Новость экономики

Перед нефтедобычей в России давно встал вопрос

Перед нефтедобычей в России давно встал вопрос

Фото: freepik/ wirestock

05.03.2023 в 12:47:00
2575

По данным консалтинговой компании «Яков и Партнеры», возможен негативный сценарий развития добычи нефти, которая к 2023 году может упасть на 20%. «Московская газета» попыталась разобраться, как обстоят дела в отрасли, и попутно узнала о главной надежде и одновременно проблеме российской нефтедобычи

Нефтедобывающая отрасль в России с 2014 года находится под санкциями, и нет оснований считать, что в последнее время в отношении доступа к технологиям и оборудованию что-то изменилось к худшему, сказал «Московской газете» директор группы корпоративных рейтингов АКРА Василий Танурков.

«Ситуация никак не отразилось на объемах добычи и темпах освоения новых месторождений, поэтому страхи по поводу потери добычи очень сильно преувеличены», — считает эксперт.

Важно отметить, что в исследовании компании «Яков и Партнёры», прогнозирующей падение добычи нефти в России из-за потери доступа к западным технологиям, сценарий падения добычи на 20% является негативным, сказал «Московской газете» аналитик ФГ «Финам» Сергей Кауфман.

«А базовый сценарий, изложенный в исследовании, предполагает снижение добычи до 500 млн т в год – т.е. менее чем на 7%, — говорит аналитик. — На наш взгляд, угроза падения добычи на 20% действительно является крайне негативным и маловероятным сценарием. Разработка шельфовых проектов или некоторых видов трудноизвлекаемых запасов нефти в РФ исторически зависит от западных технологий, однако импортозамещение постепенно развивается ещё с момента ввода крымских санкций, а сейчас, по очевидным причинам, наблюдается его ускорение. При этом традиционные запасы российские компании способны разрабатывать полностью самостоятельно, и сейчас в стране существует ряд проектов разного масштаба, крупнейшим из которых является «Восток Ойл» «Роснефти». На этом фоне мы солидарны с компанией «Яков и Партнёры» и полагаем, что реальное снижение добычи будет ближе к базовому, а не негативному сценарию, указанному в исследовании».

Проблемы с добычей нефти в России и разговоры о снижении добычи – давняя тенденция, отметил в беседе с журналистом «Московской газеты» эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. При этом, по его словам, западные санкции бьют именно по перспективным, но при этом трудным и наименее разработанным направлениям нефтедобычи.

«Качество ресурсной базы ухудшается во всём мире, не только в России, — говорит Игорь Юшков. — Все лёгкие для добычи простые крупные месторождения уже найдены и вовлечены в разработку. США одними из первых начали промышленную добычу нефти, и уже в 70-ых у них были найдены все обычные, классические сухопутные месторождения, которые по мере разработки перешли в стадию истощения. Поэтому в США стали давать льготы различным проектам разработки так называемой «нетрадиционной нефти», которые в 2000-ые годы выстрелили «сланцевой революцией». Сейчас в США 70-75% добычи нефти – это сланцевые месторождения, а остальное, по большей части – шельфовые месторождения в Мексиканском заливе».

В Советском Союзе все крупные классические месторождения были обнаружены в Западной Сибири и в европейской части, в Поволжье, и вовлечены в разработку, напомнил эксперт.

«Перед нефтедобычей в России давно встал вопрос: что дальше? — продолжает собеседник «Московской». — Последнее крупное, что было разработано – Ванкорский кластер месторождений в Красноярском крае в начале 2010-ых. И дальше оставалось либо работать над трудноизвлекаемой нефтью, это месторождения в Западной Сибири, в Тюменской области, так называемая баженовская свита, либо уходить на арктический шельф, либо на Восток. Проблема снижения добыча встала бы перед нами всё равно. Для этого и нужны современные технологии: чтобы разрабатывать баженовскую свиту, шельф или максимально долго поддерживать добычу на старых месторождениях — и так, чтобы всё это оставалось рентабельным».

Как российская нефтедобывающая отрасль будет справляться с возникшими сложностями, зависит от цен на нефть на мировом рынке, заметил Игорь Юшков: «Если нефть будет дорогой, тогда будет смысл закупать оборудование, которое нам необходимо, параллельным импортом. Все санкции такого рода в мировой практике всегда обходились. Вопрос, сколько это будет стоить. Если нефть будет для наших нефтяников не столь дорогой, не будет смысла закупать оборудование по ценам выше, чем на мировом рынке, и поддерживать высокую добычу они не смогут».

С другой стороны, по словам эксперта, нет такого нефтедобывающего оборудования, которое производится только в одной стране одной компанией.

«С 2014 года было только два типа санкций: запрет поставлять оборудование для добычи на арктическом шельфе и добычи трудноизвлекаемой нефти в районе баженовской свиты. Но в 2015-2016 гг. цены на нефть снизились, и ее разработка в этих регионах и так была экономически неоправданной. Но оборудование всё равно можно было завозить для разработки шельфа на Сахалине и традиционных месторождений. За счёт поддержания добычи на старых проектах и ввода в эксплуатацию средних по объёму проектов Россия тогда ненамного, но увеличила добычу нефти. Часть оборудования завозили с Запада, часть из Китая, часть производили сами. Для трудных проектов часть оборудования была западной. По крайней мере, по соотношению цена-качество именно западное оборудование устраивало буровые компании», — рассказал Игорь Юшков.

Теперь какая-то часть оборудования будет заменена Китаем, какая-то будет производиться в России, а какая-то пойдёт параллельным импортом через Индию, Турцию, ОАЭ и страны Ближнего Востока, прогнозирует эксперт.

Что можно сказать о степени износа нефтедобывающего оборудования в России?

«На арктическом шельфе у нас всего несколько проектов, и они не старые. Определённые сложности с оборудованием и программным обеспечением были на проекте «Сахалин-1». Там одним их акционеров была западная компания ExxonMobile, которая в 2022 году ушла из проекта. Полгода там вообще не было добычи. К 2023 году всё восстановили и вышли на нормальные объёмы производства. Не думаю, что на «Сахалин-1» большой износ оборудования: ремонтные работы проходили нормально, потому что крупнейшим акционером была компания «Эксон Нефтегаз», — рассказал эксперт Фонда национальной энергетической безопасности.

Перспективные месторождения баженовской свиты в Тюменской области на данный момент никто промышленно не разрабатывает, сообщил Игорь Юшков:

«Это в основном экспериментально-исследовательские проекты с минимальной добычей, — пояснил он. — Россия является мировым лидером по «нетрадиционной нефти» как раз за счет этих месторождений, но как добывать там нефть в промышленных масштабах, пока никто не придумал. У «Лукойла» был там полигон «Ритэк», «Газпромнефть» вёл там совместный проект с компанией Shell, «Роснефть» тоже имеет претензии на этот участок, но никто промышленную добычу не ведёт. Если получить необходимые технологию, месторождения дадут гигантский объём добычи, при этом всё находится в Западной Сибири, где есть вся необходимая нефтяная инфраструктура. Но ни у нас, ни у Запада этой технологии нет. Хотя в 2012-2013 гг. было, как я уже сказал, много совместных проектов по разработке этих месторождений, совместных предприятий, предпринимались перенести опыт «сланцевой революции» на российскую почву при помощи отечественных компаний. Но, в 2014 году именно против этого, в частности, перспективного направления, где у нас мог быть рост, и были введены санкции».

В свете всего этого, падение нефтедобычи в РФ, при наличии спроса на российскую нефть, вполне может удержаться в пределах 10%, заключил Игорь Юшков.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
нефть, Россия
Поделиться
Похожие новости