Новость общества

Половодье в России стало напоминать Бангладеш?

Половодье в России стало напоминать Бангладеш?

Фото © «Московская газета»

16.04.2024 в 15:38:00
1928

«Московская газета» продолжает тему буйного половодья в России в 2024 году. Эксперты рассказали изданию о возможных причинах плохого состояния дамбы в городе Орске Оренбургской области и о проблемах системы гидротехнических сооружений в России в целом. Научный руководитель Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян сообщил «Московской газете» о целом комплексе этих проблем. Инженер-гидротехнолог из Нижегородской области Виталий Колодин выдвинул три версии произошедшего в Орске: человеческий фактор, деятельность грызунов или нарушение строительной технологии при малом бюджете. Половодье в 2024 коснулось и Сибири, где река Томь подтапливает город Томск, и населённые пункты Томской области. Как рассказал изданию житель Томска, корни неблагополучной гидротехнической ситуации могут скрываться не только в российских 2000-ых, но и в советском прошлом

Почему половодье в России стало напоминать Бангладеш

В России — тысячи бесхозяйственных гидротехнических сооружений, прудов и водохранилищ, рассказал «Московской газете» научный руководитель Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян.

«Всё это сказывается на режиме рек и на том, как проходит половодье, — отметил учёный. — И даже те дамбы, которые имеют хозяев, зачастую донельзя запущены. О том, что дамба в Орске находится в плохом состоянии, было известно Ростехзнадзору, об этом говорилось, писалось, но никто не обращал на это никакого внимания. Почему нужно было дожидаться, пока дамбу прорвёт? Очень многие гидротехнические сооружения в России – и защитные дамбы, и дамбы, которыми перегораживают реку, чтобы образовался пруд или водохранилище, – находятся в плохом состоянии. Но, к сожалению, это стало понятно всем только тогда, когда случилась такая снежная зима и быстрое таяние снега, как в этом году».

При этом защитную дамбу в Орске соорудили именно потому, что в этом районе регулярно проходило половодье, подчеркнул Виктор Данилов-Данильян.

«Когда в 50-ых начали строить Орско-Халиловский металлургический комбинат стало ясно, что город Орск будет очень быстро расти, встал вопрос, где разместить новые кварталы. Знающие люди поняли, что это лучше всего сделать в низине, но её нужно оградить дамбой, и построили дамбу. Если бы ничего не было известно о наводнениях, никто бы дамбу строить не стал», — заметил учёный.

С гидротехническим проектированием дела в России сейчас обстоят из рук вон плохо, посетовал научный руководитель Института водных проблем РАН.

«Мы регулярно получаем на экспертный совет проекты разных гидротехнических сооружений и других действий в этой сфере, и в большинстве случаев эти проекты приходится возвращать на доработку один, два или, как с водоводом на Элисту, три раза, — рассказал Виктор Данилов-Данильян. — Пропускная способность нашего экспертного совета ограничена, до него доходят только те проекты, в финансировании которых принимает участие государство. А дамбы, о которых мы говорим, зачастую строятся и финансируются из местных бюджетов. Каково там качество работ, сказать трудно».

То, что половодье 2024 будет очень высоким, было понятно по объёму снегозапасов, которые накопились, начиная с ноября и заканчивая мартом, отметил учёный.

«Свою роль сыграло и бурное наступление весны. Но даже если бы режим таяния был более спокойным и равномерным, половодье всё равно было бы очень высоким. Чтобы прогнозировать половодье, всё равно нужна служба Росгидромета. Но здесь есть свои детали. Чтобы делать хорошие прогнозы таких вещей, как половодье, высота и время стояния воды при половодье и т.д., нужно иметь много информации. У Росгидромета ввиду недостаточных объёмов финансирования такая информация не всегда есть. Густота наблюдательной сети Росгидромета до сих пор не достигла уровня конца 80-ых годов прошлого века. Особенно остро это ощущается в таком вопросе, как качество воды. Пробы воды на качество на различных станциях в конце 80-ых брались каждую неделю, а теперь несколько раз в год, по сезонам. Это не годится для серьёзных аналитических работ с применением компьютерного моделирования. Какой бы гениальной ни была аналитическая модель, для неё нужны серьёзные данные», — рассказал Виктор Данилов-Данильян.

В России 2 миллиона 700 тысяч рек и примерно столько же озёр, отметил научный руководитель Института водных проблем.

«Тех рек, которые имеют хозяйственное значение или в которых силён угрожающий фактор – сотни тысяч. На это нужны не только наблюдатели в Росгидромете, но и проектировщики, контролёры состояния рек и т.д., и всего этого у нас совершенно не хватает. Не нужно и «подставляться» под наводнения: там, где они неизбежны раз в несколько лет, нужно готовиться к ним – не только контролировать состояние гидротехнических сооружений, но и не лезть в поймы рек со строительством серьёзных жилищных и хозяйственных сооружений. А если строить там, то обязательно сооружать защитную дамбу. Поймы основного числа рек в России – опасные для размещения объектов строительства территории, но на них всё равно строят. Пример – ужасное наводнение городе Крымске Краснодарского края, унесшее жизни 171 человека. Тогда тоже полезли со строительством в пойму горной реки, и трагедия произошла даже не за несколько дней, а за 3 часа: всё построенное в пойме смыло вместе с жителями», — напомнил собеседник «Московской газеты».

