Новость общества

В Сибири спасли Маму от замерзания: справится ли Приангарье с 50-градусными морозами

В Сибири спасли Маму от замерзания: справится ли Приангарье с 50-градусными морозами

На фото поселок Мама в Иркутской области

05.01.2021 в 15:16:00
2631

Утро 25 декабря ушедшего года. Короткий северный день пошел на прибыль после самых длинных ночей. За окном –50 градусов по Цельсию, обычная зимняя погода этих мест. А в сибирском поселке Мама произошло отключение котельной «Школьная»

Как спасали Маму

Эта котельная отапливает 80 жилых домов поселка и шесть соцучреждений, включая школу и местную администрацию. Причина остановки теплоисточника – обрыв провода на высоковольтной линии 35 Кв на участке Мусковит – Мама. Так как все 26 километров этого участка ЛЭП проходят по труднодоступной местности, на определение места обрыва и его устранение понадобилось почти 20 часов. Дома тем временем стремительно замерзали.

Прибывшая из Иркутска оперативная группа во главе с региональным министром жилищной политики, энергетики и транспорта Анатолием Никитиным запустила резервный дизель-генератор. В поселке ввели режим ЧС, были осмотрены другие дизельные станции и котельные. В 2 часа 9 минут ночи электроснабжение поселка восстановили. Однако работы по наладке и отогреванию внутридомовых систем отопления продолжались вплоть до 28 декабря. Шла замена радиаторов и труб. Подключили дома к теплу по постоянной схеме 31 декабря.

В общем, мамчан удалось спасти. Уже сделаны оргвыводы о работе «Мамско-Чуйских электрических сетей» – филиала ОГУЭП «Облкоммунэнерго». Хотя винить во всем энергетиков, наверное, не стоит. Почти 200 километров электросетей района проходят по горной тайге с множеством хребтов, берегам Витима, через 8 рек, 88 ручьев и оледеневшие болота. Обходы аварийным бригадам приходится делать пешком, а зимой – на лыжах. Работа непростая. Чтобы оптимизировать работу энергетиков в канун Нового года «Облкоммунэнерго» подарило работниками филиала аэролодку, способную преодолевать торосы и перекаты. 

К слову, эта авария – далеко не первая. Прошлый 2020 год в Маме начался тоже с ЧП на котельной «Разведка». Тогда, 9 января, без тепла оказались 43 жилых дома и почти 500 человек. Помогла погода. Температура –9 градусов в разгар зимы – большая редкость на Севере Иркутской области, и воспринимается почти как жара. В тот раз энергетики были совершенно не при чем. В поселке ходят слухи, что все случилось из-за коммунальщиков, которые несколько лет назад якобы приобрели вместо новых Б/Ушные перекрашенные котлы.

Кочегары просят огня

Небольшой город Вихоревка в Братском районе благодаря регулярным авариям на котельных «прославился» куда больше, чем поселок Мама. Самая масштабная приключилась четыре года назад. Тогда, как пишет местная газета «Областная», задолго до начала отопительного сезона, эксплуатирующей организации «Тепловые сети» выделили почти 20 млн рублей по контракту на подготовку к зиме. Как пишет издание, сначала подрядчик активно взялся за работы, но затем процесс затянулся.

К ООО «Тепловые сети» возникла масса вопросов, среди которых: организация деятельности предприятия и задолженность по заработной плате.

20 ноября 2016 года авария на центральной в городе котельной «Водогрейная» для всех оказалась сюрпризом. «Тепловые сети» об отказе работы котлов, похоже, сообщать не спешили. Режим ЧС был введен лишь через два дня, когда столбик термометра на улице упал до минус 30 градусов. В авральном режиме только через неделю после поломки котла теплоснабжение восстановили. Однако на следующий вечер вышли из строя уже три котла…

После выхода на канале «Вести.Иркутск» телерепортажа «Кочегары просят огня» стало известно о разрухе, которая царила не только на «Водогрейной», но и на блок-котельной «Нефтяников»: ржавые агрегаты, неисправные сетевые насосы. Вместо дробилки работяги разбивали уголь кувалдами, как в 19 веке. Вместо сломанного транспортера золу выносили лопатами. Топки котлов были залиты водой.

Недостаток квалифицированных кадров провоцировал новые поломки. Областное руководство чуть ли не переселилось в Вихоревку, не давая ей стать царством Снежной Королевы. Но аварии продолжились и в начале 2017 года. Тогда на модернизацию и подготовку к отопительному сезону из областного бюджета выделили более 134 миллионов рублей., из которых 30,4 млн – на капремонт котельно-вспомогательного оборудования и приобретение материалов для центральной котельной. Еще 12,6 млн рублей дало софинансирование муниципалитета и предприятий города.

