Новость общества

Россия расширяет сотрудничество с Индией и Китаем по освоению Арктики: планы и перспективы

Россия расширяет сотрудничество с Индией и Китаем по освоению Арктики: планы и перспективы

фото: freepik/ wirestock

05.02.2023 в 21:10:00
15348

За последнее время конфигурация сотрудничества в Арктике претерпела кардинальные изменения. Весной прошлого года европейские и североамериканские страны-участницы Арктического совета, куда помимо России входили Финляндия, Дания, Исландия, Норвегия, Швеция, Канада и США, приостановили сотрудничество с Москвой в рамках этой международной организации, чья работа была направлена на координацию экономической деятельности и совместное решение других важных проблем этого обширного региона

После такого разрыва неудивительно, что посол России в Дании Владимир Барбин рассказывает о том, как развиваются взаимоотношения РФ с совсем другими игроками, которые на фоне масштабного изменения расклада сил стремятся укрепиться в Арктике. Речь идёт о двух крупнейших державах Азии – Китае и Индии. Эти страны, хотя и не относятся к арктическим по географическому положению, заинтересованы в своём присутствии на Севере, чтобы получить долю выгод от ресурсного и логистического потенциала Арктики.

О том, что Поднебесная сделала одной из основных задач своей внешней политики укрепление позиций в Арктике, известно не первый год. Ещё в середине 2010-х годов эта цель была обозначена в общедоступных дипломатических документах КНР. Во-первых, в арктическом регионе содержится, по оценкам специалистов, до 30% ещё неразведанных запасов природного газа и 13% запасов нефти, которые могут понадобиться динамично растущей китайской экономике. Во-вторых, маршрут от Китая до Европы, проходящий по Северному морскому пути, на треть короче, чем путь через Индийский океан и Суэцкий канал. Это же утверждение верно и для Северо-западного прохода, через который можно наладить доставку грузов из Китая мимо Аляски и Канады до восточного побережья США, однако к перспективам российско-китайского сотрудничества в Арктике относится именно Севморпуть. С учётом того, что китайская экономика экспортоориентированная, а КНР получила неофициальный титул «мировой фабрики», оптимальная логистика с наименьшими издержками для Китая крайне важна, особенно на фоне постпандемийных экономических сложностей. Наконец, пути доставки энергоресурсов в сам Китай также нуждаются в диверсификации. Сейчас основной объём углеводородов от ближневосточных поставщиков поступает в Китай через Малаккский пролив. Учитывая непростые отношения с Малайзией и многочисленные территориальные споры с другими соседями, альтернативный маршрут поставок энергоресурсов, в том числе через Арктику, является важным условием для обеспечения энергетической безопасности Поднебесной.

Однако самостоятельно заполучить плацдарм для хозяйственной деятельности в Арктике и прокладки через неё транспортных путей Китай не может. Как пояснил эксперт по арктической геополитике квебекского Университета Лаваля Фредерик Лассерре, арктические государства после того, как завершится разграничение морских зон влияния, будут обладать исключительными правами на ресурсы региона и не допустят в него других самостоятельных игроков. Именно поэтому Пекин начал прикладывать усилия для своего включения в международную кооперацию по освоению Арктики с северными странами.

Кажется, лучше всего эту задачу удаётся решить с Россией. Другие арктические государства с большой настороженностью относятся к китайским намерениям и предпочитают не давать Китаю слишком широкого доступа к своей инфраструктуре и арктическим проектам.

Однако в случае с Россией заинтересованность оказалась взаимной. После 2014 года и введения первой волны международных санкций для РФ был ограничен доступ к западным капиталам, а позже, особенно с 2022 года, под запрет попал и экспорт в Россию технологий, необходимых для добычи ресурсов в условиях крайнего севера. Эксперты подчёркивают, что в настоящее время сложные, долгосрочные и дорогостоящие проекты, в том числе в энергетической сфере страны редко реализуют в одиночку. Международное партнёрство позволяет привлечь больше средств, найти оптимальные технологические решения и разделить риски на случай провала инициативы. Россия могла бы кооперироваться с европейскими странами и компаниями, США или Японией, однако санкционные противостояния фактически не оставили Москве выбора. Вариант рассчитывать исключительно на собственные силы слишком рискован. На финансирование арктических проектов по разработке новых нефтегазовых месторождений ушла бы львиная доля ФНБ, а в условиях экономической неопределённости и бюджетного дефицита расходовать резервы таким образом Россия наверняка не может себе позволить. Поэтому пришлось выбрать в качестве партнёра Китай, обладающий большими финансовыми возможностями и совершивший в последние годы рывок в сфере промышленных технологий. Кроме того, КНР является и привлекательным рынком сбыта для тех самых углеводородов, которые планируется добывать на новых месторождениях.

