Новость общества

Заведующая библиотеки одной из московских школ безуспешно пытается доказать наличие профзаболевания

Заведующая библиотеки одной из московских школ безуспешно пытается доказать наличие профзаболевания

Фото © «Московская газета»

23.09.2022 в 14:38:00
3567

Заведующая библиотекой московской школы №1367 Татьяна Конькова уже несколько лет ведет судебные тяжбы с руководством школы и работниками здравоохранения. Сначала она пыталась вернуться на работу после незаконного увольнение – получилось и школа выплатила женщине больше 700 тысяч рублей. Теперь она хочет доказать, что, работая в сыром помещении, получила профзаболевание. Но бороться за справедливость Татьяне приходится непросто: недавно, по словам женщины, судебные приставы так настойчиво просили ее выйти из здания суда, что в травмпункте, куда Татьяна обратилась после этого, зафиксировали ушибы

Отклики курятника из 90-х?

Татьяна Конькова работала в ГБОУ г. Москвы «Школа №1367» с 2009 года. Библиотека, которой она заведовала, располагалась на первом этаже сразу над подвальным помещением, отчего в кабинете стояла большая влажность. В помещении библиотеки было не только сыро, но и, по словам женщины, по стенам распространялся грибок, стоял плесневелый запах и запах канализации, на рабочем месте было большое скопление бумажной пыли, и она работала в респираторе и перчатках.

Татьяна писала жалобы о ненадлежащих условиях работы, о том, что администрация длительное время не предпринимает меры для восстановления микроклимата в помещении библиотеки и не обеспечивает кабинет системой вентиляции.

«По окончании работы дома мне приходилось неоднократно вызывать скорую помощь для снятия приступов аллергической астмы», — жаловалась женщина.

Ее здоровье ухудшалось, врачи уже ставили диагноз аллергическая бронхиальная астма. А потом Татьяна обратилась в больницу и у нее обнаружили аспергиллез – грибковую инфекцию, которая вполне могла стать результатом нарушения условий труда.

«Эта инфекция может возникать у работников птицеферм и сотрудников бумажной промышленности. А от коллег по работе мною была получена информация, что в 90-е годы в подвальном помещении школы содержали кур и находилась сауна, которые могли являться источником инфекционного заражения», — рассказывает Татьяна Конькова.

В 2019 году в корпусе школы, где она работала, начались строительные работы и персонал школы перевели в другое помещение, но заведующую библиотеки сначала оставили на прежнем месте, а вскоре и вовсе уволили в связи с сокращением штатов.

Татьяна обратилась в судебные органы так как считала увольнение незаконным. Суд первой инстанции не нашел нарушений в действиях руководства школы и признал увольнение законным. Но женщина написала жалобу, и апелляционная инстанция отменила решение Кузьминского районного суда, восстановила Татьяну Конькову на работу, обязав образовательное учреждение выплатить ей 717 с небольшим тысяч рублей за время вынужденного прогула почти в два года и 20 тысяч компенсации морального вреда.

А библиотека-то была совсем в другом месте?

По мнению Татьяны, увольнению способствовали ее жалобы на ненадлежащие условия труда. Но уже в преддверии этого события здоровье Татьяны резко ухудшилось. Около 5 месяцев она находилась на лечении в ФГБНУ «НИИ МТ», где ей был подтвержден диагноз аллергическая бронхиальная астма и оформлено извещение об установлении предварительного диагноза профзаболевания.

Необходимо было провести расследование. Его начали в сентябре 2019 года, когда, по словам Татьяны Коньковой, в помещении уже был сделан ремонт и устранена длительная авария в канализационной системе.

«К данному расследованию я не была допущена, опрос свидетелей-коллег не проводился, обстоятельства дела не рассматривались. Работодатель перепрофилировал помещение библиотеки в учебный класс и указал комиссии место по расследованию на помещение другой библиотеки, на тот момент не являвшимся моим рабочим местом. Работодатель скрыл от комиссии факты нарушения канализации на рабочем месте, не представил замеры влажности рабочего места в 2018-2019 годы. Комиссия не рассматривала мое заболевание как факт халатности и несчастный случайна производстве. В итоге по представленным работодателем данным комиссия отметила, что ПДК вредных производственных факторов в пределах нормы», — рассказала москвичка.

