Новость общества

Параллельный импорт не становится проще: добавились новые сложности

Параллельный импорт не становится проще: добавились новые сложности

Фото © «Московская газета»

18.05.2023 в 12:06:00
2555

Ассоциация параллельного импорта предложила наделить российских импортёров зарубежных товаров полноценным правом собственности на эти товары, сообщил «Ъ». Собеседник «Московской газеты» в Госдуме считает, что «рубить с плеча» в этом вопросе нельзя, чтобы не подстегнуть ввоз в страну контрафакта – и что российские импортёры вынуждены ходить по краю законодательства и находиться в поле действия правоохранительных органов, зачастую нарушая права на иностранную интеллектуальную собственность, особенно, в сфере интернет-торговли. С этим не согласны в юридической компании «Сахаров и партнёры». В АКИТ (Ассоциации компаний интернет-торговли) рассказали, что активно борются с контрафактом, но пресечь его без содействия надзорных органов не могут

«Следует напомнить, что когда какое-то большое объединение начинает выдвигать требования, связанные с интеллектуальным правом, эти права становятся обоюдоострым оружием, — сказал «Московской газете», комментируя предложение Ассоциации параллельного импорта, член Экспертного совета Комитета по защите конкуренции Государственной Думы России Дмитрий Тортев. — Защита прав собственности обеспечивает и текущие торговые связи, и безопасность продукции, которую получает потребитель. Хотя сам механизм параллельного импорта, по сути, еще только вырабатывается (в зависимости от изменения геополитической ситуации и логистики). Государство считает, что «рубить с плеча» при послаблениях в параллельном импорте чревато. Это может подстегнуть завоз контрафакта в страну. Понятно, что опасно ослаблять контроль за оборотом детских товаров, алкогольной продукции, медицинских изделий, ряда других товаров».

Но есть и обратная сторона медали, отметил эксперт:

«В результате введения индивидуальных и секторальных санкций, а также «добровольного» ухода с российского рынка поставщиков из «недружественных» юрисдикций возникает серьезная неопределенность при поиске альтернативных поставщиков из-за ценовой, качественной и ассортиментной дискриминации российского рынка. Наибольшие риски возникают в сфере интеллектуальной собственности и технического регулирования, поскольку действующий и сейчас «досанкционный» правовой режим не позволяет осуществлять легальный оборот необходимых товаров, услуг и программного обеспечения без согласия иностранных правообладателей интеллектуальных прав и разрешительной документации».

По словам собеседника «Московской газеты», на текущий момент многие фирмы находятся в формальном статусе нарушителей иностранных авторских прав, товарных знаков и патентов, отсутствие ответственности за нарушения которых является не их заслугой, а лишь временной недоработкой правоохранительных органов и юристов иностранных правообладателей.

«Также проблемы с интеллектуальной собственностью особенно рельефно проявляются на электронных площадках — маркетплейсах, поскольку, в отличие от таможни, транзакции с подобным товаром видны неопределенному кругу лиц. А маркетплейсы, как показали недавние события, закончившиеся самоорганизацией поставщиков в довольно мощную АУРЭК (Ассоциацию участников рынка электронной коммерции), это уже не частная история частного правообладателя», — подчеркнул Дмитрий Тортев.

Текущая ситуация неопределенности в совокупности создает крайне неблагоприятный и даже токсичный инвестиционный климат в наиболее востребованных сейчас сферах экономической деятельности – импортозамещении, а также поставке, ремонте и обслуживании иностранных товаров, их комплектующих, расходных материалов и запасных частей, рассказал собеседник «Московской газеты».

«Но страдает напрямую и государство — в результате такой правовой неопределенности и рисков импортеры, поставщики и обслуживающие организации – вынуждены применять различного рода схемы непрямой контрактации, что, в свою очередь, создает благоприятную среду для появления всякого рода недобросовестных участников оборота таких товаров с сопутствующими рисками для заказчиков в случае привлечения их к ответственности. И, конечно же, серых взаиморасчетов со всеми минусами для бюджета. Поэтому, в данной ситуации, если мы не готовы отказаться от понятия «параллельности» импорта, вполне можно активно внедрять уже имеющиеся механизмы обеспечения дополнительной имущественной ответственности поставщиков товаров и услуг путем объединения их в саморегулируемые организации, которые бы обеспечивали применение лучших практик налогообложения и сопровождения импортных товаров на всем их жизненном цикле – от их ввоза до утилизации», – заключил член Экспертного совета Комитета по защите конкуренции Госдумы.

Гражданский кодекс содержит ряд оснований для использования объектов патентного и авторского права без согласия правообладателя, сообщил «Московской газете» сотрудник фирмы «Сахаров и партнёры» Никита Истомин:

«Если говорить об объектах патентного права, то такое использование правомерно в случаях принудительного лицензирования, использования в интересах национальной безопасности, территориального исчерпания права и других, прямо предусмотренных законом. Не стоит забывать, что согласно российскому праву, исключительное право на объект патентного права признается и, следовательно, защищается только в случае наличия у правообладателя российского или евразийского патента. С товарными знаками ситуация аналогичная: в РФ предоставляется защита товарным знакам, зарегистрированным либо в рамках национальной процедуры, либо по процедуре, предусмотренной Мадридским соглашением. В отношении товарных знаков также действует принцип территориального исчерпания права».

