Новость политики

«Регионы должны стать самостоятельнее»: эксперты рассказали о возможных изменениях в политике после коронавируса

«Регионы должны стать самостоятельнее»: эксперты рассказали о возможных изменениях в политике после коронавируса

Фото © АГН «Москва»/Александр Авилов

29.04.2020 в 17:22:00
12336

Специалисты высказали разные точки зрения

В последние годы многие проблемы, обсуждаемые в публичном поле, «обрастают» военной терминологией. Язык войны незаметно для нас самих проникает и в мирную сферу. Слова «враги», «передовая», «мобилизация», «потери» и прочие прелести фронтового лексикона используются при обсуждении вопросов далеко не милитаристских. Исключением не стал и коронавирус.

В числе прочих на это обстоятельство обратил внимание журналист Тимофей Шевяков, разъяснивший значение терминов для всех интересующихся:

«Война — это вооруженный конфликт между сторонами, обладающими разумом. В других случаях этот термин может употребляться либо в ироническом тоне («война с тараканами»), либо в пафосном («война миров»). С ковидлой войны вести нельзя, потому что разумом она не обладает, инфа сотка. Победа — это результат разрешения противостояния сторон, обладающих разумом, заключающийся в получении преимуществ (выигрыша) одной из сторон. Опять-таки может употребляться в пафосно-лозунговом ключе типа «победа над засухой». Победить ковидлу тоже нельзя, потому что это гребаный вирус, читайте школьный учебник», — написал Шевяков на своей странице в Facebook.

Комментируя происходящее, автор поста отметил, что журналистов, которые пишут слово «погибшие» применительно к пациентам, умершим от коронавируса, следовало бы «долго и методично бить томиком Розенталя».

Когда началаcь эпидемия, очень быстро выяснилось, что публикация критических материалов на тему борьбы с COVID-19 может обернуться для изданий проблемами. Некоторые журналисты уже выступили с открытым письмом, заявив, что на них оказывается давление.

Параллели с «фронтовыми» настроениями заметил и политолог Аббас Галлямов:

«Каждый день СМИ называют количество умерших за предыдущие сутки. Вроде как на войне».

В связи с этим наблюдением эксперт поднял интересную тему: изменится ли в мире и в России отношение к действующим политическим системам после того, как закончится пандемия. По мнению Галлямова, зависеть это будет от того, возложит ли в итоге общественное мнение ответственность за происходящее на политиков, признав, что они не справились с ситуацией, или нет.

В пример эксперт приводит изменение расклада политических сил в Европе после окончания Второй мировой войны.

«Дело в том, что антифашистское сопротивление практически везде противопоставляло себя не только оккупантам и их домашним пособникам, но и довоенным политическим системам своих стран. Было принято считать, что именно они привели мир к торжеству тоталитарных идеологий и поражению людей доброй воли. Борьба с фашизмом, поэтому, предполагала противостояние самому духу эпохи, позволившему фашизму победить. Сопротивление было пропитано революционными настроениями. Не восстанавливать старый мир, а строить новый»,  — написал Галлямов на своей странице в Facebook, отметив, что в результате описанной смены настроений народных масс пострадали довоенные политики.

По мнению эксперта, правых консерваторов, доминировавших в Европе до 1939 года, после окончания войны потеснили на политической арене левоцентристы и различного рода прогрессисты. А популярность в свою очередь приобрели идеи централизованного планирования и регулирования, которые в довоенный период были уделом маргиналов.

В ответ на вопрос, что же будет после коронавируса, политолог написал:

«Особенностью архаичного сознания является постоянный поиск виновных в любых несчастьях. Антропологи неоднократно отписывали, что дикари вообще не верят в смерть от естественных причин. Даже если человек умер в старости вследствие какой-нибудь очевидной болезни, соплеменники все равно будут искать того, кто навёл на него порчу. С другой стороны, мир уже давно модернизировался и наряду с архаичными пластами сознания в головах у нас наличествуют и современные логические связи. Разумом мы понимаем, что в отличие от войны коронавирус — это не рукотворное, а природное явление, поэтому поиск козла отпущения вовсе необязателен. Какая из структур нашей психики победит в данном случае, пока не ясно. Предпосылки есть как к одному, так и к другому».