Экстренные меры и подпрограмма «Модернизация объектов коммунальной инфраструктуры» дали свой результат. Уже три года Вихоревка не замерзает. Хотя в конце октября 2019 года прокуратура Братского района направляла исковое заявление в суд, чтобы обязать уже новую ресурсоснабжающую организацию обеспечить нормативный запас угля в котельных. 

А три недели назад чуть не произошло повторение ЧС. Руководство ООО «Объединенная Вихоревская управляющая компания» письменно уведомила главу города Николая Дружинина о том, что угля на складе всего на 12 дней, «поставщик ООО «Облресурс» прекратил поставку угля в связи с образовавшейся задолженностью за поставленное твердое топливо в размере почти 35 миллионов рублей». (письмо имеется в распоряжении редакции). 

В сложившейся ситуации глава Вихоревского муниципального образования Николай Дружинин и мэр Братского района Александр Дубровин действовали оперативно, подключилось областное правительство, уже к 20 декабря уголь в размере 10 тысяч тонн был выделен из аварийно-технического запаса Иркутской области – в счет выплаты топливной субсидии за I квартал 2021 года. Можно сказать, что всё кончилось хорошо.

Как деньги «вылетают в трубу»

Системные проблемы с отопительным сезоном решать нужно системно. В этом уверен Николай Труфанов, председатель комитета по собственности и экономической политике. В Заксобрании Иркутской области он представляет интересы «северов» – семи отдаленных и самых суровых районов Прибайкалья. Подготовка к каждому новому отопительному сезону здесь означает и эпопею с северным завозом. Где-то по сибирским рекам, где-то по легендарному БАМу, где-то по немногим автодорогам, к кое-где и вовсе только по «зимнику». Не единожды Николаю Труфанову приходилось лично включаться в решение коммунальных проблем, доставлять уголь, обеспечивать поставку дизель-генераторов, доказывать необходимость модернизации систем тепло-водоснабжения отдельных муниципальных образований.

Один из самых сложных вопросов – взаимоотношения с поставщиками топлива, как, впрочем, и цены на уголь. Сказывается специфика рынка. И хотя коммунальные предприятия проводят торги по 223-му федеральному закону «О закупках…», лазеек на практике предостаточно, а поставщиков топлива немного. Но некоторые коммунальщики умудряются снизить конкуренцию даже там, где её и так почти нет.

Например, техзадания на поставку зачастую прописывают так, что речь идет даже не о марке угля, а фактически о конкретном месторождении топлива. Вполне вероятно, что конкурс выигрывает тот, «кто надо». И, наверное, проверять всякий раз такое искусственное (и «искусное»!) ценообразование надзорным органам крайне сложно. Ведь не то что у населенных пунктов, но и у отдельных котельных разные технические условия, разные транспортные схемы и так далее. Вряд ли в рамках действующего механизма всё возьмешь «на карандаш». Из этой путаницы и возникают, как из воздуха, коммунальные сверхприбыли. А для бюджета – сверхубытки. Ведь на эти деньги можно обновлять оборудование, переходить на автоматизацию, снижать себестоимость тепла.

Не исключено, что некоторым частным коммунальным компаниям аварии на старых котельных даже могут быть выгодны. Ведь при режиме ЧС отпадает необходимость в закупках по 223-му закону. Тогда уголь, например, можно приобрести даже не по двойной цене, а в пять раз дороже рыночной. Те, кто работает по таким схемам в погоне за сверхприбылями не только обрекают на разруху эксплуатируемые котельные, но и подвергают целые города смертельному риску в суровые сибирские зимы. Вполне вероятно, что, если бы в той же Вихоревке не сработали должным образом администрации города и Братского района, мог бы возникнуть печальный пример.

Дальше – больше. Эксперт в коммунальной области Максим Обухов привел досадные факты. По его словам, примерно на 80% котельных Прибайкалья нет собственных лабораторий качества топлива. А заказать одну пробу стоит 10 тысяч рублей. 

«Если приходят на станцию 100 вагонов, проверить уголь на соответствие качества по ГОСТУ обойдется в миллион! Кто будет тратить такие деньги? Проще закрыть глаза на «кота в мешке. Более того, на большинстве небольших котельных отсутствуют весы, и уголь отгружается по накладным – на честное слово, — рассказывает специалист. — Чтобы прекратить порочную практику, нужны серьезные меры. Прежде всего, дальнейшее совершенствование ФЗ №223 «О закупках…». Закрепить на федеральном уровне единые ценовые рамки на поставку и отгрузку угля в зависимости от его марки и транспортных расходов. Мэры и главы северных районов Иркутской области, ответственные поставщики и коммунальщики надеются на Николая Труфанова в дальнейшем решении этого вопроса. Ведь у него уже есть хороший опыт не только участия в модернизации котельных, но и снижении себестоимости отопления».

