Новость общества

«Поголовье гибнет»: чем лечить сельскохозяйственных животных в России

«Поголовье гибнет»: чем лечить сельскохозяйственных животных в России

Фото © «Московская газета»

11.04.2023 в 11:32:00
2378

Депутаты партии ЛДПР заявили о возможных проблемах с ветеринарными препаратами для сельскохозяйственных животных в России. Каких именно препаратов может коснуться дефицит и насколько серьёзные последствия может повлечь? «Московская газета» попыталась разобраться в ситуации с разных сторон

Тезис: с вакцинами всё хорошо

Серьёзных проблем с вакцинами для сельскохозяйственных животных в России нет, могут быть лишь проблемы с витаминными препаратами и антибиотиками, сообщил «Московской газете» кандидат ветеринарных наук, заведующий лаборатории эпизоотологии и биоинформатики Федерального исследовательского центра вирусологии и микробиологии (Нижний Новгород) Андрей Блохин.

«В первую очередь наша страна обеспечена вакцинами от таких серьёзных инфекционных заболеваний, как, например, бешенство. Производятся вакцины от других заболеваний, в том числе от классической чумы свиней. Наш институт производит, в частности, вакцины против болезней кроликов. В целом, проанализировав ситуацию, проблем с вакцинами мы не обнаружили. И не можем сказать, что возник какой-то страшный ажиотажный спрос на продукцию нашего института», — говорит ветеринар.

Витаминные препараты и стимуляторы роста действительно, по большей части, поставлялись в Россию из-за рубежа, отметил Андрей Блохин: «Плюс, в области свиноводства в РФ постоянно идёт прирост производства, это приводит к дефициту на рынке витаминных препаратов. Также, возможно, имеется некий недостаток антибиотиков, которые применяются в молочном скотоводстве для лечения паталогических заболеваний».

К чему может привести недостаток этих препаратов?

«К невозможности сбалансировать рацион животных, невозможности влиять на их метаболизм и лечить их с применением антибиотиков от инфекционных заболеваний, вызванных банальной микрофлорой. Это приведёт к снижению продуктивности и экономическим потерям в тех отраслях, которых касается проблема с этими препаратами», — сказал Андрей Блохин.

Однако, по мнению эксперта, панику наводить не стоит.

«В нашей стране есть производство витаминных препаратов и антибиотиков. Просто нужно время, чтобы освоить производство замещающих лекарственных форм. Раньше рынок был сильно разбавлен импортными брендами, теперь пришла пора производить свои, все условия для этого у нас есть. В области ветеринарии в 2000-ых в России появился широкий список небольших предприятий, которые производят ветеринарные препараты под собственными брендами, сейчас они, возможно, выйдут на большой рынок. К тому же, проблема недостатка препаратов в первую очередь коснётся птицеводства и свиноводства. А там очень высокий и интенсивный оборот стада, поэтому критического положения возникнуть не должно. В области свиноводства дорогостоящего лечения и профилактики не проводится, потому что жизненный цикл свиньи не слишком продолжителен. Ситуация может ощутимо повлиять только на молочное производство, вызвать снижение качества молока. Если животные будут болеть маститом, у них будет некачественное молоко, опасное для потребления, и его будут утилизировать», — рассказал специалист.

Если качественного молока и мяса станет меньше, продукция вырастет в цене?

«Логично так подумать, — говорит собеседник издания. — Но затраты на медикаменты для крупного рогатого скота – это максимум 20% от стоимости молочной продукции. Несмотря на все негативные моменты, уровень производства свинины у нас только растёт. Свинина дешевле, чем говядина, и цена на свинину за последние лет пять, в отличие от других товаров, не слишком изменилась».

Основными производителями мировой «фармы», в том числе в сфере ветеринарии, являются Китай и Индия, заметил Андрей Блохин: «Китай лет 15 поставляет в Россию все компоненты для производства ветеринарных препаратов».

Антитезис: минус 25 голов скота в месяц

Первый зампред комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды, координатор федерального проекта «Единой России» «Защита животного мира» Владимир Бурматов назвал ситуацию с вакцинами и ветеринарными препаратами в России тревожной уже сейчас. По его словам, многие препараты уже подорожали за 30% и более.

Своим взглядом на ситуацию с вакцинами и другими ветеринарными препаратами поделилась с «Московской газетой» коммерческий директор ветклиники «Инновет» (Москва) Светлана Вершинина.

«Антибиотики последнего поколения и витаминные препараты в России научились делать, — говорит эксперт. — Есть любопытная градация по стоимости этих препаратов: российские – самые дешёвые, потом идут белорусские препараты – их стоимость привязана к курсу валюты, и зарубежные. Последние вроде как дорогие, но объём применения на голову скота требуется меньший. Но, так или иначе, эти лекарства для скота у нас научились производить на необходимом уровне. Чего пока не скажешь насчёт вакцин».

