Новость политики

Противостояние вокруг Тайваня входит в острую фазу и может взорвать ситуацию в регионе

Противостояние вокруг Тайваня входит в острую фазу и может взорвать ситуацию в регионе

Фото © «Московская газета»/ Алёна Черепкова

09.10.2021 в 16:26:00
4306

В начале октября вялотекущее противостояние вокруг Тайваня претерпело самое серьёзное обострение за несколько десятилетий. Всё более жёсткие заявления звучат как от властей Китая и китайской официальной прессы, так и из США

Кризис, быстро приобретший международный масштаб, начался с массовых воздушных рейдов китайской военной авиации вблизи Тайваня. Как сообщали местные и зарубежные СМИ, в течение короткого времени несколькими волнами более 150 боевых самолётов приближались к острову, не нарушая границ Тайваня, однако, входя в так называемую опознавательную зону, когда приближение авиации вероятного противника уже вынуждает ПВО переходить в боевую готовность. 

Кроме того, в китайской прессе появились недвусмысленные воинственные материалы, предрекающие скорое возвращение острова в состав Китая. Ежедневная правительственная газета Global Times с середины сентября публикует статьи, в которых заявляется о якобы намерении КНР военными средствами решить «тайваньскую проблему». В местной прессе говорят о том, что Китай будто бы полон решимости вернуть эти территории, и никто в мире не посмеет воспрепятствовать ядерной державе. 

Министр обороны Тайваня Цю Гочжен в выступлении перед парламентом республики констатировал: «Это самая тревожная ситуация более чем за 40 лет, с тех пор как я поступил на службу». Он заявил, что Китай будет готов к массированному вторжению на остров к 2025 году. Однако сегодняшняя напряжённость заставляет думать, что это могло бы произойти и раньше. 

Если говорить кратко, ситуация на данный момент такова: в 1949 году, когда в материковом Китае в гражданской войне победили коммунисты, остатки армии Гоминьдана и часть жителей, не желавших оставаться под новой властью, эвакуировались на остров Тайвань, бывшую часть Китая, и объявили себя правопреемником прежней Китайской Республики в рамках этого острова. Шла холодная война, и обе враждующие стороны признавали каждая свой Китай: Советский Союз и его сателлиты поддерживали отношения с коммунистической КНР, США и весь западный мир – с Китайской Республикой на Тайване. В 1971 году представители КНР сменили тайваньскую делегацию в ООН, а Тайбэй лишился официального признания большей части государств. Это произошло под давлением неопровержимого факта того, что режим в основной части Китая в ближайшее время не изменится, а страна начала стремительно набирать экономический и политический вес. 

Сегодня официально независимость Тайваня признают лишь 15 небольших государств по типу Парагвая или Маршалловых островов, которым гнев Пекина безразличен. Запад формально поддерживает территориальную целостность КНР, но здесь кроется, по сути, юридический тупик. США и Европа категорически не приемлют силового варианта возвращения Тайваня и готовы ему противостоять, они поддерживают с Тайбэем неофициальные контакты, поставляют вооружения и тренируют тайваньскую армию, выступая за мирное воссоединение. А тайваньцы абсолютно не горят желанием присоединяться к «коммунистическому раю». На острове сложилось вполне самодостаточное, экономически развитое, демократическое государство с высокотехнологичными отраслями производства, устойчивыми властными институтами и т.д. В обещания китайских властей и знаменитый принцип «одна страна, две системы» с сохранением свободного рынка и гражданских прав больше верить не приходится. 

В 2019-м на Тайване с близкой дистанции наблюдали протесты в Гонконге против ущемления прав человека и политических преследований и даже принимали оттуда беженцев, так что стремление в лоно единой китайской государственности улетучилось окончательно. 

При этом для Пекина мысль о возвращении Тайваня стала чуть ли не частью национальной идеи, а Запад и крупнейшие региональные игроки, включая Японию, готовы всеми силами противостоять возможному вторжению на остров. В Азиатско-Тихоокеанском регионе уже накопилось достаточно претензий к китайской внешней политике, начиная от насыпных островов, искусственно расширяющих территориальные воды КНР, и заканчивая широкой экономической экспансией в слаборазвитые страны Азии и Африки для упрочения своей заявки на глобальное лидерство. 