Согласиться с этим Татьяна Конькова не могла и снова пошла в суд. Она считает, что руководством школы была нарушена процедура расследования несчастного случая. Тем более, что, по ее словам, Роспотребнадзор ЮВАО г. Москвы после обследования санитарно-гигиенических характеристик библиотеки указал, что есть бумажная пыль как вредный фактор производственной среды, с которой женщина имела контакт.

«В результате предоставления работодателем неполной и недостоверной информации между структурными подразделениями территориального отдела Управления Роспотребнадзора по г. Москве в Юго-Восточном административном округе и НИИ медицины труда им. Н.Ф. Измерова возникли разногласия, послужившие препятствием в установлении мне профзаболевания. При этом Роспотребнадзор обозначил производственный фактор – бумажная пыль, обстоятельства и причины заболевания, а постановкой диагноза должны были заниматься врачи. Бумажная пыль в библиотеке является аллергеном, напрямую связанным с установленным мне диагнозом — экземой и профессиональной аллергической бронхиальной астмой», — отметила Татьяна.

Заключение Роспотребнадзора было направлено в НИИ «МТ» им. Измерова, но почему-то в полной мере не устроило сотрудников медицинского учреждения, так как они, по словам Татьяны Коньковой, направили уточняющий запрос в Роспотребнадзор. На что последний ответил, что дал исчерпывающее заключение. Одним что-то не ясно, другим – нечего добавить. Круг замкнулся.

А что касается позиции руководства школы, то она выражена в отзыве на исковое заявление, где учебное заведение выступает заинтересованным истцом: «В период с 13.06.2019 по 28.03.2021 административный истец (Татьяна Конькова, – авт.) в школе не работала, а ее рабочего места заведующего библиотекой в этот период времени не существовало. О том, что Роспотребнадзором 26.02.2020 года проводилось обследование санитарно-гигиенических характеристик условий труда рабочего места административного истца заинтересованному лицу (школе, – прим.ред.) ничего не известно».

Или ишак сдохнет, или падишах помрет

В мае 2021 года Татьяна Конькова обратилась в следственные органы с просьбой провести проверку по факту законности действий руководства школы и бездействия работников медицинского учреждения при установлении профзаболевания. Прождав год, так и не получив ответа о результатах проверки по своему обращению, женщина обратилась в Кузьминскую межрайонную прокуратуру.

Первый заместитель межрайонного прокурора И.В.Савватеев ответил Татьяне что: «Ваши обращения рассмотрены…Сообщаю, что 14.05.2021 в Кузьминский МРСО СУ по ЮВАО ГСУ СК России по г. Москве поступило Ваше заявление, зарегистрированное в КРСоП за № 329пр-21. По данному факту проведена проверка в порядке, предусмотренном ст. 144,145 УПК РФ, в ходе проведения которой следователем 10.06.2021 вынесено постановление о назначении комиссионной судебно-медицинской экспертизы. В связи с тем, что возникла необходимость предоставления дополнительных документов, указанная экспертиза до настоящее времени не завершена».

А дальше прокурор пишет, что при таких обстоятельствах не представляется возможным принять окончательное процессуальное решение, и что ход проверки контролируется прокуратурой.

В то же время, согласно ст. 144 УПК РФ при проверке сообщения о преступлении следователь вправе истребовать документы, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок.

Можно ли 16 месяцев считать разумным сроком для процессуальной проверки, — вопрос.

У Татьяны Коньковой вторая группа инвалидности по онкологическому заболеванию, а судебные тяжбы здоровья ей вряд ли прибавляют.

Встреча с судебными приставами закончилась в травмпункте

С целью признания незаконным медицинского заключения Центра профессиональной патологии ГБУЗ ГП №3 Департамента здравоохранения г. Москвы об отсутствии профзаболевания, вынесенного 11 мая 2022 года якобы без учета санитарно-гигиенических характеристик условий труда, женщина подала административный иск в Перовский районный суд. После очередного похода туда 8 сентября 2022 года она обратилась в травмпункт, где зафиксировали ушибы.

В тот день Татьяна пошла в суд ознакомиться с материалами дела и в них увидела протокол судебного заседания от 27 июля этого же года, где все как положено – объявлен состав суда, разъяснены права и обязанности, истец, Татьяна Конькова, просит приобщить к материалам дела документы, судом обсуждаются вопросы, возражений нет и так далее. Так вот всего этого не было, говорит Татьяна. Да, она пришла в суд и просидела за дверью судебного зала, потом вышла секретарь и сказала, что заседания не будет.

