Новость общества

Названа главная экологическая проблема Москвы

Названа главная экологическая проблема Москвы

Фото © «Московская газета»

11.04.2024 в 15:01:00
1762

Собеседники «Московской газеты» подводят итоги экологических преобразований в России к 2024 году. Директор природоохранных программ Общероссийской общественной организации «Зелёный патруль» Роман Пукалов отмечает огромные позитивные изменения в российской экологической повестке, произошедшие с 2017 года. Эколог Дмитрий Левашов (Нижний Новгород) выделяет целый ряд негативных моментов, связанных с ограниченными на данный момент возможностями экологического контроля, в том числе общественного, и напоминает о проблемах озера Байкал. Природозащитник Михаил Крейндлин с тревогой смотрит на судьбу ООПТ. Все собеседники отмечают роль моратория на проверки бизнеса в вопросе зашиты окружающей среды в России

С 2017 в России произошли существенные изменения в плане экологии, рассказал «Московской газете» эколог Роман Пукалов.

«В 2017 произошёл серьёзный поворот как в действиях властей, так и в сознании людей. Тогда на прямой линии президент РФ дал распоряжение закрыть свалку в Балашихе. В этом же году пошло федеральное финансирование по национальному проекту «Экология», многогранному и очень существенному для жизни страны», — напомнил Роман Пукалов.

В конце Национального экологического рейтинга «Зелёного патруля» стоят, как обычно, промышленные регионы, экологический ущерб в которых накоплен ещё с советских времён, отметил учёный:

«А в начале рейтинга – либо сельскохозяйственные регионы, где антропогенная нагрузка на экологию меньше, либо, что удивительно, такие города, как Москва. Главная проблема Москвы – это выхлопные газы, и за последние 10 лет здесь произошли серьёзные изменения к лучшему. Практически все промышленные предприятия выведены за черту города, за исключением Московского нефтеперерабатывающего завода, который вложил огромные средства в модернизацию систем газоочистки и очистки воды. А в плане выхлопных газов в Москве проделана огромная работа: расширение сети метро, организация выделенных полос, платные парковки, которые разгрузили в центре города. Без этого всего Москва захлебнулась бы в автомобильном движении и встала бы намертво».

В конце рейтинга находится такой регион, как Красноярский край, отметил Роман Пукалов.

«Это вызвано неудовлетворительной ситуацией в Красноярске, Канске, Ачинске, где в атмосферу попадает огромное количество выбросов. При этом на севере Красноярского края, в Норильске произошли огромные позитивные изменения – запуск так называемой серной программы. Предприятие «Норильский никель» запускает улавливания выбросов диоксида серы в атмосферу. За год «Норильский никель» будет улавливать такое количество выбросов, которое за этот же период выкидывает в атмосферу весь московский транспорт. Тундре будет легче дышать».

Также, по словам эколога, в конце рейтинга находится город Омск:

«Это промышленно развитый город с огромным количеством выбросов. Но Омск, как и Челябинск, Магнитогорск, Тагил, включён в программу «Чистый воздух». Это привело к тому, что объём выбросов в городе снизился на 20%, а очистка воздуха существенно улучшилась. Но остаётся другая проблема: сжигание угля. В центре города стоит ТЭЦ-5, и для перегруженной по загрязнениям атмосферы города эти выбросы уже недопустимы. Мы считаем, что Омск надо газифицировать, или весь город будет засыпан угольной пылью».

Росприроднадзор фиксирует увеличение экологических нарушений благодаря работе общественных экологических инспекторов, отметил Роман Пукалов.

«Заработала система общественных инспекторов, люди поверили, что можно изменить ситуацию к лучшему. Общественные инспекторы стали грамотно действовать и отправлять по поводу обнаруженных нарушений обращения в Росприроднадзор. У нас действует мораторий на проверки бизнеса, но внеплановые проверки по требованию прокуратуры проводить можно. Именно действия Росприроднадзора и в особенности активистов, общественников привели к увеличению выявленных экологических нарушений», — заключил директор природоохранных программ «Зелёного патруля».

В картине экологического благополучия в России за 2023 год есть и позитивные, и негативные моменты, рассказал «Московской газете» эколог Дмитрий Левашов (Нижний Новгород):

«С одной стороны, у нас реализуется программа «Чистый воздух», в неё включены такие города, как Норильск, Чита, Рязань, Стерлитамак. Но если крупные предприятия частично сокращают свои выбросы, проводят модернизацию того или иного оборудования, то на малый и средний бизнес должного внимания не обращается. Потому что в России действует мораторий на проверки бизнеса, в том числе экологические. Добиться проведения внеплановой проверки – совсем не лёгкое дело. Прокуратура, которой важна положительная статистика, не всегда идёт навстречу, а сами инспекторы Росприроднадзора порой сетуют, что хотят провести внеплановую проверку, но не могут добиться её согласования. Да, в некоторых городах, где работает сильная угольная генерация, воздух будет становиться чище за счёт газификации. Но весь малый и средний, «гаражный» бизнес практически полностью неподконтролен в плане экологических нарушений. На окраине Москвы или Санкт-Петербурга вполне может возникнуть какая-нибудь незаконная свалка отходов. Что говорить о других городах, особенно малых, куда государственный экологический инспектор не всегда может выехать? Федеральные инспекторы Росприроднадзора, как правило, живут в региональных центрах, а инспекторы региональных министерств и департаментов, комитетов охраны природы, а это субъекты регионального экологического надзора, как правило, работают в режиме «1 инспектор на 2-3 района».