В регионе за последнее время сложилось сразу два военно-политических альянса для противостояния амбициям Китая. Речь идёт о QUAD и AUKUS. О первом – четырёхстороннем диалоге по безопасности (QUAD) было объявлено в марте этого года. В него вошли США, Австралия, Япония и Индия. Последней отводится наиболее активная роль в этом объединении, поскольку Индия имеет неурегулированные приграничные споры с Китаем, огромное население и быстрорастущую военную и экономическую мощь. Новые союзники уже проводят совместные военно-морские учения и договариваются о координации усилий в случае конфликта. Второй альянс – AUKUS – формируется прямо сейчас. Он наименован по первым буквам названий государств-членов: Австралии, Великобритании и США. Этот союз обещает стать ещё более тесным и эффективным. Австралия присоединится к тем условиям абсолютного доверия, на которых сейчас сотрудничают США и Британия, что включает полный обмен разведданными, технической документацией и оборонными технологиями и, безусловно, военную поддержку в случае агрессии. МИД Китая уже назвал новые союзы угрозой стратегической стабильности (своим интересам в юго-восточной Азии). 

И вот недавно негативную оценку этим объединениям также дал министр иностранных дел России Лавров, обвинив западные страны в «размывании универсального сотрудничества в регионе». Таким образом, Россия выбирает свою сторону по крайней мере в дипломатическом споре о ситуации в АТР. Этой стороной стал Китай. Причём есть все основания полагать, что именно в этот регион смещается центр глобальной конфронтации, так что поддержка Китая со стороны РФ может ещё более ухудшить наши отношения с целым рядом стран — от Японии до Британии.

Запад всё яснее даёт понять, что ни по Тайваню, ни по другим вопросам уступок Пекину делать не намерен. О холодных отношениях администрации Трампа с Китаем наслышаны все, но новый президент Байден этот курс менять изначально не собирался. На свою инаугурацию он официально пригласил тайваньскую делегацию, чего ранее не бывало. Потом начались те самые переговоры по созданию антикитайских коалиций. США наращивают активность своих морских сил в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, а также расширяют военную миссию на самом Тайване. Недавно Пентагон в очередной раз подтвердил незыблемость поддержки Тайваня со стороны США и то, что эта политика поддерживается обеими партиями, хотя и отказался комментировать конкретную информацию о деятельности американских военных на острове.

Сам Китай тем временем вынужден форсировать реализацию своих планов по аннексии острова, поскольку по историческим меркам у Пекина остаётся мало времени. Ещё пару лет назад аналитики заговорили о том, что КНР достигла пика своего политического и экономического могущества, и скоро оно начнёт падать. Китайская экономика уже начинала давать сбои даже до пандемии, а коронавирусный кризис лишь усугубил её системные проблемы. В недалёкой перспективе Китай может утратить роль «мировой фабрики», а если остальной мир перестанет столь сильно зависеть от товаров из Поднебесной, её мнение на международной арене тоже будет куда менее весомым. 

Политическая стратегия Китая также терпит первые поражения. Вышеупомянутая Австралия ещё несколько лет назад была одним из ближайших партнёров Китая по всем направлениям и чуть ли не кандидатом в стратегические союзники. Развивалось сотрудничество в экономике, науке, технологической сфере. И буквально за два года произошёл стремительный разворот австралийской внешней политики в сторону своих традиционных союзников с Запада. Из Канберры звучали обвинения в незаконных территориальных претензиях КНР, шпионаже, были даже призывы повнимательнее присмотреться к коронавирусу, который начал распространяться из Уханя, уж не искусственный ли это вирус, и не повинно ли в эпидемии китайское руководство. А теперь Австралия – член двух антикитайских альянсов. Это ли не фиаско внешнеполитических усилий КНР? В то же время председателю Си Цзиньпину, который теперь может занимать свой пост пожизненно, нужно как-то оправдывать такие свои привилегии перед однопартийцами и согражданами. Присоединение Тайваня стало бы прекрасной демонстрацией мудрого руководства товарища Си. 

Одним словом, окно возможностей для Китая сужается. Вернуть остров, образно говоря, можно сейчас или никогда. Но и могущественные покровители Тайбэя отступать не намерены, а значит напряжённость в регионе будет нарастать. Как обычно бывает в таких ситуациях, любое неверное движение может привести к реальной войне. А у обеих сторон, между прочим, ядерное оружие есть в наличии и в немалых объёмах. Так что обстановка тревожная, и прежде всего властям в Пекине, а также и остальным участникам этой драмы, должно хватить здравого смысла не идти на обострение сверх меры. Лучше пусть Тайвань и дальше будет де-факто независимым и снабжает весь мир своими полупроводниками, компьютерами и автомобилями, чем в руинах вернётся под контроль Пекина.

Автор: Алексей Черников
ТеГИ
Тайвань, Китай, политика, Россия
Поделиться
Похожие новости