Модернизация с местной спецификой

Мэр Киренского района Кирилл Свистелин рассказал про один из наиболее удачных примеров модернизации котельных в Прибайкалье. Еще в 2014 году Николаю Труфанову удалось включить район в инвестиционный проект. Прежде котельная в поселке Мельничном города Киренска отапливалась мазутом. Жидкое топливо доставляли из Ангарска – свыше тысячи километров по разбитой автодороге. Себестоимость зашкаливала. В то время как в Киренске бесцельно скапливались отходы деревообработки – вершинник, тонкомер, ветки и обзол.

Строительство новой автоматизированной котельной на щепе решило не только вопрос утилизации древесных отходов. Сейчас запас топлива есть и на текущий отопительный сезон, и на следующий. А себестоимость гигакалории в Киренске теперь самая низкая среди северных районов – 2,9 тысячи рублей. Щеповые котлы установлены и на комбинированной с мазутом котельной в поселке Алексеевске Киренского района. До -30 градусов хватает щепы, если температура ниже – подключают мазут.

Впрочем, северные районы одинаковы только экстремальными температурами. А в транспортном отношении, использовании разных видов топлива своеобразны. Поэтому опыт строительства котельной на щепе в Киренске или на опилочных пеллетах в Усть-Куте могут использовать не везде.

Модернизация по-бодайбински – другой пример. Здесь с 2012 по 2015 годы перевели котельные с нефти и мазута на каменный уголь. Бодайбо – известный на всю страну центр золотодобычи. Удаленность же города от центров добычи и производству жидкого топлива делало его воистину «золотым». Понимая суть проблемы, Николай Труфанов, в чей округ входит и Бодайбинский район, потратил много времени, чтобы в областном бюджете предусмотрели не просто точечное решение, а большую программу модернизации.

О модернизации рассказал мэр города Бодайбо и района Евгений Юмашев. По его словам, тогда за три года по региональной программе было потрачено примерно 500 миллионов рублей. Зато за пять истекших лет получена экономия в миллиард рублей. Сэкономленные деньги направили на замену теплосетей и расширение центральной котельной.

Катангский район — самая суровая территория с самым редким населением. По площади это одна пятая часть Иркутской области или среднее европейской государство. До месторождений угля здесь не просто далеко. Нет ни железнодорожного, ни в привычном смысле автомобильного сообщения. Зато в районе целых два нефтегазовых месторождения: Верхнечонское и Ярактинское. Последнее – на границе с Усть-Кутским районом. Оттуда и берут жидкое топливо.

Но к 2012 году износ четырех эксплуатируемых в районе дизельных генераторов ДГ-72 достиг 90%. Поэтому в 2013 – 2014 гг. была проведена модернизация отопительной системы. 

За рассказом о ее деталях мы обратились к мэру района Сергею Чонскому. Выяснилось, что два дизельных генератора по 1 мегаватту доставляли из Усть-Кута по зимнику. Каждый из генераторов контейнерного типа весом в 14 тонн. Уже в райцентре – селе Ербогачен – их синхронизировали с другими дизелями. В Катангском районе теперь не только бесперебойно хватает электроэнергии и тепла, но и обеспечен стабильный резерв.

Экономика должна быть экономной

Есть на севере Иркутской области ещё одна очевидная особенность. Любое строительство здесь обходится дороже, чем в центральных районах. Хотя бы потому, что стройматериалы, трубы, оборудование для новых теплоисточников приходится везти за тысячи километров, монтировать в сложных условиях. Но, по словам Николая Труфанова, это всё равно нужно делать. 

Как мы видим на примере Бодайбо и Киренска, расходы всё же окупаются. И главное – северяне не подвергаются риску замерзнуть в собственных домах. Есть сразу несколько направлений по оптимизации систем теплоэнергоснабжения северных районов. Использование местного топлива, снижение потерь на теплосетях, автоматизация котельных и так далее. В конечном счёте, всё это должно приводить к экономии как в местных, так и в региональном бюджете.

Чтобы дело пошло по накатанной колее, нужны алгоритмы, условно типовые проекты. Которые можно привязывать к уникальной специфике каждого муниципалитета. Поистине гигантский организационный труд. Но дорогу осилит идущий. Общественность северных территорий Прибайкалья уверена: Николай Труфанов и исполнительная власть смогут координировать этот жизненно необходимый процесс.

Автор: Максим Зимин
ТеГИ
Иркутская область, Приангарье
Поделиться
Похожие новости