Новость общества

Трон одного промышленного короля оказался в особняке другого

Трон одного промышленного короля оказался в особняке другого

Фото © «Московская газета»/ Софья Кладова

06.04.2021 в 14:39:00
1819

В начале XX века, когда промышленность Российской империи резко шагнула вверх, купеческие династии стали значить в народном хозяйстве едва ли меньше дворянских. Про их жизнь создавались литературные шедевры. Из эпохи нашего золотого червонца, великих имен и живых легенд

В уникальном московском особняке на улице Электрозаводской часто снимались и до сих пор создаются художественные фильмы. Например, в «Туманности Андромеды» можно увидеть эпизод с интерьерами особняка. Иногда люди, работающие неподалёку, видят за оградой особняка известных артистов: кто-то узнал Екатерину Вилкову, Александра Домогарова. А ближе к метро с толпой сливался Сергей Гармаш.

Уже в этом календарном году там снимали ещё одну картину – предположительно, про вампиров. В комнате нижнего этажа (когда-то рабочем кабинете хозяина, суконного короля Российской империи купца В.Д. Носова), возле камина, организовали одну из сцен. А напротив камина, как раз возле окна, стоит стол. Неизвестно чей, потому что подлинных вещей Носовых здесь давно уже нет. Зато за столом стоит… подлинное кресло купца Хлудова! И, когда его передвигают, на полу остаются куски синтепона. Ценность – полуразрушенная. Её как смогли облагородили сотрудники Особняка (МИКЦ «Особняк купца Носова»), но этого явно недостаточно. Экспонатом нужно заниматься серьёзно.

«Мы даже не знаем, встречались ли когда-нибудь Носовы и Хлудовы. Не знаем, кого из Хлудовых это кресло и как оно к нам попало, — рассказывают сотрудники. — Сами отреставрировать мы не можем. Хотелось бы, чтоб помогли».

Автор этих строк знает дизайнера (кстати, потомка известного художника, прославившегося в начале прошлого века!), который думал взяться за реставрацию и выполнить её с помощью 3D-принтера. Но передумал: это слишком большая ответственность. 

Краткая история Хлудовых

Экскурсионный автобус ждёт на некотором расстоянии от станции метро «Текстильщики», а потом везёт на юго-восток Подмосковья, где была когда-то вотчина текстильного короля Российской империи купца Хлудова. 

Егорьевск был в XVIII-XIX веках уездным городом с неяркой природой и небогатым населением. В нём жило много фальшивомонетчиков. Если кто-то собирался на базар, спешил к соседу за «купонной машинкой»: напечатает денег – и вперёд. А честный труд был представлен в основном кустарными ткацкими мастерскими. И вот в таком месте один смекалистый парень из приезжих придумал делать кушаки и относить их на продажу. Всё просчитал, измерил, прикинул. Свой первый кушак продал купцу на Красной площади за сто рублей, и так пошло дело. Купец поставил условие: все кушаки приносить только ему. Восходила звезда Ивана Ивановича Хлудова. Неулыбчивый старообрядец оказался «крепким орешком» и провидцем, понял, как можно выйти на хороший уровень качества. И скоро сам стал купцом.

Его мастерская стала приносить хороший доход. Сыновья вникали в дело, оказывали помощь. Оборудование привозили из Англии. После смерти отца дети организовали товарищество и продолжили династию. Позже (в 1844 году) появилась фабрика – первая бумаготкацкая фабрика в России. Здание строили англичане, оборудование привезли из Туманного Альбиона. На работу владельцы производства тоже старались брать англичан. В командировку к туманам ездил Алексей Иванович Хлудов – и с задачей своей справился. Ткани, выпущенные хлудовской мануфактурой, получали солидные награды за рубежом. Позднее его сын Иван добывал сырьё у дядюшки Сэма, делал это вплоть до войны между Севером и Югом. Хлудовских фабрик по России было несколько. Их значение для развития нашей промышленности переоценить очень трудно. Егорьевск превратился в очень развитый город. То же можно сказать про село Ярцево под Смоленском, где тоже была хлудовская фабрика.

Брат Алексея Герасим заложил целый благотворительный городок с бесплатными квартирами, больницами, учебными заведениями. Он завещал этой организации неприкосновенный капитал, проценты с которого шли на содержание этого городка.

