Новость общества

Буратино как олицетворение российской действительности: от вымысла к истории

Буратино как олицетворение российской действительности: от вымысла к истории

Фото © «Московская газета»/ Алёна Черепкова

31.03.2021 в 14:33:00
1931

Прошлый год был юбилейным для великого книжного иллюстратора Леонида Владимирского. Он создал образы многих детских литературных героев: компании, шагающей в Изумрудный город, Руслана и Людмилы, Трёх толстяков, Чипполино, героев «Путешествия Голубой стрелы». И Буратино, конечно. Леониду Викторовичу исполнилось бы сто лет

Поскольку великий иллюстратор не дожил до этой даты шесть лет, президент России не направил ему поздравления от всего российского народа и от себя лично. Не сомневаюсь, что живого бы чествовали громко и ярко. Несмотря на всякие там временные трудности «карантинно-масочного типа». Вспомнили бы, что на книгах с его рисунками выросли поколения. 

Раньше дети не были такими жуткими визуалами, как сейчас, но книжки свои всегда начинали рассматривать с картинок. Художники, получается, были тогда «первыми на линии фронта», от них зависел читательский интерес и уровень покупательности. Работы Леонида Викторовича зацепали – и книги продавались. Дети читали их взахлёб, хвалились этим друг перед другом, соревновались. Потом играли во дворах вечерами и на школьных переменах: «Чур я Буратино! А ты кто будешь?» Когда-то наша страна была самой читающей в мире, потому что на процесс издания книг работали ярчайшие таланты, имя одного из них – Леонид Владимирский. Он верил, что его и его семью хранит Божья Матерь Владимирская, в честь которой ещё дед Леонида Викторовича выбрал себе фамилию. А сам художник был словно хранителем детей от настоящего зла, показывая отрицательных персонажей симпатичными. Это было принципиальной позицией автора. И дети такое ценили. 

Юлия Петровна Питецкая, долгое время работавшая главным библиотекарем ЦГДБ (Центральной городской детской библиотеки) имени А.П. Гайдара, провела много встреч детей, своих читателей, с творческими людьми. На её мероприятия приходили и писатели, и поэты, и художники, и музыканты. И все они, как говорит Юлия, ведут себя примерно одинаково. И дети тоже. Автор этих строк не такой искушённый знаток и Леонида Викторовича Владимирского видела вживую только один раз.

Он был высокий, с немного опущенной головой и очень цепкими (ненавязчиво цепкими) живыми глазами и достойной улыбкой. Стоял позади остальных, но оставался на виду. Ему было интересно с современными детьми. Он говорил с ними современно-зажигательно, и они реагировали с интересом. Да, великий! Владимирский говорил, что у него душа примерно 9-летнего ребёнка, и он ходит на встречи к ребятам, чтобы «пообщаться со своими». Эта детскость позволяла ему фантазировать и спорить: то цвет костюма изменит наперекор детали в авторском тексте, то вообще озадачит автора поменять количество персонажей. А сейчас, мне кажется, мог бы создать защитную масочку для Буратино. Наверняка придумал бы что-то интересное для его длинного носа, которому тоже грозили бы вирусы! 

Леонид Владимирский родился в Москве у врача и конторского служащего, вырос на Арбате. Решил стать инженером, учился три курса. Потом грянули 1941 год, призыв на фронт, служба в инженерных войсках. Молодой человек принимал участие в строительстве дорог и мостов, но потом об этом не вспоминал особо. После возвращения из армии Леонид решил стать художником, поступил на мультипликационный факультет ВГИКа, окончил его в 1951 году. И стал создавать свои шедевры. Диафильмы, книжные иллюстрации, работы для газет и журналов. Он был очень талантлив и очень популярен. И, наверное, очень везуч, хотя в тексте биографии есть упоминания о некоторых трагедиях в жизни. 