Татьяна Конькова возмутилась, взяла из материалов дела протокол и хотела пойти к председателю суда, прояснить как такое могло случиться? Но женщины, по ее словам, помешали судебные приставы и секретарь суда.

«На лестнице на меня накинулась секретарь. Она стала хватать меня за больную прооперированную руку. Потом вызвала 3 приставов. Они стащили меня за руки на первый этаж. Я просила разрешения пойти на прием к председателю суда, просила проводить меня туда. Приставы обращались очень грубо, тащили меня за больную руку, хватали за плечо, давили на грудную клетку, где накладывались швы (ранее Татьяна Конькова перенесла операцию по онкологии — прим. ред.), не пускали меня к лифту, когда открылся лифт, они хватали за руки, не давали войти. Боль в руке и ужас от всего происходящего сделали свое дело. Я обессилила, мне стало плохо, я села на стул и стала плакать», — рассказала собеседница издания.

Татьяна сняла побои и теперь хочет привлечь своих обидчиков к ответственности.

А 13 сентября состоялось судебное заседание, на котором суд отказал Татьяне Коньковой в иске признать заключение по профзаболеванию незаконным. Сама она после всего случившегося чувствует себя не очень и комментарии по поводу судебного заседания дал редакции ее супруг — Александр Викторович. Он говорит, что в материалах дела не оказалось необходимых документов, даже таких необходимых, как замеры влажности воздуха в период 2019 года, когда Татьяна работала в школе.

«В крови моей супруги был обнаружен аспергилёз, это вызываемый различными видами плесневых грибков рода. Врачи в суд принесли заключение, якобы это аллергия на домашнюю пыль. Мы знали о такой позиции врачей и заранее меня вместе с супругой положили в НИИ «МТ» им. Измерова и аллергии у меня в эпикризе нет. У Татьяны на руках в период работы была экзема, а после увольнения через год она прошла, руки очистились — какая тут домашняя пыль? Угроза контакта с бумажной пылью возникла, когда она вновь вышла на работу. Поэтому после жалоб на создание условий труда ее повторно уволили. Для инвалида найти работу в школе вновь будет невозможно. Ее уволили несмотря на два высших образования: педагог и библиотекарское дело, учебу в аспирантуре прервала болезнь», — говорит супруг Татьяны.

Аллергическая астма и аллергическая экзема входят в перечень профессиональных заболеваний, но, чтобы доказать причинно-следственную связь заболевания с профессиональной деятельностью Роспотребнадзор должен провести замеры предельно-допустимую концентрацию вредных веществ в воздухе. По словам Александра Викторовича, врачи ГБУЗ «Городская поликлиника № 3», пытаясь помочь Татьяне Коньковой, сделали запрос, но не получили ответа.

Здоровья Татьяне Коньковой уже не вернет ни один суд. Но есть закон и есть справедливость. По словам правозащитника Инессы Кузнецовой, российское законодательство гарантирует гражданам страны нормальные условия труда.

«Профессиональное заболевание — это ухудшение здоровья человека вследствие вредных либо травмирующих факторов, которое было получено в результате осуществления им трудовой деятельности в организации. Если ухудшение здоровья человека произошло в связи с осуществлением им трудовой деятельности, то государство гарантированно обеспечивает ему финансовую поддержку, страховые выплаты. Условия государственной помощи отражены в статье 184 ТК РФ, где предусмотрено, что в случае профессионального заболевания работнику возмещается утраченный заработок и дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию. Причину ухудшения здоровья должен установить врач. Но бывает так, что предоставленных документов недостаточно для установления причинно-следственной связи между деятельностью и возникновением профзаболевания. Тогда необходимо провести дополнительные исследования и экспертизы», — говорит юрист.

Таким образом, санитарно-гигиеническую характеристику условий труда и акт о случае профессионального заболевания, подтвердивший отсутствие причинно-следственной связи, если они конечно есть, Татьяне Коньковой необходимо обжаловать и отменить, равно как судебное решение суда первой инстанции, отказавшего признать незаконным медицинское заключение об отсутствии профзаболевания. Дальше необходимо провести повторные обследования и делать выводы на основании этих заключений.

ТеГИ
библиотека, профзаболевание, школа, москва
Поделиться
Похожие новости