Следующее поколение семьи расширяло границы владений ещё активнее. Внучка Ивана Ивановича строила усадьбу в Подсосенском переулке. А внук – Михаил Алексеевич – ездил в Азию, чтобы найти новые источники сырья и рынки сбыта продукции семейного производства. К слову сказать, привёз оттуда ручную тигрицу и прославился этим очень надолго. По другим сведениям, по его московскому особняку ходили тигры, в другом месте разгуливали ручные волки. А в подвале жил медведь, с которым хозяин иногда дрался.

Жизнь и страсти

Про семью Хлудовых историки говорят, что у них были не только заслуги, но и чудачества, и непонятные происшествия. И ранние смерти мужчин, и сложные любовные истории, и жертва пластической хирургии. 

Михаила (внука первого Хлудова) можно считать, наверное, самой колоритной фигурой семьи. По словам экспертов, прозвище у него было Страшилище Первопрестольной. Денег не считал, характера был просто буйного. Захотел отравить брата, подсыпал ему яд в чашку – а выпила оттуда жена Михаила. Выпила и не выжила. Вторая жена сама спаивала его и довела до белой горячки.

В ресторане «Яръ» (сейчас он в гостинице «Советская»), где часто собирались московские светила, можно было пошалить за установленную таксу – разбить венецианское зеркало, намазать лицо официанту горчицей и т.д. На одном из зеркал ресторана (я сама видела!) до сих пор есть след чьего-то буйного поступка – может, его? По словам экскурсовода Галины Лукиных, Михаил Алексеевич однажды устроил в ресторане такой погром, что владелец вынес ему счёт на 25 тысяч рублей – старыми, конечно. Сейчас эта сумма превысила бы 700 тысяч. За один вечер!

Великий драматург А.Н. Островский именно с Михаила Алексеевича создал образ подрядчика Хлынова в своей пьесе «Горячее сердце». Он так про себя говорит: «Не страшно мне, господин полковник, не пугайте вы меня. Право, не пугайте лучше! Потому я от этого хуже. … Безобразничаю, ваше превосходительство; потому такое наше воспитание, – биты много, а толку никакого. ... Так уж вы лучше со мной не судитесь, … а лучше положите с меня штраф, за всякое мое безобразие, сто рублей серебра». 

…Что осталось от этой знаковой для России семьи? Здания фабрик, которые были собственностью государства в советское время. Поскольку эти люди обожала всё английское, у каждого здания есть свой «Биг Бен». 

А личные вещи? В музее города Егорьевска есть станок, который был привезён из Англии. После реконструкции музея экспонат выставят на самом видном месте. А на холсте возле этого станка будут показывать кинохронику.

Основное же внимание музейной экспозиции в Егорьевске уделяется другому клану. Вообще в городе много людей с фамилией Хлудовы, но их родство со знаменитой династией, похоже, никто не доказывает. В центре Москвы, в бывшей усадьбе Усачёва, в которой жили текстильные короли и королевичи, сейчас находится оздоровительный центр. А семейные драгоценности – в Чехии. Увезла Надежда Абрикосова, урождённая Хлудова, вместе с большой любовью.

Краткая история особняка Носовых

Вернёмся к нашему креслу. Особняк купца Носова (ул. Электрозаводская, дом 12), построенный во второй половине XIX века великим архитектором Л.Н. Кекушевым в стиле американский модерн, был восстановлен из жалкого состояния не так уж и давно. В 1989-м его передали государственной юношеской библиотеке. 

У него своя история. Сам купец Носов, сын фабриканта, стал суконным королём Российской империи (из его продукции шили военную форму) и меценатом. Долго строил свои дома, был ограблен в советское время. Историки говорят, что его особняк использовали народные комиссары под стратегические нужды, потом власти отдали его под детские ясли, затем под общежитие для сотрудников ткацкой фабрики и, наконец, под институт шерсти.

Как рассказывает директор МИКЦ «Особняк купца Носова» Любовь Марихбейн, личных вещей практически не осталось, а вот интерьеры сохранились почти полностью: «Это вообще какое-то особенное место: у него очень лёгкая атмосфера. Раньше здесь было что-то типа языческого капища, и все постройки расположены по знакам Зодиака. И многие истории, связанные с этим местом, с этим особняком, просто мистические! Вот и кресло кого-то из семьи Хлудовых оказалось в особняке странно-непонятно. Оно в любом случае имеет ценность. И его очень важно отреставрировать». 

Сотрудники Особняка не могут найти для этого средств и ресурсов. Мастер, который не побоится и восстановит хлудовскую вещь, наверняка найдёт своё место в истории.

Автор: Софья Кладова
ТеГИ
Особняк купца Носова
Поделиться
Похожие новости