Новость общества

«Лакмусовая бумажка»: ответят ли губернаторы за срыв нацпроекта по онкологии?

«Лакмусовая бумажка»: ответят ли губернаторы за срыв нацпроекта по онкологии?

24.10.2019 в 17:10:00
4309

Неутешительные данные по реализации федерального проекта «Борьба с онкологическими заболеваниями» были озвучены на рабочей группе комитета Государственной Думы РФ. Около 30 млн россиян могут быть потенциальными пациентами онкодиспансеров. Просто пока об этом не знают

Федералы пытаются сохранить народ

Федеральный проект «Борьба с онкологическими заболеваниями на 2018-2024 годы» в рамках нацпроекта «Здравоохранение» стал не только одним из приоритетных, но и самых емких в финансовом плане. Только на этот год из государственной казны выделена субвенция на оплату медицинской помощи онкобольным  200,4 млрд рублей, а на создание 9 референс-центров потрачено более 600 млн рублей.

Государство поставило задачу перед всей системой здравоохранения — к 2024 году не только снизить смертность от рака до 185 случаев на 100 тысяч человек, но и увеличить охват населения профилактическими медицинскими осмотрами с 40 до 70%.

22 октября на заседании рабочей группы, которой руководит депутат Госдумы Борис Менделевич, присутствовали представители практически всех ключевых ведомств, которые отвечают на реализацию нацпроекта: Минздрав, Минфин, ОМС РФ, Росздравнадзор, Счетной палаты. 

«Речь идет о сохранении народа», — завил на открытии рабочей группы председатель комитета по охране здоровья ГД РФ Дмитрий Морозов.

И действительно цифры на сегодняшний день по онкозаболеваниям устрашающие. По статистике количество смертей от рака занимает второе место после сердечно-сосудистых заболеваний.  

Представитель Счетной палаты России Светлана Романова буквально озвучила данные, которыми располагает ведомство. 

«Официально на диспансерном наблюдении с онкозаболеваниями состоит 3,8 миллиона человек, — пояснила Романова. — Чего мы не знаем, так это реального количества больных, которым еще не поставлен диагноз. Согласно отчетам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в мире заболел раком каждый 5 мужчина и каждая 6 женщина. В России потенциально могут быть больны до 27 миллионов человек. Однако выявление заболевания на ранней стадии существенно повышают шансы на выживание. Мы видим в федеральном проекте ряд недостатков, вплоть до достижения главной цели — снижения уровня смертности от онкологии». 

При этом, как отметила Романова, по сравнению с прошлым годом смертность за прошедшие 9 месяцев увеличилась на 1,9%.

Согласно представленным на заседании данным максимальный рост смертности от злокачественных зафиксирован в Псковская, Орловская, Курганской, Владимирской областях и в Севастополе.

Средняя продолжительность жизни россиянина, которому поставили страшный диагноз — 5 лет. 

Причем, как заметил Дмитрий Морозов, когда человеку врач сказал, что у него рак, и он вышел из кабинета, закрыв за собой дверь, у него не должно складываться впечатление, что его бросили умирать. А действительность сейчас именно такова. 

«Ко мне сегодня во время пленарного заседания Госдумы подошли 8 депутатов, которые попросили устроить онконбольных в больницы. То есть пока шла «пленарка», я помог восьми больным. На местах люди лечатся «по-блату» у профессоров, а им назначают простую терапию. Oни считают себя великими, а там квалификацией и «не пахнет». Это не дело! Введение единой информационной системы позволит видеть схему лечения любого дедулечки из глухой деревни и какая химиотерапия ему назначена», — заявил Морозов. 

Дело не в кадрах, а в управлении?

Изучив проект «Борьба с онкологическими заболеваниями» сточки зрения обывателя, ему можно поставить «твердую четверку с плюсом». Ибо, придраться можно к чему угодно. Но, увы, пока «дорога в прекрасное будущее» остается прекрасной лишь на бумаге, регламентированной нормативно — правовыми актами.  

В проекте упор сделан на создание так называемых центров амбулаторной онкологической помощи (ЦАОП). В 2019 году планируется создание 138 центров амбулаторной онкологической помощи в 58 субъектах РФ. Всего же в рамках реализации федерального проекта число уже действующих ЦАОП к концу 2024 года должно составить 536 в 84 регионах. Пока по состоянию на 10 октября текущего года они открыты в 35 субъектах.  

Фактически ЦАОП это мини-онкоцентр районного масштаба. Ведь региональные онкологические больницы на сегодняшний день переполнены. В центрах амбулаторной онкологической помощи врачи должны проводить первичную диагностику онкологических заболеваний, проводить химиотерапевтическое лечение пациента и вести за ним наблюдение, оценивая эффективность методики и проводить восстановительную и корригирующую терапию, в случае возникновения осложнений. 

