Новость общества

Деревообрабатывающие предприятия снижают нагрузку из-за проблем с экспортом

Деревообрабатывающие предприятия снижают нагрузку из-за проблем с экспортом

Фото © «Московская газета»

29.10.2022 в 18:26:00
2421

«Московская газета» решила разобраться, как сейчас обстоят дела в деревообрабатывающей промышленности России

Экспортёров много, РЖД — одна

Основным направлением деятельности и источником прибыли российских деревообрабатывающих предприятий, как, вероятно, и многих других предприятий в нашей стране является экспорт. Эту тему затрагивала в недавнем материале «Российская газета». Как пишет издание, емкости внутреннего рынка недостаточно, чтобы обеспечить спросом на древесину выпавший из экспорта объем. Эта ситуация сказывается и на внутренней цене.

Журналист «Московской» решил пойти в этом направлении и узнать, насколько ситуацию с деревообрабатывающей промышленностью определяет экспорт.

Главным направлением экспорта продукции российских деревообрабатывающих предприятий до недавнего времени были страны Евросоюза, сказал «Московской газете» консультант аналитического агентства WhatWood Игорь Новосёлов.

«Согласно пятому и восьмому пакетам санкций, запрещён импорт Евросоюзом российской лесопромышленной продукции. Это коснулось российских пиломатериалов — 5,5 миллионов кубометров экспорта в год, — фанеры, около 2 миллионов кубометров в год, и такой продукции как пеллет — топливные гранулы, тоже около 2 миллионов кубометров в год. Эти материалы используются в сфере строительства и изготовления мебели. Есть ещё сегмент лесосырья — берёза, её покупала в основном Финляндия для варки целлюлозы», — рассказал эксперт.

По словам Игоря Новосёлова, Китай покупает много российской лесопромышленной продукции, но с этим рынком есть сложности — в первую очередь, логистические:

«В целом Китай снижает темпы потребления импортной продукции, не только российской. Но ещё более важный фактор — стоимость доставки продукции в КНР, которая снижает рентабельность продаж на китайский рынок. Цена доставки увеличилась из-за пропускной способности наших погранпереходов. Угольщики, металлурги тоже переориентировались на Восток, и российские лесоперерабатывающие комплексы делят с ними полигон на Восточном полигоне РЖД».

На своём рынке высокая конкуренция

Цены на продукцию российских деревообрабатывающих предприятий за последние месяцы снизились на 20-30%, сообщил Игорь Новосёлов.

«Лист ОСП в 2018 году стоил 490 рублей, в 2021 году его цена доходила до 2500 рублей, а сейчас он стоит примерно 450 рублей. По фанере по некоторым спецификациям снижение стоимости может быть больше или меньше», — рассказал аналитик.

Причина падения цен, по мнению эксперта, закрывшийся экспорт: теперь производители переориентировались на российский внутренний рынок, а это большой объём производителей и высокая конкуренция. То есть, чтобы найти покупателя, нередко приходится снижать цены.

«В итоге деревообрабатывающие предприятия не закрываются, но снижают загрузку, количество рабочих смен», — рассказал собеседник издания.

Куда и как предприятиям реализовывать свою продукцию?

«Продавать её тем, кто готов купить. Это сфера строительства или ремонт деревянных домов, частный сегмент. В каждом жилом доме есть деревянный сегмент, в стройке всегда используется дерево. Грубо говоря, даже если здание строится из кирпича, его надо привезти на деревянных поддонах», — пояснил эксперт.

Но главный вопрос — как довезти продукцию до покупателя?

«Стоимость транспорта, грузоперевозок за последние месяцы ощутимо выросла. Логистические трудности есть, в том числе и внутри страны», — заключил Игорь Новосёлов.

Что думают мебельщики

«Первая мебельная фабрика» работает полностью на отечественном сырье, древесно-стружечной плите, рассказал «Московской газете» гендиректор предприятия Александр Шестаков.

«Мебель не делается, например, из хвои. Она изготавливается из плитных материалов: ДСП, МДФ. Речь не идёт о поставках массивной древесины для машиностроения. Фанера тоже мало используется в производстве мебели: больше в упаковках, в ящиках и т.д. Много древесины применяется в сфере жилого строительства. Производство мебели не покрывает основной массы продукции лесоперерабатывающих предприятий», — сказал эксперт.

Сырьё для производства мебели пока мало подешевело, отметил гендиректор «Первой мебельной фабрики»: процентов на 5-7% по сравнению с огромным ростом цен прошлого года: «С учётом пересчёта курса евро наше сырьё имеет нормальную, приемлемую стоимость. Но было бы оптимально, если бы оно подешевело ещё процентов на 5-10%».

Фанера над Востоком

Интересной информацией поделились с «Московской газетой» в топ-менеджменте «Череповецкого фанеро-мебельного комбината», крупного предприятия деревообрабатывающей отрасли на Северо-Западе.

