Новость политики

Политтехнологи: «Протесты в Хабаровске и Белоруссии повлияют на региональные и думские выборы»

Политтехнологи: «Протесты в Хабаровске и Белоруссии повлияют на региональные и думские выборы»

Фото: Яндекс.Дзен

17.08.2020 в 19:19:00
2167

Эксперты рассказали о настроениях российского населения

До региональных выборов сезона 2020 осталось меньше месяца. Нынешней осенью они состоятся в 33 регионах, в 18 из которых предстоит выбирать глав субъектов Федерации, в 11 — депутатов законодательных собраний. Еще в четырех пройдут довыборы депутатов на освободившиеся места в Госдуме. Но эти кампании скорее формальность и вряд ли вызовут интерес серьезных игроков.

У многих, однако, складывается ощущение, что на фоне ужесточения избирательного законодательства и голосования по поправкам в Конституцию интерес к выборам потерялся как таковой. Насколько активно ведутся избирательные кампании? Как на них повлияли протесты в Хабаровске и в Белоруссии? Об этом «Московская газета» поинтересовалась у представителей экспертного сообщества.

Основатель Профессиональной ассоциации политических консультантов Денис Ястребов отметил, что регионы с активными кампаниями есть, но в целом все настроены на предстоящие выборы в Госдумы и берегут ресурсы.

«В отдельных местах, на отдельных округах ведутся очень жаркие кампании, на других территориях их, наоборот, засушили. Сейчас не так много инвесторов, готовых в эту осеннюю кампанию вкладываться, поскольку впереди уже маячат выборы в Госдуму. Опытные игроки и политические инвесторы ориентируются на них, аккумулируя средства. Потому что, вероятно, после поправок в Конституцию это будет Дума с совершенно иными полномочиями. Есть территории, где кампании проходят остро и даже немного напоминают девяностые, но в основном мы наблюдаем умиротворяющее затишье. Конечно, агитационная активность традиционно оживится в последние две недели, когда люди приедут с дач».

По мнению Ястребова, изменение в избирательном законодательстве породили разные настроения среди представителей политтехнологического цеха: у одних опустились руки, у других, наоборот, появился задор. Трехдневное голосование, в котором дня два отводится на голосование досрочное, вопреки широко распространенному мнению, не является для профессиональных технологов большой проблемой.

«Даже в этих условиях административный ресурс можно обыгрывать. Более того, есть регионы, где на местных выборах существует двухнедельное голосование. И даже там выигрывают оппозиционеры. Сначала был первый шок, потом пошла адаптация. Я думаю, что будет делаться ставка на жесткое наблюдение на все три дня. Но есть, конечно, места, округа и даже регионы, где и оппозиции нет, и кампания засушена. Насколько я могу судить, если не все, то значительная часть губернаторских кампаний грамотно отработана, и там на данный момент не видно конкурентов, способных дойти до второго тура. У основного соперника и его конкурентов разные «весовые категории» и в финансовом, и в моральном плане. Но существует и протестное голосование, которое тоже нельзя не учитывать. Есть регионы, которые готовы так голосовать. Но у меня есть ощущение, что это будет проявляться в большей степени на выборах в законодательное собрание и в городские думы региональных центров. Урок восемнадцатого года, конечно, усвоен, и со стороны власти, вероятно, будут попытки купировать эту историю. Но с каждым годом делать это становится всё сложнее, и, похоже, мы увидим большее число кампаний, где будет второй тур и, возможно, даже проигрыши кандидатов от власти во втором туре. Хотя предпосылок того, что это станет масштабным явлением, пока не видно», — считает Д. Ястребов.

Политтехнолог полагает, что единого мнения в профессиональной среде по поводу протестного голосования нет: кто-то считает, что такого голосования не будет вовсе. Другие, наоборот, думают, что его будет больше, чем в 2018 году. Возможно, будет две-три таких протестных кампании.

