Новость общества

Пора в секонд-хенд? Как идут дела с торговлей излишками европейской одежды в больших российских городах

Пора в секонд-хенд? Как идут дела с торговлей излишками европейской одежды в больших российских городах

Фото © «Московская газета»

23.08.2022 в 15:32:00
4435

После ухода с рынка западных брендов россияне стали усиленно закупаться в секонд-хендах, сообщили «Известия» со ссылкой на данные «Почта Банка» и «МКБ». «Московская газета» связалась с секонд-хендами и оптовыми базами в крупных российских городах, чтобы узнать позицию представителей данного сегмента продаж

«Информация достоверная, — прокомментировал «Московской газете» владелец столичного секонд-хенда «Ничего подобного» Олег Марковский. — Единственный эффект от санкций — поднимается ценовая политика, не более того. При том, что стоимость растёт вместе со спросом среди москвичей на эту продукцию. Приходят к нам и за дешёвой одеждой, и за редкими дорогими вещами. В московских магазинах сейчас не так много выбора, поэтому люди начинают понимать, где надо покупать, а где, может быть, и не надо. Покупатели приходят самые разные: от молодёжи до старшего поколения. Главное для них, чтобы цена соответствовала качеству. Женская одежда востребована меньше, чем мужская».

«Нет, ситуация не изменилась, покупательский спрос тот же самый, — сказал «Московской газете» владелец магазина «Second Kent» в Санкт-Петербурге Александр Ванин. — Просто люди приходят и говорят: дайте скидку. Иногда мы отдаём дешевле в ответ на просьбу, иногда нет. Не то чтобы у нас другая ситуация, чем в Москве — это в столице всегда «другая ситуация». Одежду мы закупаем в Европе и США в том же порядке, как и раньше. Как именно, это коммерческая тайна. Но покупательская способность у людей снизилась. Мы находимся в тяжёлом положении, несём убытки».

Прибыль секонд-хендов действительно выросла, но этот рост продолжается все последние годы и никак не связан с санкциями, отметила в беседе с журналистом издания владелец секонд-хенда в Казани Татьяна Афанасьева.

«В январе этого года продажи были не хуже, чем сейчас, — говорит предприниматель. — Одна из причин популярности секонд-хендов— падение доходов населения. Другая причина в том, что в «секондах» можно купить интересные, шикарные вещи. Моему магазину 12 лет, а до этого я примерно столько же лет посещала подобные магазины, потому что найти продукцию похожего качества не всегда получается найти в наших обычных магазинах. Товар мы закупаем в Европе и США. Кто-то приходит к нам за натуральными тканями, кто-то ищет бренды, кто-то какую-то оригинальную вещь, кто-то вещь подешевле, кто-то ищет вещи на переделку: многие мастерицы шьют джинсовые покрывала и продают их дорого, как hand-made. Когда я открывалась, в мой магазин приходили люди с очень приличным доходом. Сейчас приходит больше молодёжи. Но люди самые разные, разного возраста и достатка. А товар у меня новый, стоковый, не изношенный, в ценовом диапазоне от 100 до 5000 рублей. Секонд-хенды с каждым годом всё популярнее».

Цена на товар возросли, подтверждает Татьяна Афанасьева: «Тот товар, что был закуплен раньше и лежит у меня в остатках, я в цене не повышала, девушки могут купить у меня новые джинсы с биркой за 100 рублей или за 500. А вот то, что я привожу сейчас, подорожало. При этом футболки я продаю по старой цене. Понимаю, что денег у людей немного, стараюсь выставлять адекватный ценник. У меня просят скидки, и я их делаю. Первому покупателю или на определённый товар. Люди любят скидки. В последнее время стали просить чаще».

Усложнившиеся логистические маршруты поставок стали причиной повышения цен на европейскую одежду для поставщиков секонд-хендов, продолжает Татьяна Афанасьева.

«Это, как и во всех других отраслях. Но у моих поставщиков товар идёт. Правда, цены выросли, куда деваться — и у поставщиков, и, соответственно, у меня. У кого-то из оптовиков бизнес пострадал очень сильно. У тех, кто закупал товар маленькими партиями: сейчас некоторые оптовые базы в России распродают остатки товара подешевле. Какой-то товар стало невозможно завести, например, фарфоровые куклы, бижутерию. Но ткани и одежда продолжают поступать», — сказала предприниматель.

