Новость общества

Недоступный Арбат: глава МО Тверской прогулялся по району с инвалидами-колясочниками

Недоступный Арбат: глава МО Тверской прогулялся по району с инвалидами-колясочниками

Фото © «Московская газета»/ Алёна Черепкова

18.08.2021 в 15:08:00
3626

Политик и общественный деятель Яков Якубович прогулялся в субботний день по Арбату и окрестностям с инвалидами-колясочниками Ильёй, Машей и Сергеем, чтобы вместе с ними исследовать качество безбарьерной среды. Что из этого получилось, муниципальный депутат рассказал «Московской газете»

По словам политика, московский Арбат был выбран неслучайно. Во-первых, это самый центр Москвы, центральнее только Кремль; в этой части города как нигде должна быть доступная среда для инвалидов. Во-вторых, здесь, на одной из главных пешеходных улиц страны, максимально сосредоточены объекты торговой инфраструктуры: магазины, музеи, театры, отделения банков, аптеки, кафе и рестораны.

«Вердикт неутешительный. Человек на коляске может передвигаться по городу, но только с чьей-то помощью, с огромными препятствиями и с трудом. Доступ в учреждения социальной инфраструктуры, начиная с банков и аптек и заканчивая МФЦ, превращается что-то похожее на квест», — рассказал «Московской газете» Яков Якубович.

Управа района Арбат

«Первым местом, куда мы зашли была управа района Арбат. В начале августа я написал пост о том, что в здании, где вместе с управой находится окружная избирательная комиссия и районный совет депутатов, пандус закрыт клумбой и заставлен автомобилями. Надо отдать должное районному руководству — реакция была достаточно быстрой. Клумбу отодвинули и освободили пространство перед пандусом. 

Однако мы решили попробовать на практике, может ли человек на коляске заехать по пандусу и попасть в управу. Взялся за это только один из трёх ребят – Илья. У него самая проходимая коляска с задним приводом, мощным мотором, колёса с хорошим проектором. 

Заехать на пандус удалось, хотя и с некоторыми трудностями. Из-за скользкой плитки колеса несколько раз шли «юзом». Однако дальше возникли проблемы. Ручка входной двери расположена высоко. Кнопки вызова охраны нет. Сами двери – с порогами. За все время наших упражнений к нам так никто и не вышел. Илья заехал с моей помощью. Обратно спускался сам, однако не скатывался, а сползал из-за скользкой плитки.

Выводы: управа быстро отреагировала на проблемы с клумбой, загородившей пандус, и отодвинула его. Человек на коляске скорее всего не сможет попасть в управу без сопровождения. Плитка, покрывающая пандус, скользкая, не каждая коляска пройдет по ней — требуется абразивное покрытие. Маша не рискнула подниматься по пандусу, поскольку отсутствуют перила – их было бы разумно смонтировать. Отсутствует кнопка вызова охраны для помощи гражданам с ограниченными возможностями здоровья. Её следовало бы установить, чтобы охрана вовремя реагировала. Высоко расположенная ручка двери может быть компенсирована наличием кнопки вызова. Несколько порогов на пути в управу также не позволяют без проблем преодолеть вход», — рассказывает глава Тверского района Москвы.

Прогулка по Арбату. Покрытие

По словам Якова Якубовича, в определенном смысле открытием для него стало то, что брусчатка в качестве покрытия очень плохо годится для колясочников: «К примеру, в арке по пути в управу брусчатка очень неровная. И ребята, проезжая ее, тряслись как в «буханке» по проселочной дороге. При этом страдали подшипники и покрышки на колясках». 

«Коляски — не из дешевых. У Маши – электрическая приставка с передним приводом, напоминающим самокат (стоит 120 тыс. рублей). Саму коляску частично оплатило государство. 

Машинка Ильи уже старая, ей 15 лет, тогда она стоила 120 тыс. рублей, сейчас дороже, поскольку управляется джойстиком. Ее также частично компенсировали за счет бюджета. Самая дорогая часть – литиевая АКБ.

Сергей передвигается на коляске без электропривода, его возможности более ограниченны», — говорит политик.

Барьеры на пути

На самом Арбате, как отметил муниципальный депутат, ситуация получше: брусчатка ровнее, но уступы, ливневые лотки и выпирающие крышки люков создают невидимые для пешеходов, но чувствительные для инвалидов неровности.

«Арбат – это многочисленные магазинчики. Пробовали зайти в один из них. Совсем невысокий порожек сантиметров пяти оказывается серьезным барьером для колясочника. А чтобы открыть настежь дверь требуется помощь. Заехать внутрь пробует Илья. Сделать это удается только приложив усилия. Отмечу, что продавцы и управляющая с благодарностью выслушали, что нужно для безбарьерного прохода инвалидов: немного понизить уровень пола, сместив порожек внутрь. За счет этого получится плавный въезд в магазин. Идем дальше. Вот красивые ворота и калитка. Вдали виден пандус. Но въезду во двор мешает перемычка внизу калитки.