Вице-премьер Виктория Абрамченко в феврале озвучила планы вводить штрафы с оборота предприятий за экологические нарушения, напомнил Дмитрий Левашов:

«И это замечательная идея, но адекватности штрафных санкций пора было добиться давно. Некоторые экологические штрафы у нас замерли на уровне начала 2000-х годов. И вот в прошлом году Совет Федерации одобрил увеличение штрафов. Если предприятие позволяет себе сбрасывать отходы, сливать сточные воды, выбрасывать в воздух без очистки отходящие газы, то оно должно платить. Однако надзорные органы не всегда могут проконтролировать, поскольку, как я уже сказал, не всегда могут согласовать проверку с прокуратурой. Если же мы говорим о малом и среднем бизнесе, допустим, какой-нибудь предприниматель незаконно выгрузил где-нибудь самосвал коммунальных отходов. Раньше он мог сказать, что взял где-то этот самосвал в аренду, и ему выписывали как физическому лицу штраф в 1-2 тысячи рублей. Сейчас этот штраф подняли до минимального уровня 10 тысяч рублей. Понятно, что если человек занимается бизнесом и засоряет природу вокруг, не вывозя мусор на полигон, то он зарабатывает на этом гораздо больше. На мой взгляд, тут нужны штрафы от 20-50 тысяч рублей, а для юрлица от 100-150 тысяч с конфискацией имущества. Тогда будет какой-то порядок. Но пока у нас действовали штрафы в размере 1-2 тысячи рублей, огромное количество лесов оказались загаженными. А за ликвидацию этих незаконных свалок платят муниципалитеты. Если эти свалки возникают на землях Лесного фонда, то на их ликвидацию тратятся либо лесничества, хотя функция уборки лесов от свалок у лесничеств ликвидирована, либо на это идут средства из регионального бюджета. Вместо ремонта школ, детских садов, дорог, тротуаров средства идут на ликвидацию свалок, устроенных недобросовестными предпринимателями. Почему штрафы стали увеличивать только сейчас? Чьим интересам это противоречило раньше?».

С 2023 года не оставляются попытки разрешить застройку экологической зоны Байкала, напомнил Дмитрий Левашов.

«Один из противников этих законопроектов — руководитель Всероссийского общества охраны природы Вячеслав Фетисов. Но есть и депутаты, выступающие за понижение охранного статуса Байкала. А это может привести к большим проблемам для состояния такой мировой «жемчужины», как озеро Байкал. Несколько лет принимались поправки в федеральное законодательство, которые, к сожалению, разрешают сплошные рубки на берегах Байкала. В центральной экологической зоне Байкала есть и свинцово-цинковое месторождение, которое, однако, в интересах экологической безопасности нельзя разрабатывать», — отметил собеседник «Московской газеты».

По мнению эколога, попытки внести изменений в Положение об оценке воздействий на окружающую среду, Положение об экологической экспертизе, внесение изменений в ФЗ об экологической экспертизе, создание реестра лиц, которые могут проводить такие экспертизы, потенциально ослабляют институт общественного экологического контроля.

«Государство усиливает экологический контроль и меры ответственности за экологические нарушения, но в этом направлении нужна последовательность, — сказал эксперт. — В марте главный российский эколог Светлана Радионова сказала, что из проверенных Росприроднадзором компаний, занимающихся утилизацией, 75% не смогли подтвердить заявленные ими объёмы утилизации (на своей странице в соцсети «ВКонтакте» глава Росприроднадзора сообщила, что 75% утилизаторов в России – фейк, – прим. авт.). Даже компания Samsung получила штраф от Росприроднадзора за недостоверную отчётность о самостоятельной утилизации отработанных товаров».

В России действует серьёзное ограничение на проверки бизнеса, рассказал «Московской газете» руководитель программы по особо охраняемым территориям природоохранного проекта «Земля касается каждого» Михаил Крейндлин.

«Плановые проверки невозможны, кроме случаев угрозы жизни людей, а внеплановые – только по согласованию с прокуратурой. Возможно, в 2023 году стало больше серьёзных нарушений, на которые прокуратура не может не реагировать. Плюс, может сказываться износ промышленной и иной инфраструктуры», — сообщил эколог.

Контроль за особо охраняемыми природными территориями (ООПТ) в России скорее ослабляется, считает Михаил Крейндлин.

«С 2021 года вносятся изменения в законодательство, новые нормы надзорной деятельности инспекторов в заповедниках, национальных парках и т. д. Существовавшее ранее понятие «постоянный рейд», – когда инспектор постоянно контролирует территорию ООПТ, – исчезло. Юрлица и инспекторы утратили некоторые возможности контроля. Были приняты поправки в закон о туризме на ООПТ. Так и не появилось понятия «экологического туризма». Раньше был «познавательный туризм», но это понятие исключили. Теперь на территории ООПТ может осуществляться любой туризм. В конце 2023 было громкое дело, когда замдиректора Росзаповедцентра взяли за взятку, касавшуюся организации туризма в Сочинском нацпарке. Всё это довольно тревожные сигналы о судьбе ООПТ. Ещё одна история – вырубки в планируемом заказнике Максимъярви и ещё ряде заказников в Карелии. Застройка Лосиного острова в Москве. Всё это довольно тревожные сигналы о судьбе ООПТ», — заключил Михаил Крейндлин.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
экология, Москва, столица, изменения
Поделиться
Похожие новости