Новость политики

Инициатива Борреля: десять новых трудностей Евросоюза

Инициатива Борреля: десять новых трудностей Евросоюза

Фото © «Московская газета»

03.09.2023 в 16:29:00
3246

Глава внешней политики ЕС призвал принять в союз еще десять стран. Учитывая качество кандидатов, этот шаг, вероятно, добьет экономику Европы

Подводя итоги неформальной встречи глав МИД Европейского союза, состоявшейся на исходе августа в испанском Толедо, верховный представитель ЕС по иностранным делам Жозеп Боррель внезапно заявил, что сообщество должно активизировать процесс интеграции в союз еще десяти стран. При этом политик не сообщил, какие конкретно страны должны влиться в европейскую семью, но отметил, что «было бы хорошо определить политические цели, чтобы придать импульс процессу».

К сожалению, Боррель не назвал и конечного бенефициара этого процесса, однако простые жители Европы ими явно не станут. Дело в том, что из восьми стран-кандидатов, претендующих на вступление в ЕС, ни одна не может похвастаться ни развитой экономикой, ни стабильной социально-политической ситуацией. Правда, остаются загадкой еще два потенциальных кандидата, но, если среди них нет Китая, такой довесок может попросту пустить на дно весь Евросоюз.

Идея объединенной Европы вызревала даже не десятилетиями – веками. Эти мечты особенно обострились в ХIХ веке: глядя на бодро развивающиеся США, немцы, французы, да и многие другие народы начали подумывать о повторении американского чуда на своей земле. Общие ресурсы, свободное передвижение рабочей силы и товаров по весьма приличной территории и многое другое. За создание «Соединенных штатов Европы» выступал даже такой гуманист, как Виктор Гюго, хотя у американской модели развития были и тёмные стороны.

Однако первые реальные шаги по объединению начались только после Второй мировой войны. В 1951 г. было создано Европейское объединение угля и стали, ставшее, по сути, фундаментом будущего ЕС. Первыми объединенными европейцами стали Бельгия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Франция и ФРГ. Позже в ЕОУС вошли другие страны, появились Европейское экономическое сообщество и Европейское сообщество по атомной энергии и безопасности. Обратите внимание: два из трех добровольных сообществ напрямую касались развития экономики. Третье, впрочем, тоже было на ту же тему: не бывает экономики без развитой промышленности, а промышленность требует много энергии.

Они же стали основой для создания Европейского сообщества, на базе которого и появился в 1992 году собственно Евросоюз. С этого момента объединение начало ставить перед собой не только экономические, но и политические цели – вплоть до формирования единой европейской внешней политики.

Нельзя не признать, что поначалу объединение благотворно подействовало на экономику стран, уже входивших в Евросоюз, а новички при вступлении получали хороший импульс социально-экономического развития. Впрочем, не все. Так, в 2004 году ЕС пополнился четырьмя балтийскими странами: Польшей, Латвией, Литвой и Эстонией (плюс еще шестью другими). Однако если Польша сразу же получила у Брюсселя особый статус и до последнего времени была лидером в получении европейских субсидий, то три республики Балтии, поначалу тоже показавшие рост, очень быстро столкнулись и с тяготами интеграции в общеевропейское пространство. Им пришлось отказаться от традиционных отраслей национальной экономики и снизить социальные расходы, после чего их население, в основном, молодое, вынуждено было искать работу в более благополучных странах ЕС.

Чем дальше, тем большая нагрузка ложилась на экономических лидеров ЕС. Локомотивам рынка, Британии, Франции и Германии приходилось сообща тащить на себе новичков. Поэтому условия приема начали со временем ухудшать. Это было заметно уже при вступлении в 2007 г. Болгарии и Румынии. А когда Украине был предложен договор о евроассоциации, эксперты, осилившие без малого тысячу его страниц, обратили внимание на все его подводные камни.

Так, несмотря на свободную торговлю на рынке ЕС, есть нюансы – такие, как низкие квоты на эту самую «свободную» торговлю. «Безвиз» тоже оказался обложен невероятным количеством флажков, делавших его менее привлекательным. И это – лишь верхушка айсберга.

Тем не менее, до поры до времени лидеры ЕС как-то справлялись со всей возрастающей нагрузкой. Но тут начался глобальный кризис 2009 г. и посыпались до тех пор державшиеся «звенья» европейской цепи. Первой под грузом долгов испытала проблемы экономика Греции. Введение наличного евро подкосило экономику Португалии, а за ней последовали Италия и Испания. Многие еще помнят аббревиатуру PIGS, составленную по первым буквам англоязычных названий этих стран и ставшую общеевропейским финансовым жупелом.