Что есть везение? Энергия в сочетании с умом. Люди бегут за позитивом и чувствуют его безошибочно – в обстоятельствах и других людях, и тем более в произведениях искусства. Творческий человек вкладывает в работу свой ресурс, и поведение публики – «обратка» неподдельная. Книги с иллюстрациями Леонида Викторовича любили искренне. Тут не ошибешься: каждый вспомнит свое детство и занятия в детском саду, в школе на уроках внеклассного чтения… «Что мы сейчас прочитали, кто скажет? А теперь посмотрим картинки…». Ну, вспомнили? Нужно сказать «спасибо» Мастеру. Только миллионы слов наделали бы слишком много шума. Думаю, что каждый вспомнивший промолчит, ПРОЧУВСТВУЕТ свою благодарность. И на минуту ощутит свет в своем взгляде.

Да, всему есть свое объяснение. Специалисты говорят, что в Советском Союзе не просто так была создана великая детская литература. Дело в том, что во всех взрослых сферах и жанрах цензура придиралась к каждому слову, зачеркивала столько, что многие творческие люди переставали работать или теряли талант. Работать нормально для взрослых было невозможно. Книги, газеты, фильмы, фасоны одежды, здания и многое другое стали откровенной серостью. А в детские темы цензоры особо не лезли – и многие творцы нашли там свою нишу. Не бывает худа без добра. 

А «Приключения Буратино» — вообще особняк в детской литературе. Потому что особенное всегда объясняется просто: так бывает на самом деле. Леонид Викторович предчувствовал: у его персонажа есть реальный прототип. Слишком уж необычная у него история. Ведь дошло до того, что герой сам потребовал у художника, чтобы его курточка, была красной, а не коричневой, как в тексте произведения! А колпачок, по мнению маленького заявителя, должен быть именно полосатым! Персонаж практически ожил и сам себя создавал. Да, наш Буратино был переписан с итальянского Пинокио. Но и тот возник не на пустом месте.

В начале XXI века выяснилось, что прототип реально был. Его звали Пиноккио Санчес, он жил на рубеже XVIII и XIX веков, похоронен в Тоскане. Во время войны за независимость Италии стал инвалидом. Ему смог помочь доктор, изготовив деревянные протезы конечностей и вставку для носа. Так Санчес дожил свою жизнь, развлекая толпы зевак и однажды во время представления разбился. Его историю услышал и поведал миру писатель Карл Клоди, это факт известный. Но…

В русскоязычном пространстве шедевр (уже с Буратино «в главной роли») стал популярен не просто так. В силу обстоятельств эта история приобрела «двойное дно». Потому что там замешана реальная политика. Старый, даже магический способ замаскировать жизненную правду под кукольными персонажами. Некоторые исследователи говорят (лично со мной об этом беседовал Сергей Эйгенсон, у этого автора много литературных исследований «самиздатом»), что под Карабаса-Барабаса А.Толстой замаскировал Сталина, под Мальвину – его любовницу - прекрасную актрису Марию Бабанову, образ Пьеро показывал наличие наркоманов и т.д. А с Буратино Толстой сравнивал Алексея Максимовича Горького. Если вспомнить сцену драки Буратино и Карабаса Барабаса, то вот детали: Буратино забрался на пинию и бросается оттуда шишками! Пиния – это хвойное дерево, которое растёт в Италии. Именно там долгое время жил Алексей Максимович и писал в Москву письма, добиваясь решения своего вопроса. А финальная сцена «Золотого ключика», когда очаг в доме папы Карло оказывается выходом на сцену театра – это результат той «битвы»: в Москве появился МХАТ имени Горького. То есть эта детская книга рассказывала о проблемах взрослого мира в стране! Конечно, страсти она породила нешуточные. Энергия била ключом, жизнь кипела. А выглядело все по-детски. Цензура же.

К этой версии относятся по-разному, но, думаю, её можно считать правдоподобной: не будучи злободневной, она так не нашумела бы.

Конечно, долгожители обладают огромной жизненной силой. Иногда видно по портретам и обычным фото: этот человек может прожить долго. Вот Владимирский был из таких. Эта недюжинная подкупающая энергия осталась в его работах. Может, с благословением Божией Матери Владимирской...

Автор: Софья Кладова
ТеГИ
Буратино, Леонид Владимирский, Россия
Поделиться
Похожие новости