Ребята говорят, что при необходимости ее можно преодолеть, не открывая ворот, но все же нужна высокая коляска и помощник. Илья сказал, что его коляска с низкой посадкой, и если попробует преодолеть порог, то «сядет на брюхо». Еще один подъезд и дверь. Есть пандус, но въехав на крыльцо, невозможно открыть дверь на себя – не хватает места.

2-й Окружной военный суд. Сразу видна кнопка вызова помощи, но до нее надо дотянуться.

Магазины, магазины, магазины – везде ступеньки и порожки. Как отмечают многие владельцы торговых заведений, обязательных требований доступной среды в нормативных документах нет, поэтому многие не заморачиваются на этот счет. Да и для согласования пандусов требуется огромный пакет документов, поскольку такие работы подпадают под критерии реконструкции», — продолжает рассказ Яков Якубович.

О туалетах

Глава Тверского района напомнил, что еще год назад Лида Мониава писала про модульный туалет в Камергерском переулке, куда якобы невозможно зайти с человеком в инвалидной коляске.

«Это новый туалет модульного типа со ступеньками. Такие же стоят по всей Москве и на Арбате тоже. Воспользоваться им также нельзя: не дотянуться до терминала оплаты, на экране ничего не видно, но даже если получится произвести оплату, войти в туалет мешают высокий порог и ступени», — отметил муниципальный депутат.

Театры – не для колясочников?

«Арбат – это не только магазины, но и учреждения культуры. Театр Вахтангова. Кассы Новая сцена, арт-кафе. Чтобы преодолеть три ступеньки Маше нужна помощь одного, а лучше двух, человек. Можно попытаться заехать задним ходом. Но все равно нужна помощь. Потому купить билеты в театр и приобщиться к прекрасному нам не удается.

Идем дальше. Библиотека-музей Дом Лосева – опять ступеньки, кнопок вызова помощи нет», — говорит политик.

Банкомат

«Илье по пути понадобилось положить наличные на карточку в Сбере. И мы попытались сделать это в отделении на Арбате. Само отделение не работало, но банкоматы были в доступе. Кнопка вызова для инвалидов не работала (да её и не очень видно), зато есть пандус. — продолжает политик. — Но на этом все хорошее заканчивается. И достаточно простая для здорового человека процедура превращается в квест.

Во-первых, одной открытой створки мало для прохода колясочника. А если открыть две створки, они перекроют путь с пандуса. Плитка, как почти везде, скользкая. Во-вторых, внутри отделения несколько порогов. Поэтому чтобы попасть к банкомату, нужно преодолеть барьеры. В-третьих, клавиатура и экран банкомата расположены слишком высоко для колясочника. 

Илья рассказал, что обычно он просит ассистентов в банке помочь ему снять или внести средства на карту. И хотя ассистенты по инструкции не вправе спрашивать пин-код, другого варианта воспользоваться банковской инфраструктурой нет. Только в рабочие часы отделения. И то со сложностями.

Иронично и то, что в процессе Илье позвонила девушка из колл-центра Сбермаркета и предложила какие-то услуги. Складывается впечатление, что вот так экосистема думает о том, как бы «впарить» свои услуги, но не о том, чтобы обеспечить безбарьерную среду для людей с ОВЗ».

По словам Якова Якубовича, от сюда выводы: «Арбат уложен брусчаткой, это очень некомфортно для колясочников». 

«Нужна асфальтированная полоса для колясочников, чтобы им было комфортно передвигаться. Кстати, и для велосипедистов, которых на Арбате огромное количество она бы не помешала. Большая часть торговых и иных инфраструктурных объектов не оборудована пандусами. Даже маленький порожек – серьезный барьер на пути колясочника. Устройство пандуса не всегда возможно, так как в этом случае он «вылезает» на городскую территорию, значит нужны многочисленные согласования и преодоление бюрократических барьеров. Магазинам проще ничего не делать, чем заниматься решением проблемы безбарьерной среды. Впрочем, примерно половина летних веранд кафе оборудована пандусами и доступны для колясочников. Доринвестовские модульные туалеты не приспособлены для людей с ОВЗ. И городские бесплатные туалеты — тоже, поскольку значительная их часть — подземные, а значит недоступные для колясочников. В Москве в этом смысле спасают только подгузники. Либо можно попроситься в кафе, но не каждое — имеет туалет, оборудованный для инвалидов. Без сопровождающего колясочник вряд ли воспользуется банкоматом. Даже если он доберётся до него через множество барьеров, дотянуться до экрана и клавиатуры, скорее всего, он не сможет».