У водохранилищ есть функция перехвата паводковых и половодных вод, отметил Виктор Данилов-Данильян.

«Но в случае Орска водохранилище не было к этому готово. Воду в нём не спустили, а надо было спустить её до «мёртвого» объёма. Если бы Ириклинское водохранилище перехватило это половодье, насколько могло, уровень воды в Орске и других местах по реке Урал был бы ниже. Трудно понять, почему эта функция не была выполнена», — сказал учёный.

По его словам, 40 субъектов РФ сейчас находятся под угрозой высокого половодья и возможных наводнений.

«Ростехнадзор следит за состоянием гидротехнических сооружений, выдает документ, в котором записаны все тревожные сигналы, недостатки, моменты разрушений. По этим сигналам нужно принимать простые и понятные меры: ремонтировать дамбу. Нужна строительная техника, материалы. И нужно реагировать быстро. И если у вас рекордное количество осадков зимой, вы просто обязаны вспомнить о дамбе. Но в Оренбургской области было проявлено удивительное легкомыслие. Что касается ответственности за состояние дамб, то Минстрой в данном случае – просто исполнитель. Приглашать, нанимать организации для ремонта, договариваться должны местные власти. Мы всегда иронизировали над Бангладешем: население страны живёт на берегах реки Брахмапутры, которая раз в три года затапливает свои острова, а потом люди сразу же на них возвращаются и строят халупы, которые потом снова обязательно смоет. И мы сейчас оказались в похожем положении, хотя у нас не Брахмапутра, а Урал, Тобол, Томь и другая частота наводнений. Но легкомыслие мы проявляем то же самое», — заключил научный руководитель Института водных проблем РАН.

Дамбы в провинции печальны

Сейчас в России мало организаций, которые могут ответственно и качественно строить гидротехнические сооружения, рассказал «Московской газете» инженер-гидротехник из Нижегородской области Виталий Колодин.

«У нас в стране поменялось отношение к таким важным объектам, их разучились строить и обслуживать. Конечно, за крупными ГЭС следят ответственные люди, которые понимают, что надо делать. Но на региональном уровне, где примером послужила ситуация в Орске, всё в печальном состоянии», — отметил источник.

Все гидротехнические сооружения попадают в поле зрения Ростехнадзора, рассказал инженер-гидротехник:

«А обслуживать их должны те муниципальные или региональные организации, на чьём балансе они находятся. Эти, либо специально для этих целей созданные организации, либо гидротехнические сооружения вешаются в нагрузку транспортным предприятиям или каким-нибудь МБУ по благоустройству. Как правило, зарплаты там невысокие, уровень специалистов не всегда соответствует требованиям».

«Не знаю, из каких материалов была сделана дамба в Орске, были ли там выполнены пригрузочные призмы из бетона и щебня, которые выполняют роль сдерживания фильтрации, — размышляет Виталий Колодин. — Но однозначно в теле любой дамбы не должно быть мусора, растительности, веток, палок, строительного мусора. Однозначно должен быть фильтрационный экран, чтобы уменьшить гидролиз глины. Но если вода поднялась выше гребня плотины, её всё равно бы размыло».

Дамба в Орске была построена не в советское время, сказал инженер-гидротехник.

«Судя по сообщениям в СМИ, дамба была построена в 2009-2011 гг., а второй этап строительства пришёлся на 2013-2014 гг. Недостаточный уровень подготовки специалистов в проектных организациях сказывается на качестве проектных решений. Есть и серьёзные проектные организации, но в провинции конкурс на строительство дамбы обычно выигрывает тот, кто предложит проект дешевле. Этим могут заниматься все, кто выходит на конкурс, вплоть до частного предпринимателя, если тот имеет соответствующую лицензию, которую довольно несложно получить. Что касается причины разрушения дамбы в Орске, то одной из причин мог бы быть человеческий фактор – кто-то что-то копал в районе дамбы, что привело к её прорыву, либо грызуны. Но если бы рядом с дамбой регулярно косили траву и другую растительность, никаких грызунов бы там не завелось. Третий вариант – нарушение строительной технологии, неоднородность грунта в теле дамбы, куда «закопали» строительный мусор, который сподвиг контактную фильтрацию. Либо вода просто превысила уровень дамбы. Возможно, деньги, потраченные на строительство дамбы, размазали «тонким слоем» на то, что хватило, а на то, чтобы всё делалось про правилом, требовалось больше денег», — заключил инженер-технолог из Нижегородской области.