Посмотрев на то, как легко достаются субсидии «младоевропейцам» и помощь членам клуба PIGS, в Великобритании в 2016 г. провели референдум о выходе из Союза (т.н. Brexit, от «British exit», «выход Британии»), а в 2020 г. окончательно вышли из ЕС. Учитывая, что с 1973 г. Великобритания была одним из столпов европейского единства (еще того, «угля и стали»), это дало повод для разговоров о развале Евросоюза.

Считается, что к середине второго десятилетия этого века Евросоюз смог преодолеть финансово-экономический кризис, однако реальность не так радужна. Собственными санкциями отрезав себя и от российского рынка, и от российских энергоносителей, Еврокомиссия в июне этого года обнаружила, что Союз вошел в рецессию. Причем, несмотря на радужные прогнозы брюссельских бюрократов, ситуация ухудшается. Отражением сложностей в европейской экономике стал курс евро. Единая валюта ЕС в последнее время неуклонно ослабевала и на определённый период стала стоить дешевле доллара США, а некоторые аналитики предрекают евро новый обвал.

И вот теперь Жозеп Боррель, а до него – председатель Европейского совета Шарль Мишель заговорили о резком расширении ЕС к 2030 г. Сейчас известны восемь кандидатов:  Албания, Босния и Герцеговина, Молдова, Северная Македония, Сербия, Турция (эта страна считается кандидатом с 1999 г., но на самом деле стоит у дверей Европейского сообщества гораздо дольше – с 1963-го), Украина и Черногория.

Как видно, экономических гигантов, способных вытянуть Европу из трясины рецессии, тут нет. Зато любая из них способна пробить смертельную брешь в тающем евробюджете. А все вместе они гарантированно похоронят Евросоюз.

Поэтому ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Сергей Федоров в интервью «АиФ» назвал эскападу Борреля и Мишеля «мечтами чудака»:

— Это болтовня, которая не будет иметь отношения к реальной политике. В итоге большинство стран-основателей Евросоюза выступят против такого расширения, потому что они уже сейчас не понимают, как управлять своим разросшимся объединением, как формировать общий бюджет и решать множество других нерешенных проблем.

«Макрон как-то заявил, что давно пора без обиняков признать: ЕС — это уже «двухскоростная структура». Есть страны зоны евро и остальные члены Евросоюза. Подогнать всех под одну юридическую базу не получается. Поэтому процесс разбалансировки Евросоюза продолжится. Размежевание будет углубляться»,— считает Фёдоров.

Впрочем, похожие проблемы могут возникнуть и у объединений, позиционирующих себя в качестве альтернативы западным институтам. Так, после августовского саммита БРИКС было объявлено, что к пяти крупнейшим развивающимся странам – Китаю, Индии, Бразилии, России и ЮАР – добавятся ещё шесть. В объединение официально приглашены Аргентина, Египет, Иран, Эфиопия, Саудовская Аравия и ОАЭ. Если к богатым нефтяным монархиям вопросы вряд ли возникнут, то по поводу находящегося под многолетними санкциями Ирана, голодающей и раздираемой гражданской войной Эфиопии или Аргентины, страдающей от гиперинфляции и падения уровня жизни населения, могут появиться сомнения – а не потянут ли отстающие новички вспять всё объединение, которое только обретает свой облик и готовится к борьбе за многополярный мир.

Впрочем, до момента принятия в БРИКС, которое намечено на 1 января 2024 года, состав кандидатов может измениться. Президент Аргентины Альберто Фернандес в ближайшее время покинет свой пост, а два наиболее вероятных претендента на президентское кресло могут отозвать заявку на вступление в БРИКС из-за нежелания конфликтовать с Западом и сложных отношений с некоторыми действующими и будущими членами организации. Конечно, существует и сценарий, при котором активизация взаимной торговли и совместные инвестиции в устойчивое развитие экономик стран-членов помогут новым участникам стабилизироваться и обеспечат их догоняющий рост. Однако для этого необходимо, чтобы члены БРИКС сознавали общность своих интересов, формализовали принципы деятельности организации и определили роль каждой страны в достижении общих целей.

Кандидат исторических наук Сергей Лавров также увидел в расширении БРИКС те же риски, с которыми сталкивается Евросоюз. После двукратного увеличения числа участников объединению фактически придётся начать своё развитие с чистого листа. Задача весьма амбициозная, хотя и успех, если таковой будет достигнут, может оказаться колоссальным.

Автор: Илья Никонов
ТеГИ
евросоюз, боррель, политика
Поделиться
Похожие новости