«Наша продукция уходила преимущественно в страны Восточной и Западной Европы, это было и географически, и экономически выгодно, — рассказала изданию начальник отдела маркетинга ЧФМК Ирина Царуш. — После определённых событий этот рынок от нас ушёл, и сейчас мы в «подвешенном» состоянии. Наибольшей маржинальностью у нас пользовалась березовая фанера, она и поставлялась в Европу, а теперь она по ТЭН ВЭД-коду попадает под санкции. И 80% покупателей у нас были из ЕС, а 20% — Ближний Восток: Египет, Иран, Ирак, Сирия. Ближневосточный рынок у нас остался. Американский рынок тоже, но частично. Транспортная составляющая не позволяет нам поставлять туда продукцию эффективно, с прежними прибылями. А сейчас открылся рынок Юго-Восточной Азии: Китай, Индия».

Но с этим рынком есть свои сложности, отметила собеседница издания: «Китай и Индия — рынки достаточно нестабильные. Им не важно качество, в отличие от европейцев. Им важно наличие продукции любого качества, желательно дешево. Там не видят большой разницы между сортами продукции, им просто нужна низкая цена. Продавать нашу продукцию Китаю не слишком рентабельно. Но проблема не только в этом».

Логистика «в складчину»

Есть проблемы и с железнодорожной логистикой экспортных поставок, и с морской, добавила Ирина Царуш.

«Мы давно испытывали сложности с морским транспортом: перевозчики Zinc и Maers в России под запретом, — напомнила эксперт. —Имеется определённый дефицит морского транспорта. Портов сейчас действует два основных: в Санкт-Петербурге и Новороссийске. Всё остальное возим через третьи страны».

Фанерные комбинаты уже объединяются между собой, образуют ассоциации, чтобы отправлять совместные партии продукции на Ближний Восток и в Азию по железной дороге, для этого же совместно арендуются крупные грузовые суда, чтобы доставка обходилась дешевле, сообщила представитель ЧФМК.

«У нас есть ещё такая продукция, как доска. Есть партнёры в Вологде, лесозаготовители, они делают огромное количество доски. Мы объединяемся с ними и отправляем совместные партии в Китай. Такая практика начинает применяться российскими деревообрабатывающими предприятиями, по крайней мере, разговоры об этом уже ходят», — сказала Ирина Царуш.

Россиянам не до мебели, а березу девать некуда

На российском рынке наблюдается спад спроса по мебельной отрасли, сказала менеджер ЧФМК.

«Это общеэкономический тренд: мебель не в приоритете, население мало думает о таких покупках. Тем не менее, наши поставки российским производителям мебели продолжаются. А вот с фанерой и пиломатериалами ситуация сложнее. Россия — основной поставщик берёзовой фанеры в мире, где-то две трети производимой у нас березовой фанеры шло на экспорт и треть — на внутренний экспорт. Берёзовая фанера идёт на производство мебели и на упаковку. Иран, Ирак покупают её для отделки мебели либо берут низкие сорта на упаковку. А теперь очень большой объём этой продукции остаётся внутри страны», — говорит Ирина Царуш.

В связи с такой ситуацией, по словам эксперта, некоторые заводы вывели часть своих сотрудников на простой.

«На нашем комбинате, как и на многих других, есть такая тенденция, как сокращённая рабочая неделя. Пока идёт поиск новых рынков экспорта сокращается производство, в том числе, фанерное. За счёт неполной рабочей недели сокращается зарплата сотрудников. Из-за невыполнения планов продаж логично уменьшается бонусная, премиальная часть зарплаты», — добавила собеседница «Московской газеты».

Почём себестоимость?

Снижение цен на продукцию ЧФМК по сравнению с 2021 годом однозначно есть и составляет около 30%, отметила менеджер предприятия.

«Сейчас цена листа ДСП опустилась ниже показателей 2018 года, — подтвердила информацию от аналитиков Ирина Царуш. — «Сливки» мы уже не снимаем, продаём по цене, близкой к себестоимости изготовления продукции. По листам МДФ мы уже вплотную приблизились к себестоимости».

Может быть, себестоимость, в свою очередь, увеличилась из-за импортного производственного оборудования и комплектующего?

«С оборудованием острых проблем нет, — отметила представитель ЧФМК. — Сейчас мы строим еще одно производство, запланированное еще до кризиса, оборудование туда уже завезено, как и для остальных трех наших заводов».

Вопрос, по словам Ирины Царуш, в другом: произошло подорожание декоративной бумаги и химсырья для производства — различных смолы, фенолов, формальдегидов: «Есть заводы в России, которые всё это производят, а есть заводы в Китае. У наших заводов были некоторые проблемы с производством, и цены были выше, чем у китайских. Поэтому китайское сырьё оказалось предпочтительнее».

Не то ли это химсырье из Китая, что задерживалось в дальневосточных портах из-за изменения требований ОАО РЖД для принятия к перевозке опасных химгрузов?

«Да, есть такая ситуация, что эти грузы, химсырьё задерживаются в дальневосточных портах, — подтвердила собеседница. — Аналогичные проблемы есть и с экспортом в обратную сторону».

Трудный месяц октябрь

Стало непросто довозить продукцию ЧФМК и до российского покупателя, и до стран СНГ, отметила Ирина Царуш: «Наши поставки идут ещё и в страны бывшего СНГ. И тут тоже есть проблема: недостаточно вагонов. Эта проблема обострилась именно в этом месяце, в октябре — с вагонными поставками сырья для изготовления мебели в Казахстан, Узбекистан и другие страны Средней Азии».

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
рево, деревообрабатывающая промышленность
Поделиться
Похожие новости