Например, внедрение аналогичной методики в Нидерландах позволило сократить смертность от рака молочной железы на 38%.

Но, как бы хорошо не были оснащены ЦАОПы, без квалифицированного персонала, они бесполезны. 

Как отметил Борис Менделевич, для того чтобы реализация национального проекта «По борьбе с онкозаболеваниями» была успешной, необходимо выполнение задач и по другим смежным нацпроектам. И в первую очередь, это подготовка кадров. 

«Буквально за 30 минут до начала работы рабочей, в первом чтении был принят законопроект о премировании врачей первичного звена за выявление онкозаболеваний, — отметил Менделевич. — В последнее время удалось закрепить врачей по многим онкологическим направлениям. Однако во многих регионах проблема со специалистами стоит достаточно остро». 

В свою очередь, Дмитрий Морозов предложил представителю Минздрава рассмотреть вопрос использования новых компьютерных программ, которые за рубежом заменяют врачей.  

«Есть хорошие компьютерные морфологические программы клинической диагностики. Они, конечно, не заменят академиков, но сработают на уровне среднестатистического врача. Купите эти программы людям. Это будет быстрее и дешевле, чем подготовить одного морфолога. Онкологов сегодня мало, а толковых еще меньше. Пока перед нами стоит задача, поставленная президентом, прятаться и оправдываться вообще нельзя. Надо понимать, как мы это будем решать. Для подготовки «стандартного» онколога уходит 3-4 года, а специалиста в этой области  – 10. Они сейчас на «вес золота». Мы все прекрасно знаем, как мы подтверждали диагнозы так называемых экспертных центров: у детей диагноз «рак щитовидной железы», поставленный нашей профессурой, эксперты ВОЗ снимали до 70% случаях. Платные онкологические центры переманивают специалистов уровнем заработной платы. Мы должны об этом говорить открыто, иначе мы не вытянем результат по нацпроекту», — заявил Морозов. 

Директор Института программ развития здравоохранения Булат Мазитов констатировал, что диспансеризация является единственной государственной программой, нацеленной на раннее выявление основных неинфекционных заболеваний, в том числе и  онкологических. Увы, но сейчас она не работает и выполняется имитационно. Высокий уровень смертности населения от рака обусловлен неудовлетворительным качеством работы первичной сети.

«Проблема отрасли не в дефиците ресурсов, а в качестве управления», —  резюмировал он. 

ЦАОПы: эффективные или фиктивные? 

Как оказалось, проблемы в реализации национального проекта существуют по всем пунктам и практически во всех регионах. Чиновники на местах либо не понимают, как внедрять в реальную работу на местах нацпрограмму, либо ее просто саботируют. 

Дмитрий Морозов, обращаясь к директору департамента организации медицинской помощи и санаторно- курортного дела Минздрава РФ Екатерины Каракулиной, попросил не доверять данным из регионов, а все перепроверять. 

«Не позволяйте себя вводить в заблуждение. Мы недавно обсуждали эти факты. Например, говорят, что нужны тысячи, а по факту нужны десятки», — отметил Морозов.

В ответ Каракулина понимающе кивнула. И вот почему. 

По заявлению Каракулиной, был создан специальный координационный центр при Минздраве при содействии двух национальных исследовательских центров, которые проверили все регионы федерации. Выяснилось, что в 43 субъектах региональные программы по борьбе с раком требуют существенной доработки.  

«Самая тяжелая ситуация, когда в субъектах открывают ЦАОП, но почему-то оказание медицинской помощи в них не предусматривалось. Из 60 центров, которые должны быть открыты до конца года, 44 — в зоне риска. Надо их еще проверить, чтобы понять, действительно ли они созданы, а не существуют просто на бумаге. В 6 субъектах высокие риски особо высокие риски того, что центры до конца года не откроются. Это 

Четыре центра в Москве, шесть в Санкт-Петербурге, в Тыве, Хабаровском и Приморском краях, а также Удмуртии»,  — заявила Каракулина.

Что из себя должен представлять ЦАОП, по задумке Минздрава, мы описали выше. А вот какую картину федеральные чиновники увидели на местах. Как выяснили проверяющие, штатное расписание и оснащение центров не соответствует заявленным функциям и прикреплённому населению. Попросту не соответствует стандарту оснащения порядка оказания медицинской помощи по профилю «онкология» и не определены объемы необходимой медицинской помощи. Отсутствует дневной стационар, то есть даже койки для больных не удосужились завезти. В некоторых даже не выполнен ремонт помещений.  И это далеко еще не весь перечень нарушений. 

