Новость общества

Клинический психолог Ивановский рассказал, почему людям снятся кошмары

Клинический психолог Ивановский рассказал, почему людям снятся кошмары

коллаж «Московской газеты»

08.02.2022 в 17:46:00
2911

Иногда тяжелые ситуации возникают не только в реальности. Во сне люди ищут отдыха от житейских проблем, но порой сон истощает не меньше, чем дневные хлопоты. Ночные кошмары считаются неорганическим расстройством сна и возникают во время фазы быстрого сна. При каких обстоятельствах нам снятся кошмары? И можно ли интерпретировать сны при помощи сонника, рассказал в интервью «Московской газете» клинический психолог, основатель академии психологии «ТРИЭТТА» Валерий Ивановский

«Начнем с того, что такое сновидение. Несмотря на огромный прогресс во всех отраслях научного знания, и на то, что все составляющие сновидения описаны достаточно подробно (включая химию и биологию мозга во время состояния сновидения), до сих про есть значительные разночтения по поводу того, что такое сновидение. Существует большое количество теорий, которые говорят о том, что сны – это некая функция по разгрузке и очистке мозга от дневных впечатлений. Кто-то связывает сновидение с некой мистической способностью улавливать некие эманации других миров, обладать определенным предвидением, и так далее. Сновидение выполняет совершенное другую функцию», — рассказывает Валерий Ивановский.

По словам психолога, сновидение – это визуализированный процесс нашего мышления. Это удивительное состояние, при котором человек обладает уникальной способностью видеть, каким образом зарождается и протекает его мышление, его предикативная внутренняя речь, которую в свое время открыл еще Лев Выготский:

«Таким образом, сновидения – это наша внутренняя речь, только осуществляемая не при помощи артикуляции, потому что во время сновидения все наши мышцы находятся в своеобразном парализованном состоянии. Сновидение – это процесс первичного зарождения нашей внутренней речи, причём для этого используется феномен, открытый величайшим отечественным лингвистом и психологом Николаем Жинкиным, который говорил о так называемом универсальном предметном коде. «Любая визуальная картинка являет собой определённое понятие – ведь любое слово на своем начальном,  семантическом уровне обладает так называемой предметной соотнесенностью, отражающую предметы, явления, их качества из внешнего мира. Ведь когда мы говорим «стол», мы представляем себе некий предмет мебели. Поэтому, когда человек видит сны, он видит процесс именно выбора и предъявления этих визуальных образов, эту кодированную  форму, которая тут же становится внутренней речью».

Валерий Ивановский считает, что можно объяснить все явления, которые сопутствуют сновидению, входят в это «родовое понятие» при помощи феноменов лингвистики.

«С этой точки зрения кошмар – это некое навязчивое проговаривание, продумывание каких-то мыслей, которые вызывают тревогу. Кошмар – это некое навязчивое состояние, которое проявляется не в каких-то поведенческих или вербальных формах в силу особого физиологического состояния, вызванного сновидением, а именно на уровне предикативного мышления, когда человек, испытывая какие-то дезаптационные влияния, продумывает одну и ту же мысль изо дня в день, которая определяет его поведение, его образ мыслей, и эта мысль в сновидениях предстает в виде кошмаров», — говорит эксперт.

Обращаться к сонникам за расшифровкой кошмаров Валерий Ивановский не советует: «Сонники малоэффективны. Я бы назвал увлечение ими опасным, и вот почему. С одной стороны, сновидение – это кодированный вербально , но представленный визуально операционный уровень нашего мышления. И в этой связи гораздо более эффективно интерпретировать сны, как это делал Зигмунд Фрейд. Хотя он  по-другому смотрел на феномен сновидения, он был достаточно близок к правильному пониманию, что такое сон. Исходя из природы сновидения, из его возникновения, целесообразно  применять научный ,в частности психолингвистический инструментарий, особенно если оттолкнутся от мысли Жинкина (универсально-предметный код). Это некая точка соприкосновения визуального и вербально-семантического: получается, что за каждой картиной стоит определенное слово или словосочетание. В преобразовании этого универсального предметного кода существуют или применяются определенные законы, как, например, агглютинация, сгущение, смещение и тд. Если человек в своей мысли использует слово «стол», то это обозначает стол, а не внезапный визит. Потому что сон – это иная форма внутренней речи, некой мысли, которая совершается в неких мыслительных процессах. И наше мышление состоит из слов и образов, в которых зашифрованы определённые понятия. Слово, как правило, не может иметь какое-то иное значение, кроме того значения, которое оно несет, хотя с увеличением жизненного опыта , оно может приобретать наряду со значением, индивидуальный смысл».

Итак, сон – это процесс мышления, который представлен в виде визуальных картинок. Их содержание не всегда идентично или пересекается семантически со своим содержанием.  Как правило, сонники построены на какой-то интерпретационной модели, которая может означать все что угодно. Причем смысловые границы, тем более семантические, не просто невероятно  размыты, а буквально теряются. То есть, рыба во сне может представлять собой одушевленный или неодушевлённый предмет, чего в нашем мышлении, если оно не патологично, происходить не может. В этой связи большинство интерпретаций сонников – «от лукавого», и не имеют никакого отношения к действительности. Более того, если сравнить разные сонники, они могут иметь совершенно разную интерпретацию одного и того же.

«Для того, чтобы понять, что означает тот или иной сон, надо просто спросить себя: о чем я думал? Что меня волновало в этот момент? И таким образом, при определенной тренировке достаточно просто расшифровать значения своих снов. Тем более, на наши мысли оказывают влияние наши внутренние или внешние состояния: если накануне, ложась спать, мы переживали по поводу каких-то материальных вещей, или отношений с другими людьми, или карьерных устремлений, то во снах это будет так или иначе отражаться. Например, какими картинками передать такое явление, как воодушевление или горе? Тут могут быть очень интересные варианты, и они связаны с практическим опытом человека», – резюмирует психолог.

Валерий Ивановский обращает внимание: человек, который не понимает механизм образования сна, может с помощью различных сонников совершенно неверно растолковать свой сон. И на основании этого неверного толкования выстраивать свое поведение. То есть, велика вероятность впасть в двойной обман.

Автор: Евгения Попова
ТеГИ
психолог, сон, кошмары, валерий ивановский
Поделиться
Похожие новости