человека за решетку, хотя бы на время предварительного расследования, которое длится уже целый год. А что может наговорить человек, в течение года изо дня в день сидящий за решеткой по надуманному обвинению, полагаю, пояснять вам не надо, — рассказывает Ольшанский. — Обвинение, конечно, абсурдное. Я пытаюсь достучаться до следователя, но он, судя по всему, работает по распоряжению сверху. Все мои доводы о невиновности, об отсутствии в моих действиях состава преступления, хищения бюджетных средств и нарушения прав сирот, проходят незамеченными. Просил провести экспертизу о соответствии квартир требованиям закона, мне отказали. В итоге провел самостоятельно и предоставил следователю экспертное заключение, которое говорит о соответствии квартир, он отказался его приобщать к делу. Из нашего с ним разговора стала понятна его позиция – «следователь относится к стороне обвинения, от него не стоит ожидать рассмотрения доказательств невиновности», а после слов «позиция следствия определена и не изменится, независимо от предоставленных мною доказательств невиновности» я понял, что в стенах Следственного комитета я правды не найду, здесь всё уже решили давно и бесповоротно».

— Как же Вы собираетесь отстаивать свою позицию в данных обстоятельствах?

«Должен же кто-то положить конец этому беззаконию. Последняя надежда у меня на областную прокуратуру, которая осуществляет надзорные функции. На прием к руководителю Следственного комитета области мне попасть так и не удалось, не согласовали. А вот прокурор Тамбовской области Гулягин Александр Юрьевич принял с первого раза и внимательно выслушал. Сказал, что дело подробно изучат и возьмут на контроль, когда оно попадет в прокуратуру», — сказал Ольшанский.

О ситуации с нарушением прав сирот на жилье в апреле 2022 года говорил председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин.

Глава СКР отмечал множество проблем, касающихся ввода квартир в эксплуатацию и предоставления низкокачественного жилья. Бастрыкин упомянул о нарушениях при заключении государственных контрактов, проведении аукционов, а также о неэффективном использовании бюджетных средств и их нецелевом использовании. В качестве примера борьбы с подобными фактами Александр Бастрыкин привёл уголовное дело о превышении должностных полномочий в отношении бывшего начальника МКУ «Управление градостроительства, имущественных и земельных отношений» администрации МО «Кабанский район» (Бурятия) Бориса Кибирева.

«Проблемы обеспечения жильем сирот я держу на своем контроле. Здесь много факторов и проблем, с которыми сталкиваются люди, в том числе бюрократия, волокита, равнодушие чиновников. Наша задача — вникнуть в проблему человека, помочь ему, а нерадивых чиновников призвать к ответу», — пояснил Александр Бастрыкин в своём интервью.

«По факту бюджетные деньги потрачены по назначению. А если есть ошибки в документах, то искать виновных нужно среди чиновников, которые некачественно выполняют свою работу, — отметил Александр Ольшанский в беседе с «Московской газетой». — А в моём случае получается, что никто не виноват, только один предприниматель, а все остальные оказались невинными, обманутыми чиновниками. Целый штат сотрудников для этого сидит: специалисты, проверяющие, комиссии, министры и их замы, все зарплату получают вовремя. Но отвечает за всё поставщик, ведь никто его не просил поставлять им квартиры. А то, что очередь из сирот на получение квартир расписана на долгие годы вперед, так она всегда была, за это еще никого не посадили. Такой, видимо, ход мысли у наших исполнителей на местах».

Комментарий юриста

«Руководство Управления градостроительства и архитектуры Тамбовской области, которое уже было связано с историей Ольги Николаевны [Захлебиной, — прим.ред.], предпринимало попытки снять с себя вину в халатности и во всём обвинить Захлебину, — рассказал «Московской газете» адвокат Евгений Шерстнев. — В итоге чиновники признали свою вину, но уголовное преследование в отношении них прекращено в связи с истечением сроков давности. В деле Ольшанского много похожих странностей, и явно прослеживаются попытки перенаправить ответственность с должностных лиц и искусственно создать состав преступления при его отсутствии. Технически квартиры полностью пригодны и соответствуют требованиям закона, все вопросы только к оформленным документам. Если бы приемкой и оформлением документов занимались компетентные сотрудники, все недочеты были бы урегулированы в процессе исполнения контракта и оформления документации о приемке. Но, к сожалению, этого не произошло. Судя по материалам дела, комиссия на приемку выезжала самостоятельно, нет ответственного лица, который курировал бы её работу, никто не давал указаний, полномочий, инструкций, а разобравшись подробнее, оказалась, что она вообще была неправомочной. Присутствующие члены комиссии не имели права участвовать в ней, как и не имели соответствующих навыков. Каким образом по её решениям выделяли бюджетные деньги никто разбираться, видимо, не хочет, замалчивают данные факты и во всём обвиняют поставщиков. Закупочную документацию никто не проверял. Техзадание, по которому купили квартир более чем на миллиард рублей, составлено с ошибками. Неудивительно, что вокруг выделения квартир детям-сиротам столько уголовных дел в России. Но есть в перечисленных уголовных делах и положительный момент, хотя и не обязательно было до такого доводить. После начала всех разбирательств местные власти внесли необходимые изменения в действующее законодательство и существенно увеличили объем средств, выделяемых на приобретение квартир для сирот. На данный момент это порядка 3,5 миллиона рублей на одну квартиру. Таких средств уже стало вполне достаточно для приобретения сиротам квартир в новостройках или заключения с застройщиками договоров долевого участия».

Видно, что ответственные должностные лица сделали для себя необходимые выводы.

О том, как сложится судьба предпринимателя Александра Ольшанского, мы будем информировать наших читателей по мере поступления новой информации.

ТеГИ
Тамбов, квартиры, уголовное дело, Александр Ольшанский
Поделиться
Похожие новости