«Цена не поднялась, всё как было. Проблем с доставкой нет, пока всё нормально», — сказали «Московской газете» на одной из оптовых баз секонд-хенда в Казани.

Трафик посещаемости секонд-хендов действительно увеличился, продажи выросли, сказала изданию сотрудница секонд-хенда «Доброшмот» в Екатеринбурге Милена.

«У людей нет альтернатив секонд-хенду, — рассказывает Милена. — Даже те, кто раньше не заходил в такие магазины, теперь приходят и удивляются, что у нас можно найти крутые вещи. Те коллекции одежды, которые мы покупаем и которые в Европе уже устарели, в обычных российских магазинах появятся только через полгода-год. У нас есть заграничные бренды, которых сейчас нет в российских магазинах. Вещи по цене от 200 рублей до 8000 рублей примерно. У «секондов» сейчас время расцвета».

Причинами повышения спроса стали коронавирус и то, что происходит сейчас, — отметила сотрудница «Доброшмота». — На старые закупки мы не повышали цены, а на то, что было поставлено после скачков курса валюты пришлось повысить».

Как происходят закупки секонд-хендами одежды из Европы ?

«В странах Европы есть фабрики по переработке вещей, куда не только простые люди сдают ненужные вещи, но и сети магазинов: H&M, Zara сдают устаревшие коллекции, последние оставшиеся размеры, — объяснила Милена. — Оптовые базы закупают это в больших объёмах. Контейнеры по 10 тонн вещей по морю везут к нам. Потом товар сортируется — стоковые вещи и вещи б/у — и продаются «секондам» партиями по 50, по 30 кг. Мы закупаем килограмм 200 в месяц. По крайней мере, раньше одежда приходила из порта в Санкт-Петербурге».

О том, как усложнилась доставка одежды с помощью автотранспорта, «Московской газете» рассказал представитель в одной из уральских оптовых компаний: «Сейчас европейские фуры к нам на территорию не пускают или они не едут сами. Европейская фура стоит, например, на белорусской таможне и ждёт, пока кто-то возьмёт её прицеп. Либо груз перегружается из прицепа на два других, там заводская упаковка... Знаете, наверное, когда разбираешь коробку с доставкой, потом не получается уложить её обратно, нужна ещё коробка. Также и с фурами. Если раньше была точка А и точка Б, то теперь посередине появилась точка С. Нужна ещё машина. То есть, 1,5 машины вместо одной, плюс, увеличивается время пути, нужны грузчики, а им нужно заплатить».

Таким образом, ценник для секонд-хендов поднялся примерно на 100 рублей за килограмм, сообщили журналисту «Московской» в уральской оптовой компании.

«Продукция к нам идёт фурами, логистика подорожала, конечно, в среднем, на 2 евро за килограмм выросла в цене одежда с марта месяца. Сначала цена поднялась в марте, потом в июне, и ещё выше совсем недавно» — рассказала «Московской газете» управляющая оптовой базы в Ярославле Марина.

«Переквалифицировались на российский секонд-хенд, — сообщили в одном из магазинов Ярославля. — Логистика подорожала очень хорошо. Есть компании, которые работают на остатках товара или ещё каким-то образом его завозят. А мы приняли решение перейти на российскую продукцию. Возили и фурами, и с моря. Всех подробностей рассказать не могу. По морю завозили разными путями, через разные порты».

«Закупки оптовой одежды в Европе для нас больше не актуальны», — сообщили «Московской» на воронежском оптовом складе Robin Good Stock.

Судя по Москве и Уралу, в ближайшее время Россия действительно может стать страной секонд-хенда. Судя по Ярославлю и Воронежу, — российского секонд-хенда. А судя по ближайшему к Европе (и к собственному морскому порту) Санкт-Петербургу, россиянам может просто не хватить денег на одежду, поставляемую с Запада.

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
секонд-хенд, торговля, продажи
Поделиться
Похожие новости