С замещением вакцин для сельскохозяйственных животных действительно есть проблемы, отметила Светлана Вершинина:

«Например, мы закупаем французскую вакцину «Коглавакс». Она применяется от целого ряда заболеваний скота. У нас есть запасы «Коглавакса» до конца 2023 года, а если потом каналы поставок вакцины закроются, заместить её будет трудно. Та же ситуация с немецкими препаратами компании ImmCont. Есть проблемы и по таким препаратам, как «Энзапрост Т» и «Оваринин». Мы заменяем, насколько это возможно, западные препараты российскими и белорусскими. Но есть момент, который наблюдается, на мой взгляд, и в фармацевтике для человека, представленной на российском рынке: иностранные препараты работают лучше. Они делаются из того же китайского сырья, что и российские, просто в этом случае сырьё проходит более качественную обработку».

К чему приводит недостаток этих вакцин и препаратов?

«Животные гибнут, — говорит эксперт. — Я езжу по различным колхозам и наблюдаю такие ситуации. Они происходят даже в колхозах по Московской области, но распространены не только там, а в целом по российским регионам. Типичная для колхоза история: лет 5 назад стадо коров было завезено из Голландии, подбирали каждую корову, поголовье – 4 500 голов. А теперь в колхозе «скачут» с вакцины на вакцину, потому падёж скота в месяц – около 25 голов. На мой взгляд, это очень много. Скот погибает от недостатка вакцин и препаратов, которые у нас ещё не вполне научились производить».

Синтез: между параллельным импортом и контрафактом

Там, где расходятся в оценках два собеседника, нужен третий. В Экспертном совете комитета по защите конкуренции Госдумы проблему с ветеринарными препаратами и вакцинами признают и отмечают новую её грань, которая заявит о себе в недалёком будущем – невозможность параллельного импорта ветпрепаратов.

«Российские ветеринары начали бить тревогу из-за недоступности препаратов еще в 2015 году, когда цены на импортные лекарства для животных резко взлетели из-за ослабления рубля, — рассказал «Московской газете» член Экспертного совета комитета по защите конкуренции при Госдумы Дмитрий Тортев. — Самый острый дефицит возник с препаратами для лечения онкологии и обезболивающими. Но на фоне остальных проблем, санкционных и контрсанкционных ограничений 2014 года, поток жалоб ветеринаров остался неуслышанным. После введения ограничений в 2022 году ситуация стала только хуже».

Однако, услышав опасения ветеринаров, оперативно отреагировало российское правительство, сказал Дмитрий Тортев:

«На днях председатель правительства России Михаил Мишустин подписал распоряжение о выделении 1 млрд рублей на закупку ветеринарных лекарственных препаратов для лечения и профилактики опасных заболеваний у животных. С учётом дополнительно выделенных средств общий объём финансирования противоэпизоотических мероприятий в 2023 году составит более 3,7 млрд рублей».

Тем не менее, полагать, что эти деньги будут направлены на решение проблемы традиционным на сегодня методом параллельного импорта, не приходится, отметил Дмитрий Тортев.

«Параллельный импорт не распространяется на лекарства для животных, поэтому их нельзя ввозить на территорию РФ в упаковке на иностранном языке — за это грозит уголовная ответственность, как предупреждают нас надзорные ведомства, — пояснил собеседник «Московской газеты». — На сайте Россельхознадзора указано, что законодательство, устанавливающее условия для параллельного импорта лекарственных средств до 31 декабря 2024 года, не распространяется на продукцию для ветеринарного применения. Будучи ввезённой в Россию как параллельный импорт эта продукция будет считаться контрафактом».

Речь давно необходимо вести не о «точечном» купировании проблем разрешением или запретом параллельного импорта, в том числе лекарственных препаратов для сельскохозяйственных животных, целесообразно говорить о саморегулировании поставщиков, чтобы при закупке параллельного импорта импортер обеспечивал реальную дополнительную имущественную ответственность за поставку некачественных товаров, считает Дмитрий Тортев.

Постскриптум: строгий российский ценз на ветпрепараты

Что касается параллельного импорта ветеринарных препаратов, в «Инновет» о таком развитии событий ещё даже не думали, ответила на вопрос журналиста «Московской газеты» Светлана Вершинина.

«Что касается импорта казахской, турецкой или китайской ветеринарной продукции, в России будут действовать стандарты качества GPM, пробиться через которые и получить все необходимые разрешения для регистрации на территории РФ этим препаратам будет очень сложно», – сообщила эксперт.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
сельхоз, вакцина, животные
Поделиться
Похожие новости