Новость общества

Спрос на изделия из натурального меха в России падает, отрасль «доедает сама себя»

Спрос на изделия из натурального меха в России падает, отрасль «доедает сама себя»

Фото © «Московская газета»

02.01.2023 в 12:55:00
4015

Покупательский спрос на изделия из натурального меха в текущей экономической ситуации упал очень сильно, процентов на 70, рассказал «Московской газете» руководитель компании «Арктур-22» (Иркутск) Василий Киселёв

«Ситуация вызвана падением покупательской способности населения. Наше предприятие пока не закрывается потому, что закрываются наши коллеги, и рынок немного освобождается», — сказал Василий Киселёв.

Шкуры животных, используемые предприятием — сибирского происхождения, рассказал сибирский мехопроизводитель:

«У нас есть свои лесные угодья. Охотники — наёмные, охотятся на наших угодьях и по закону сдают пушнину нам. Сейчас у охотников нет особого желания идти заготавливать пушнину: её плохо покупают. Охотник наловил соболей и волков, а продать не может. В последние месяцы ситуация особенно усложнилась».

При этом меховая отрасль умирает последние десять лет, отметил Василий Киселёв.

«Хороший спрос на меховые изделия был в 90-х-начале 2000-х. Потом в Россию пришло очень много синтетики, китайские корпорации стали завозить огромное количество дешёвого товара. Люди стали понимать, что можно запросто купить какой-нибудь пуховик за 2000 рублей. Синтетический мех делается из остатков нефтяной переработки, бельё из синтетики запретили на правительственном уровне. Не в пользу продукции из натурального меха сыграла и европейская «зелёная» пропаганда. Есть и такой фактор, что современные автомобили — очень тёплые, оборудованные комфортными кондиционерами. В общем, меховая одежда переходит из практичной тёплой вещи в разряд ювелирного украшения. Наше предприятие держится только за счёт того, что с  рынка уходят наши коллеги. Отрасль доедает сама себя. У меня много знакомых в данной сфере, которые обанкротились, закрылись и сейчас занимаются совершенно другим бизнесом. Мы ещё держимся, но будущего не видим», — сказал Василий Киселёв.

«Арктур-22» производит продукцию премиум-класса, сообщил руководитель предприятия.

«Кто-то покупает варежки за 8 000 рублей, кто-то шапку из соболя. Разброс от 8 000 до...200 000. Продукция из соболя — ещё дороже. Соболь — это премиальный мех, он очень тяжело добывается охотником. Продажа соболя реализуется через аукцион, таких аукционов в России три. Шуба из соболя может стоить миллион, два, пятьсот, триста тысяч. В ЦУМе сейчас продается шуба из соболя за 11 миллионов. Из российского соболя, но итальянский бренд. Маржа меховщиков сегодня процентов 40%. Если шуба стоит миллион, то себестоимость её — где-то 600 тысяч. 400 тысяч уходят на аренду бутика, организацию распродажи, зарплаты, страховку, охрану... Сейчас маржа меховщиков сокращается: мы сшили шубу из соболя, шуба не окупается, 600 тысяч отложены на год. А если бы мы занимались, например, арахисом, деньги появились бы через месяц. Оборудование у на не сложное: скорняжные машинки практически не ломаются, три года работают — только иголки меняй. Американские машинки, практически неубиваемые. Есть китайские аналоги. Так что с оборудованием проблем нет», — рассказал руководитель предприятия.

При этом себестоимость производства шубы из искусственного меха, эко-меха совершенно иная — 2-3 тысячи рублей, продавать в магазине её могут тысяч за 12-18, отметил предприниматель.

Почему предприятий, производящих одежду из натурального меха, так много на юге страны (Краснодарский, Ставропольский край)?

«Я слышал версию, что раньше шёл контрабандой мутон (обработанная овчина) из Турции на наши юга. Мутон — это самое массовое производство одежды из натурального меха», — рассказал Василий Киселёв.

Может быть, для 21-го века отказ от одежды из шкур животных — закономерная тенденция?

«Если пропадёт спрос на золото, дорогие машины, элитные квартиры, то, может быть, и на мех пропадёт. Но пока в обществе существует разделение на классы, мех будет востребован», — считает предприниматель.

Спрос на меховые изделия действительно сократился, но процентов на 30, сказала «Московской газете» владелица фабрики меховых изделий Marybelle (Москва) Юлия.

По словам эксперта, падение спроса касается не только меховых изделий: у населения сейчас немного другие проблемы. Падения спроса на 70% мы не замечаем. Но, конечно, свою роль здесь играет тот факт, что Москва — более богатый регион.

«Основная проблема производства на фабрике — поставки сырья. Пока мы не ощутили этого в полной мере, какие-то запасы есть на складах. Но все шкурки — импортные, это аукционный товар. Кожа — из Кореи, из Турции. Из Италии было много шикарной кожи, сейчас её нет. Логистические издержки выросли процентов на 30-40. Сроки поставок увеличились. И ценовой порог нашей продукции, конечно, тоже. Что касается шкур, — норка, в основном, скандинавская. Ее сильно истребили во время пандемии, сейчас с поставками очень тяжело. Российская пушнина, к сожалению, ощутимо отличается по своим качествам от традиционной норки. Так что российская пушнина, которая ценится во всём мире, это только соболь. Может быть, в этом году население будет озабочено другими проблемами, но, если всё пойдёт, как пойдёт, мы столкнёмся с дефицитом. Соболь — это продукция премиум-класса, шуба стоит от 600 тысяч», — рассказала владелица фабрики.

Выдерживает ли натуральный мех конкуренцию с искусственным?

«Россияне уже поносили эко-мех, уже знают, что это такое, — говорит собеседница издания. — Много москвичей живет в Европе, и эти люди покупают здесь одежду из натурального меха, чтобы потом ходить в ней там. Искусственный мех был конкурентен 5-6 лет назад. Всё циклично. Ни в прошлом, ни в этом году искусственный мех не обладал былой популярностью. Искусственный мех не так хорошо греет, промокает, у него нет необходимой теплоотдачи, а в натуральной шубе не бывает жарко или холодно. Искусственный мех электризуется, он не столь опрятен. Натуральный мех можно очистить, реставрировать. Искусственный опрятен один сезон, потом уже нужно вкладываться в химчистку. Отшивать шубу из искусственного меха — задействовать те же мощности, что и для пошива из натурального. Ну, процентов на 20, конечно, выйдет дешевле — не надо производить травку, откатку меха. Но процесс весь тот же. Затраты на сырьё — да, ощутимо дешевле, но затраты на пошив — сопоставимы».

Меховая отрасль действительно умирает, но дело здесь не в европейской «зелёной» пропаганде, считает Юлия.

«Вся эта пропаганда сейчас считается «вражьими голосами». Кто считает, что шуба из меха животных —это не хорошо, а кто-то — что в России всегда ходили и будут ходить в натуральном. У россиян есть желание покупать натуральный мех, просто нет возможности. Главная причина — экономическая, снижение покупательской способности населения», — добавила владелица Marybelle.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
мех, изделия, россия, спрос
Поделиться
Похожие новости