По мнению собеседника издания, на настроения населения и профессионального сообщества, безусловно, повлияют протесты в Белоруссии и уже заметны отголоски влияния протестов в Хабаровске. В какой форме проявится белорусское влияние, будет зависеть от итогов происходящего в республике политического кризиса.

Политический юрист Олег Молчанов также отметил, что есть территории, на которых деятельность избирательных штабов ведется более интенсивно. В целом же от избирательного процесса в обществе наблюдается растущее разочарование.

«Очень многие из тех, кто хотел бы участвовать в выборах, не готовы тратить на это деньги. Кампании ведутся с минимумом затрат и, естественно, малозаметны за пределами округа. В каких-то регионах есть конкурентные кампании из-за сильного падения рейтинга «Единой России», в первую очередь, на выборах в представительные органы власти. Ну и там, где есть большой антирейтинг действующих губернаторов либо врио. Например, в Архангельской и Иркутской областях. Дело Фургала добавило очков «Справедливой России» и «Родине». Туда пошло еще больше кандидатов, которые не хотят иметь дело с трендом партии власти. Сетевая агитация стала более таргетированной. Это группы в мессенджерах. Например, родительские в школах, находящихся на территории избирательного округа. Сетевая агитация тоже перешла к точечным и более структурированным группам, нацеленным конкретно на избирателей. Нет смысла просто агитировать в Facebook или ВК за выборы в городскую думу.

Но в целом можно сказать, что, похоже, государственная политика идет в сторону свертывания выборов, поскольку они, по мнению власти, не могут быть механизмом смены этой самой власти ни на каком уровне. В существующей политической системе выборы — это механизм легитимизации действующей власти. Если выборы будут приводить к нежелательным для власти результатам, как в Белоруссии сегодня, то их просто не будет. Сегодня многие представители профессионального сообщества считают, что губернаторские выборы в этом году будут последними. В нашей среде есть большое количество коллег, которые постоянно предлагают властям отменить выборы глав регионов, особенно после 2018 года. И это мнение, к сожалению, все более популярно. У нас система может действовать только в одном направлении — закручивать гайки. Внутри этой парадигмы еще допустимы какие-то дискуссии. Но если кто-то предлагает двигаться в другом направлении, он просто не привлекается больше к работе с властью. Ни на какие варианты, кроме «закручивания гаек», у режима ресурсов нет: ни людских, ни идеологических. У людей, как показывает социология, сегодня тоже есть понимание, что власть нельзя сменить в рамках правового поля».

Управляющий партнер консалтингового агентства «LSP Consulting» Венера Люцик обратила внимание на то, что роль избирателей продолжает падать.

«По большому счету, свертывание избирательного процесса началось с «сушки» явки. Эту технологию применяют уже минимум лет десять и выгодоприобретатель здесь власть. А последние изменения в избирательном законодательстве вообще сводят роль явки если не к нулю, то к минимуму. Начиная с «десятых» годов, институт выборов стал потихоньку вырождаться. Сегодня из состязания кандидатов: (их биографий, опыта, каких-то профессиональных качеств, харизмы и умения общаться с аудиторией) и состязания технологий в нормальном смысле этого слова выборы превращаются либо в какие-то договоренности, либо в борьбу с административным ресурсом. Электоральный процесс направлен на максимальное исключение из него основополагающего компонента — самих избирателей. Легитимность выборов и их результатов при таком раскладе под вопросом. Сложно назвать законно избранным какой-нибудь региональный парламент или городскую думу, если их выбрали десять процентов от общего числа избирателей. Понижение явки, ограничения для наблюдателей, трехдневное голосование на пеньках или в микроавтобусах. Какой следующий шаг? Засекретить выборы? Видимо, так», — подчеркнула эксперт.

Автор: Антон Стариков
ТеГИ
население, выборы, ужесточение избирательного законодательства, протесты
Поделиться
Похожие новости