Например, в ходе контрольных мероприятий Росздравнадзором выяснилось, что созданный на базе ГБУЗ КО «Центральная городская клиническая больница» Калининградской области на момент проверки медицинская помощь оказывается только на уровне первичной медицинской помощи, в структуре отсутствует дневной стационар и нет возможности проводить химиотерапию.

В Калмыкии при лечении по рекомендованным схемам онкологическим диспансером  используются более дешевые лекарственные препараты из-за более низкой стоимости и менее эффективны. В регионе проверяющие отметили нерациональное использование финансовых средств на закупку необходимых лекарственных препаратов. 

В части анализа деятельности первичных онкологических кабинетов, в том числе кадрового состава возникли вопросы к работе чиновников от здравоохранения в 5 регионах: Амурской, Московской, Республике Тыва, Хакасии и Санкт-Петербурга.

В части анализа работы онкологической службы претензии ко все тем же Амурской области, Тыве и Хакасии.  

Не хотят представлять свою аналитику по проблеме онкологии чиновники Брянской, Кировской и Оренбургской областей.

Не могут наладить взаимодействие с национальными медицинскими исследовательскими центрами представители Белгородской, Ивановской, Кировской, Московской, Рязанской, Сахалинской, Смоленской, Тульской областей. 

С клиническими рекомендациями не работают в 32 (!) регионах ( Астраханская, Белгородская, Ивановская, Калининградская, Кировская, Курская, Московская, Нижегородская, Новгородская, Омская, Орловская, Пензенская, Псковская, Рязанская, Самарская, Саратовская, Сахалинская, Свердловская, Тверская, Тульская, Челябинская области;  Чувашская, Кабардино-Балкарская и Карачаево-Черкесская Республики, Республики Ингушетия, Коми и Северная Осетия-Алания; Ставропольский, Хабаровский и Красноярский края, — прим. авт). А это одно из важнейших направлений в работе онкологических служб. 

Из 500 клинрекомендаций, которые Минздрав попросил отправить в ведомство, было только 8(!).

То, насколько хорошо и качественно оказывается медпомощь и лечение онкобольным, по мнению выступающих, не обращают внимание чиновники в 22 субъектах (Белгородская, Ивановская, Кировская, Магаданская, Московская, Нижегородская, Новгородская, Омская, Орловская, Рязанская, Самарская, Сахалинская, Свердловская, Смоленская области; Ставропольский и Хабаровский края, Республика Ингушетия, Республика Коми
и Республика Северная Осетия-Алания; Удмуртская, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская Республики).

«Черная метка» для глав регионов?

По результатам докладов ревизоров, министр здравоохранения Вероника Скворцова направила официальные письма губернаторам девяти регионов. По данным «Московской газеты» она настоятельно рекомендовала обратить внимание на ситуацию по линии онкологии в вверенном им регионе. Именные «черные метки» получили руководители Калининградской, Владимирской, Псковской, Липецкой, Амурской областей, а также Хабаровского и Красноярского краев, Удмуртии и Дагестана.

Ранее «Московская газета» писала, что 9 октября президент России Владимир Путин на рабочей встрече с председателем правительства РФ Дмитрием Медведевым, который информировал главу государства о ходе работы по модернизации первичного звена здравоохранения, был затронут вопрос об отсутствии взаимодействия между федеральными и региональными властями. 

«У нас регулярно происходят сбои на том уровне, где возникает, должно возникать эффективное взаимодействие — между государственным уровнем управления и муниципальным. Вот на этом стыке у нас постоянно происходят какие-то сложности, поскольку уровень государственного управления – и федеральный, и региональный – часто или делает вид, что его это не касается или касается во вторую, в третью очередь, а муниципальный уровень всё время ссылается на отсутствие необходимых ресурсов и компетенций.

Я понимаю, что здесь есть сложности, заложенные ещё в основном законе, но нам нужно обязательно отрегулировать это взаимодействие»,— заявил тогда президент.

Получается, что национальные проекты, не проходят проверку ни временем, ни выстроенной государственной структурой. Федеральные власти перекладывают ответственность за срыв проектов на регионалов, которые, в свою очередь, обвиняют в некомпетентности министерства. По мнению экспертов, выстроенная вертикаль власти, которой так громко все аплодировали, не работает. При этом, кандидаты в губернаторы продолжают уверять в своей преданности и дают обещания, вероятно заранее понимая, что выполнить их не смогут. 

И в данном случае нацпроект по борьбе с онкологией, как лакмусовая бумажка, отражающая настоящие реалии. 

Поэтому не стоит удивляться тому, что выйдя из кабинета онколога с подтвержденным диагнозом, простой россиянин чувствует себя никому не нужным и обреченным на мучительное завершение своей жизни.

Автор: Марина Новикова
ТеГИ
Онкология, здравоохранение
Поделиться
Похожие новости