Говоря о Китае в качестве партнёра по арктическим проектам, эксперт «Международного финансового центра» Гайдар Гасанов назвал его подходящим на эту роль государством, однако осторожно добавил, что китайская сторона известна своей прагматичностью и может воспользоваться в своих целях уязвимым международным положением России. 2022 год подтвердил эти опасения. На фоне ужесточившихся санкций, которые выразились в том числе в европейском эмбарго на российскую нефть и установлении ценового потолка со стороны G7, Китай начал покупать российскую нефть с максимально возможными скидками. Аналитики объясняли такую политику Поднебесной тем, что у РФ осталось немного вариантов для продажи топлива, поэтому оставшиеся покупатели пользуются ситуацией для снижения цены.

Однако выбор у России невелик, и за неимением других партнёров приходится полагаться на помощь Китая в развитии отечественной нефтегазовой сферы. Одним из первых успешных проектов стал завод по сжижению газа «Ямал СПГ», для которого 30% капитала предоставили Фонд шёлкового пути и Китайская национальная нефтегазовая корпорация. Сейчас «Ямал СПГ» уже запущен и успешно производит сжиженный газ на экспорт. К 2024 году также планируется начать совместную добычу нефти на таймырском месторождении Пайяха, суммарные запасы которого оцениваются в диапазоне от 420 млн до 2 млрд тонн. Сумма российско-китайской сделки составила $5 млрд. Глава «Роснефти» Игорь Сечин оценивал общий объём взаимодействия его компании с Китаем в $500 млрд до 2035 года. Планы более чем амбициозные, и можно не сомневаться, что в ближайшие годы энергетическое сотрудничество России и Китая будет расширяться.

Кроме того, российская сторона пригласила китайские компании к участию в масштабном проекте модернизации Севморпути и расширения прибрежной инфраструктуры. Посол по особым поручениям МИД РФ, председатель Комитета старших должностных лиц Арктического совета Николай Корчунов отмечал, что Россия приветствует вхождение китайских партнёров в проекты, реализуемые Россией в Арктике. Однако на этом направлении сотрудничество могут ждать серьёзные проблемы. Если при освоении нефтегазовых ресурсов Арктики Китай вкладывает средства в расчёте на то, что позже сам же и будет использовать эти ресурсы, то при обсуждении транспортных проектов заочно начинает оказывать своё влияние и третья сторона – Европа. Ведь именно туда в первую очередь направляются китайские товары, которые необходимо транспортировать. Эксперты обращают внимание на то, что при реализации проекта Нового Шёлкового пути Китай слабо задействовал территорию России, предпочитая прокладывать основные маршруты через Центральную Азию и Закавказье или через Индийский океан. Во-первых, таким образом Поднебесная распространяет своё экономическое влияние на большее число стран. А во-вторых, избегает санкционных рисков.

Специалист по Китаю, профессор, доктор экономических наук Андрей Островский отмечает, что Китай давно проявляет интерес к Севморпути, но сотрудничество с российской стороной по этой теме может подвести китайские банки и компании под вторичные западные санкции. За последнее время подобные риски лишь выросли, поэтому масштабное участие Китая в модернизации Севморпути пока под вопросом. Вряд ли Евросоюз спокойно воспримет то, что значительная доля предназначенных ему китайских товаров пойдёт через территорию России, а Москва получит от этого свою долю прибыли.

Индия, которую также упомянул Владимир Барбин, находится в схожих условиях. Она также стремится расширить своё международное влияние и нуждается в энергоресурсах. Основная разница заключается в том, что Индия пока не достигла тех же технологических высот, что и Китай, но в то же время в сравнении с Поднебесной не вызывает такого недоверия у Запада. Это даёт Нью-Дели бóльшую свободу манёвра при выборе партнёров по арктической тематике.

Однако расширять сотрудничество с РФ Индия также готова. Об этом в сентябре прошлого года заявил премьер-министр республики Нарендра Моди, посетивший Восточный экономический форум. Он отметил, что Индия заинтересована в сотрудничестве с РФ, в том числе в сфере энергетики и в вопросах Арктики.

С 2020 года Индия участвует в реализации проекта «Восток Ойл» по освоению новых нефтяных месторождений на Таймыре. Предполагается, что добытую на севере Красноярского края нефть можно будет напрямую транспортировать в индийский порт Ченнаи, а «Роснефть» уже инвестирует в развитие инфраструктуры по нефтепереработке в Индии.

Пока участие Индии в арктических проектах явно меньше китайского, по состоянию на конец 2021 года индийские инвестиции составили $15 млрд. Однако индийские экономисты отмечают, что эта страна является одним из наиболее быстрорастущих потребителей нефти в мире, поэтому заинтересованность страны в расширении своего присутствия в заполярье очевидна. А для России Индия может стать очень полезным центром влияния, уравновешивающим Китай и не позволяющим ему завоевать доминирующие позиции в арктическом регионе.

Автор: Алексей Черников
ТеГИ
арктика, россия, индия, китай
Поделиться
Похожие новости