Загадочная дамба – и хроника, говорящая сама за себя

По поводу того, в какое время построена дамба в Орске, СМИ действительно в основном указывают 2000-ые годы. Дамбу протяжённостью 13,5 километров сдали в эксплуатацию в 2014 году, её построило ЗАО «Спецстрой-3», в процессе проведения тендера и работы было не всё прозрачно, передаёт Life. «Известия» сообщают, что общая протяжённость заградительной насыпи в Орске составляет 20 километров, в неё входят новая дамба, сооружённая в 2013 году, и старое защитное сооружение, построенное ещё в 1993 году. В 1993 году 19 районов Оренбургской области пострадали от наводнения, пишет сетевое издание Курманаевского района Оренбургской области «Знамя труда». Наводнения такой же силы ожидали в регионе в 2001 году, сообщает сайт ежедневной городской газеты «Орская хроника». В связи с этим планировалось спустить воду в Ириклинском водохранилище, а тогдашний председатель областной паводковой комиссии Оренбургской области Ю. Карпов обещал выделить городу 1,5 млн рублей, которые планировалось направить на сооружение дамб в Советском и Ленинском районах, сообщает «Орская хроника». «Такого разлива рек под Оренбургом не было с 1993 года», — писала Lenta.ru в 2017 году.

При этом журнал «Родина» сообщает, что Орскую дамбу возвели в советское время. Ириклинское водохранилище с плотиной и небольшой ГЭС было построено в 50-ых годах, пишет Ural56.ru.

Горная сибирская река и дальновидность советского руководства

Половодье в 2024 году коснулось и Сибири: город Томск и населённые пункты Томской области подтапливает мелководная, но непредсказуемая река Томь. Дамба на реке частично обрушилась, сообщил «Ъ».

«Томь — река преимущественно горная, только в нижнем течении, на протяжении километров 70 – равнинная, — рассказал «Московской газете» житель Томска Сергей Гарганеев. — В 60-х-80-х годах под предлогом расчистки фарватера была санкционирована добыча гравия в Томи, которая, как я уже сказал, является преимущественно горной рекой. До тех времён Томь была судоходной на протяжении до города Новокузнецка Кемеровской области. После того, как в ней стали добывать гравий, река обмелела. Но при этом общее количество воды в Томи не уменьшилось. Проблем добавили работы по осушению поймы и мелиорации в интересах народного хозяйства. Были вырублены леса, кустарники поймы. Это тоже привело к обмелению, а главное – к молниеносным подъемам и спадам воды. Тогда все эти работы проводились с подачи советского времени. Учёных, экологов, которые пытались этому возразить, жёстко наказывали. В городской черте Томска у реки Томи были хорошие глубины. Но добыча гравия требовала снести острова, которые были частью гидрологической системы. Когда острова срыли, на это место сразу же стало наносить песок, ил, гальку, после чего возникла угроза оползня в Лагерном саду города Томска, и на противооползневые мероприятия тогда тратилось до 1/4 бюджета города. В результате Томь на определённом отрезке настолько обмелела, что в межень (фаза водного режима реки, – прим. авт.) её при достаточной ловкости можно перейти пешком. И ситуация теперь такая: когда на Кузнецком Алатау (нагорье в Сибири, в Кемеровской области, – прим. авт.), дожди или тают ледники, река Томь резко прибывает, но держится большая вода недолго, так как вся уходит в землю. Но коварна Томь тем, что она способна быстро наполняться, как любая горная река. А те дамбы, которые были построены ещё в советское время, явно на такие перепады воды не рассчитаны, создатели не рассчитали, до какого уровня может подняться вода при вычерпывании гравия и осушении поймы. С другой стороны, немаловажную роль в «антизаторной» деятельности оказывал Сибирский химический комбинат (Томский нефтехимический комбинат), выпускающий оружейный плутоний на территории г. Северска, в прошлом Томск-7. Из Томи производился забор воды с целью охлаждения ядерного реактора, а после охлаждения реактора в Томь сбрасывалась подогретая вода. На достаточно большой акватории Северска (Томска-7), это почти 5 километров, Томь не застывала из-за этого вообще. Поэтому в советские годы проблемы заторов практически не существовало, не говоря уже о таких наводнениях».

То, что происходит в Томске и области в 2024 году – закономерно и техногенно, отметил житель Томска.

«В 2023 году был осенний ледоход, когда Томь застыла, лёд был толстый. Но пришло тепло, и она пошла как весной. А потом опять резко застыла. На отмелях образовались заторы. Воды осенью было мало. Осадков зимой – много. А лёд – толстый. Это всё спровоцировало ситуацию, которую мы наблюдаем сейчас», — заключил Сергей Гарганеев.

Читайте также:

Наводнение в Оренбуржье: кто ответит за последствия

Автор: Николай Васильев
ТеГИ
половодье, Россия, дамба, инженер
Поделиться
Похожие новости