Прогулка по окрестностям Арбата. Калошин переулок

«На Арбате переулки узкие. Местами проще ехать по проезжей части, чем по тротуару: коляска идет «юзом» на уклонах и занижениях, качество асфальта отвратительное, много барьеров, люки с выемками. Желоба для отведения ливневых стоков – тоже барьеры, — рассказывает Яков Якубович. — Обратно с проезжей части на тротуар попасть нельзя – мешает бордюр. Еще одна недоступная «культурная» среда — Дом актера на Калошином переулке.

Пока идем к следующей нашей цели – поликлинике Управделами Президента, ребята делятся опытом передвижения по городу. Например, на сервисе «Яндекс.Карты» нет возможности выстроить маршрут для инвалидов. Есть для велосипедистов, пешеходов. А вот для инвалидов, с учётом разрывов ткани города магистралями, невозможности воспользоваться метро без предварительного заказа службы сопровождения – нет. Маша иногда ездит на метро, но это тоже квест. Нужно не позднее, чем за сутки заказать сопровождение, однако часто звучит отказ – коляска тяжелая. Иногда как альтернативу предлагают ехать наземным транспортом. Если вдруг надо срочно поехать по городу – можно воспользоваться только автобусами. Да и тут тоже бывают сложности – не все водители помогают колясочникам».

Поликлиника Управления делами президента на Сивцевом Вражке

«На служебном входе со стороны Калошина есть кнопка вызова и отлично видно расписание работы. Заезд для пациентов – со стороны ул. Сивцев Вражек. И здесь отлично видна желтая кнопка вызова со шрифтом Брайля. Маша с некоторым трудом (приходится маневрировать) дотягивается до звонка. На вызов никто не вышел, конец рабочего дня, суббота. Весь путь по Калошину переулку и Сивцеву Вражку полон препятствий. Например, огромные дыры в решетках ливневой канализации могут явиться серьезным препятствием на пути. Если колесо коляски попадёт в неё, то без посторонней помощи не обойтись. Не исключён и несчастный случай с падением с коляски. Узкие тротуары, люки, неровности. Ребята едут по проезжей части. Илья рискнул проехать по тротуару. И опять неровности, люки, кривые бордюры, мусор и камни на пути – все мешает проезду. Разметка на переходе ребристая, ехать по ней на коляске тоже неприятно», — отмечает политик.

Еще одно отделение Сбербанка 

«На ул. Сивцев Вражек есть отделение Сбера. Там открывают счета кандидаты в депутаты Госдумы. Но добраться до самого отделения невозможно. В зоне видимости отсутствуют пешеходные переходы. Тротуар у поликлиники Управделами упирается в забор. Приходится нарушать.

Однако, когда мы подошли к отделению, увидели, что пандуса нет. Идёт ремонт, рабочие кладут плитку на ступеньки. Окажись кандидатом в Госдуму колясочник, открыть избирательный счет самостоятельно он не сможет», — рассказывает Яков Якубович.

МФЦ района Арбат

«Наша следующая цель – многофункциональный центр. Илья хочет узнать порядок снятия с регистрации в квартире. Подъехав ко входу, долго ищет кнопку вызова, находит с трудом, но до кнопки не достанет. Приходится нажимать за него. Видим высоко висящую и трудно заметную табличку с надписью: «Вход для маломобильных граждан через калитку в 20 метрах». Но где калитка? Спустя некоторое довольно продолжительное время выходит сотрудница, которая проходит мим. Однако, заметив нас, со словами «А это вы звонили в звонок?» вызывает охрану и указывает направление к калитке. Оказывается, она за углом и не видна с основного входа. Выходит симпатичная девушка-охранник и помогает нам пройти в здание МФЦ, в котором, конечно, тоже самостоятельно колясочнику крайне сложно передвигаться. На обратном пути обсуждаем, что надо сделать: во-первых, повесить табличку о калитке ниже, на уровне глаз человека в коляске. Во-вторых, исправить информацию на табличке у калитки. Здесь нужен большой и яркий знак – вход для инвалидов. Да и саму надпись следует переделать, потому как стрелка на ней отправляет посетителя обратно к главному входу. В-третьих, сделать большую яркую кнопку вызова охраны. Сейчас ее видно очень плохо.

Прощание

«Прогулка продлилась больше полутора часов. Мы не выполнили и половины плана. Хотели попробовать спуститься в переход на Арбатской площади, пересечь Новый Арбат и прогуляться по нему. Но даже прогулки по части пешеходного Арбата и относительно тихим его окрестностям хватило, чтобы убедиться в недоступности городской среды для колясочников.

Сергея сажали в такси. Разбирали коляску сами, таксист не помогал. Когда посадили и положили коляску, удивился, что должен будет помогать выходить. 