Если говорить об объектах авторского права, в особенности о программах для ЭВМ, то помимо ряда положений Четвертой части ГК РФ, позволяющих использовать любые объекты авторского права в рамках доктрины свободного использования, ст. 1280 ГК РФ предоставляет ряд прав добросовестному пользователю программы для ЭВМ независимо от наличия согласия правообладателя, отметил Никита Истомин.

«В этой связи говорить, что весь спектр предприятий находится в статусе нарушителей было бы, на наш взгляд, преувеличением, — сказал юрист. — Во-первых, закон предоставляет ряд оснований для использования объектов патентного права и товарных знаков без согласия правообладателя. Во-вторых, защита исключительного права на указанные объекты ставится в зависимость от наличия соответствующих патентов и свидетельств, что сокращает круг потенциальных истцов или заявителей по уголовным делам. В-третьих, введённый для противодействия негативному влиянию на экономику России принятых «недружественными» государствами мерам ограничительного характера был принят механизм параллельного импорта, частично разрешивший с позиции правоприменительной практики обозначенную вашим собеседником проблему ответственности при ввозе и последующем обороте товаров. В случае импорта в Россию новых технологий, в том числе в форме предоставления лицензий на программы для ЭВМ, необходимо помнить, что иностранные правообладатели отказываются предоставлять лицензии из-за риска нарушения законов экспортного контроля своей страны, и по этой причине проблему импорта новых технологий нельзя решить только лишь мерами национального права».

«Что касается торговых площадок, то их работа регулируется действующим законодательством, как Четвертой частью ГК РФ, в частности ст. 1235.1 ГК РФ, так и ФЗ-149 «Об информации, поставках в Россию, информационных технологиях и о защите информации». В сложившийся ситуации их работа по выявлению контрафактного товара принципиально не изменилась, но стоит признать, что её объем существенно увеличился», — отметил собеседник издания.

Предложение, заключающееся в «дополнительной имущественной ответственности поставщиков товаров и услуг путем объединения их в саморегулируемые организации, которые бы обеспечивали применение лучших практик налогообложения и сопровождения импортных товаров на всем их жизненном цикле – от их ввоза до утилизации», может повлечь за собой дополнительную бюрократическую нагрузку и проволочки, что выразится в финансовых издержках, которые скорее всего будут переложены на конечного потребителя, считают в «Сахаров и партнёры».

«Вызывает опасение, что реализация этого предложения не только не решит проблему отсутствия согласия правообладателей, а, наоборот, может создать дополнительные риски нарушения их прав. В целом, такое предложение представляется нецелесообразным с учетом труднопредсказуемой и постоянно меняющейся ситуации импорта товаров в Россию», — пояснил Никита Истомин.

АКИТ (Ассоциация компаний интернет-торговли) совместно с ведущими маркетплейсами, продавцами товаров при поддержке Министерства промышленности и торговли Российской Федерации разработали и утвердили «Стандарты по взаимодействию маркетплейсов с продавцами товаров», рассказал «Московской газете» президент Ассоциации Артём Соколов.

«В разделе добросовестных практик содержится положение о превентивных действиях и содействии друг-другу в борьбе с реализацией контрафактной и несертифицированной продукции (п.3.1.6.). На основании этого положения, в рамках отраслевого подхода была запущена единая информационная система по борьбе с контрафактом. Это площадка для обмена данными: если выявляется контрафактная продукция по результатам отработки претензии правообладателя или судебного решения, маркетплейс вносит туда сведения о товаре, продавце, а также документы, подтверждающие контрафактность товара, и снимает карточку товара со своей площадки. Остальные маркетплейсы в автоматическом режиме получают оповещение о выявленном контрафакте и проверяют наличие данного товара у себя на площадке. В случае, если продавец товара не предоставляет документов, подтверждающих право продажи данного товара, маркетплейс также снимает данный товар с площадки», — рассказал собеседник.

Результатом работы данной системы является единый реестр контрафактных товаров, который поддерживается в актуальном состоянии маркетплейсами, подключенными к системе, сообщил Артём Соколов:

«Информационная система предусматривает обмен данными о контрафакте по стандартизированной форме, которая формирует регулярно обновляющуюся базу данных контрафакта. Кроме того, на площадках маркетплейсов существуют отдельные формы обращений, e-mail для жалоб правообладателей, потребителей на контрафактную продукцию. За все время работы информационной системы – с августа прошлого года – было более 2 млн обращений: после проверок документально подтверждено 24,5 тыс. нарушений в части контрафакта с последующей блокировкой карточек товаров. Из подтвержденных случаев более 23 тыс. выявлено по обращению потребителей, более 900 контрафактных товаров — по обращению правообладателей, еще около 500 по обращению госорганов», – рассказал собеседник.

Однако, по мнению Артёма Соколова, ситуация с контрафактом кардинально не изменится, пока к продавцам таких товаров не будут применять предусмотренные законом меры — это может быть административная или уголовная ответственность, вплоть до конфискации товара и реального срока.

«Несмотря на то, что площадки готовы предоставить все необходимые данные на недобросовестных продавцов, запросов от контрольно-надзорных органов для принятия мер катастрофически мало, и продавцы, чувствуя свою безнаказанность, просто переходят с одной площадки на другую, обходя всеми возможными способами модерацию маркетплейсов», — рассказал президент АКИТ.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
параллельный импорт, сложности, контрафакт
Поделиться
Похожие новости