Основатель профессиональной ассоциации политических консультантов и технологов Денис Ястребов считает, что прогнозы относительно глобального политического переустройства делать еще рано.

«Пока, на мой взгляд, Аббас слегка преувеличивает и алармирует. И метафора — сравнение с периодом завершения Второй мировой войны — хромает. Там был почти во всех оккупированных странах «политический разнородный субстрат» — движение «Сопротивления», своего рода котёл новых идей миропорядка и нового общественного договора. Сравнивать фашизм с пандемией коронавируса, по-моему, чрезмерная гипербола. Попытки использования архаизации действительно есть: обвинения части американцев в адрес китайцев и наоборот. Но это пока не мейнстрим и больше  напоминает фантазии в условиях самоизоляции. А вот как ситуация с пандемией скажется на итогах кампании Трамп — Байден, действительно интересно. В итоге может коснуться и нас. Скорость восстановления цен на нефть после выхода из пандемии и карантина ведущих стран действительно важна и для нашей экономики. Что касается новых «сил доброй воли»— пока они выглядят как плод кабинетной фантазии», — поделился своим мнением политконсультант.

Будет ли пандемия коронавируса толчком к изменениям системы власти в России?

«Я считаю, что мы в определенном смысле должны быть благодарны нынешней ситуации за то, что она высветила некоторые грани созданной в последние годы политической системы, особенно это касается регионов, — считает управляющий партнер консалтингового агентства «LSP Consulting» Венера Люцик. — Теперь, как мне кажется, даже многие лоялисты считают, что она нуждается в модернизации. Почему? Во-первых, важный момент для нормального функционирования государства в период кризиса — диалог власти с гражданским обществом. Однако хоть какое-то подобие реального диалога мы можем видеть, пожалуй, только в Москве, а во многих регионах наблюдаем масштабную борьбу с «фейк ньюс». А теперь угадайте с одного раза, куда пойдет народ, если его лишат возможности безопасно высказывать свои претензии к действиям власти через соцсети и СМИ».

Как считает эксперт, власти нужно вновь учиться договариваться с «возмутителями спокойствия» — это касается и оппозиционных политиков, и гражданских активистов:

«Еще в «нулевых» и в начале «десятых» власть это умела, но потом, складывается ощущение, столь необходимая способность была утрачена. Живой диалог и выработка компромиссных взаимовыгодных решений подменились регламентами, а попытки политической конкуренции стали восприниматься чуть ли не как покушение на безопасность государства. Со всеми вытекающими».

Во-вторых, считает Венера Люцик, нужно менять ключевые показатели отчетности регионов. Например, средняя зарплата — это сродни средней температуре по больнице:

«Если вычислить среднее арифметическое между показателями пациентов в инфекционных отделениях с температурой 40 и покойников в морге, то выйдет, наверное, в целом норма, — продолжает эксперт. — А если измерять нишевые показатели, то, подозреваю, получится совсем другая картина. Точно так же можно рассмотреть и другие показатели — наверняка многие из них могут давать возможность для «маневра» цифрами. А люди в своей реальной жизни наблюдают иные картины. И это их, предполагаю, очень злит».

В-третьих, как считает В. Люцик, необходимо, чтобы у первых лиц региональной и муниципальной было «полное погружение» в проблемы рядовых граждан. Лучший способ для этого — личное, а не через пресс-службы, общение с гражданами в соцсетях.

«Нечего нереального в этом нет: есть примеры, когда высокие чиновники общаются с населением в социальных сетях. Но, к сожалению, это еще не стало массовым явлением. А должно стать», — заключает эксперт.

В целом, по мнению Венеры Люцик, необходимы шаги в сторону большей самостоятельности регионов и муниципалитетов:

«Мэры сейчас в основном ориентированы на оценку их деятельности губернаторами, а губернаторы — на то, чтобы их работу позитивно воспринимали в Кремле. Но мне почему-то кажется, что их работа будет гораздо эффективнее, если оценку ей будут давать не вышестоящие чиновники, а граждане на реально конкурентных выборах».

Автор: Антон Стариков
ТеГИ
коронавирус, политика, мир после кризиса
Поделиться
Похожие новости