Машу провожали до метро, чтобы передать её заранее заказанной службе сопровождения - четырём крепким парням. Но по пути, буквально за 50 метров до входа, столкнулись еще с одним препятствием – лестницей. Чтобы заехать с другой стороны нужно объехать целый квартал. Пришлось переносить Машу с коляской вручную», — отмечает глава Тверского района Москвы.

Итоги неутешительны

«Несмотря на все декларации, никакой безбарьерной среды в городе нет. Большая часть инфраструктуры недоступна. И даже, чтобы выйти из дома тот же Илья звонит «Жорику» — местному дворнику, чтобы тот помог ему выйти из квартиры. 

Городские, да и федеральные власти без устали нам рассказывают о своих усилиях по созданию доступной среды, о правах инвалидов, об инклюзии. Но на практике мы даже не в начале пути. А у самого старта. 

Попробую кратко сформулировать выводы по итогам прогулки:

1. Без сопровождения в центре колясочнику делать нечего.

2. Попасть в центр города с окраин колясочник может только на наземном транспорте или такси, не каждое из которых согласится вести человека с ОВЗ. Метро практически недоступно для колясочников, ввиду сложности процедуры предварительного заказа.

3. Большая часть инфраструктурных объектов не оборудована для колясочников.

4. Объекты, которые формально адаптированы для маломобильных групп, чаще всего имеют недостатки. Нужно обращать внимание на следующее: яркие кнопки для вызова сопровождения и информацией о работе учреждения на уровне глаз колясочника; нельзя покрывать скользкой плиткой пандусы, либо предусматривать абразивное покрытие для возможности подъема; пандусы следует сопровождать перилами; тестировать оборудование следует вместе с людьми на колясках; пороги, даже совсем небольшие, являются порой непреодолимым барьером на пути колясочника, поэтому их следует «сглаживать». Туалеты – отдельная песня. Для инвалидов они просто недоступны.

Зачастую колясочнику приходится передвигаться по проезжей части. Тротуары часто не приспособлены для передвижения колясочников: неровности, даже самые небольшие, не комфортны для перемещения; разбитые ливневые лотки; канализационные люки с выемками; заужения тротуаров; мусор и камни на пути; тупики и бордюры на пути, бугры и уклоны фонарные столбы, знаки и указатели. 

Брусчатка (да и плитка тоже) – недружелюбное к коляскам покрытие. Требуется дублировать плиточное покрытие асфальтовым и следить за его состоянием. Заодно подумать о велосипедных полосах на тротуарах, если позволяет ширина.

Ливневые решетки на проезжей части имеют широкие отверстия и опасны для колясочника. Само передвижение по проезжей части также небезопасно.

Для установки стационарного пандуса требуются согласования и сложная бюрократическая процедура, особенно если пандус имеет фундамент и является объектом капитального строительства. Законодательные требования к обязательности инфраструктуры для инвалидов (хотя бы в виде кнопки вызова сопровождения) отсутствуют.

Банкоматы в отделениях банков не приспособлены для использования ими инвалидами-колясочниками.

Картографические сервисы (например, Яндекс.Карты) не предусматривают возможности построения маршрутов для маломобильных граждан, включая инвалидов-колясочников. Городская ткань в Москве разорвана магистралями, устраивать наземные пешеходы власти не считают целесообразным (чаще всего это вызвано наличием спецтрасс), а подземные переходы не оборудованы инфраструктурой для инвалидов.

Напомню, вышеописанная ситуация относится к самому центру города и его главной торговой улице. Что же творится за пределами центра? А за пределами МКАДа? 

Многие общественники и политики, включая представителей партии власти, неоднократно обращали внимание на недоступность городской среды для инвалидов. 

Очень хочется надеяться, что от деклараций про «права инвалидов», «инклюзию» и тому подобное власти перейдут к реальным делам и начнут думать обо всех членах нашего общества, независимо от их возможностей. 

Подводя итоги прогулки, делаем неутешительные выводы: Попытки организации доступной безбарьерной среды в городе есть, но большей частью организации не заморачиваются этим вопросом. Даже те, которые можно отнести к объектам социальной инфраструктуры – отделениям Сбера.

Планируя прогулку, я думал, что мы успеем пройти большее расстояние и обойти больше объектов. Но как показала практика, за полтора часа мы прошли Старый Арбат и два объекта социальной инфраструктуры – отделение Сбера и районный МФЦ. В один из них мы даже не смогли попасть.

Я часто езжу на велосипеде и планирую создать карту мест для маломобильных граждан. Приглашаю всех желающих присоединиться ко мне и постараться сделать Москву городом с доступной безбарьерной средой для всех жителей. А мои знакомые – Илья, Мария, Сергей и их товарищи – готовы протестировать другие маршруты и указать, какие изменения следует внести, чтобы город был удобен для всех», — подчеркнул Яков Якубович.

ТеГИ
Москва, Арбат, инвалиды-колясочники, Яков Якубович
Поделиться
Похожие новости