Новость экономики

Ближневосточный кризис: последствия для мировой экономики

Ближневосточный кризис: последствия для мировой экономики

Фото © «Московская газета»

26.10.2023 в 15:53:00
1809

В случае серьезного шока в мировой экономике из-за событий на Ближнем Востоке, вероятно, сократится спрос на сырье, что в итоге может привести и к снижению российских экспортных доходов. Об этом сообщила «Московской газете» руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам» Ольга Беленькая. Грозит ли мировой экономике кризис из-за конфликта в Секторе Газа?

«Угроза эскалации конфликта на Ближнем Востоке на другие страны региона и возможные последствия для мировой экономики обсуждаются все активнее. На саммите в Саудовской Аравии крупнейшие финансисты Уолл-стрит говорили, что война может нанести тяжелый удар по мировой экономике. Глава МВФ Кристалина Георгиева заметила, что конфликт уже отражается на экономике Египта, Ливана, Иордании.

Основные каналы влияния – спад туристических потоков, отложенные инвестиционные решения, рост стоимости страхования грузов, угроза усиления потоков беженцев. S&P уже ухудшил и прогноз кредитного рейтинга Израиля («АА-/А-1+») со «стабильного» до «негативного», ожидая сокращения экономики страны на 5% (кв/кв) в IV квартале 2023 года на фоне снижения деловой активности и закрытия иностранного туризма.

Для Саудовской Аравии возросшие региональные риски грозят затормозить инвестиции в масштабные проекты трансформации экономики.

Однако наиболее серьезным риском представляется вовлечение в военный конфликт Ирана, от которого зависят не только собственные поставки нефти, но и прохождение основной части экспорта черного золота и СПГ стран Персидского залива через Ормузский пролив, что может привести к перебоям в снабжении энергоресурсами импортеров и новому скачку мировых цен на нефть. В связи с этим часто вспоминают нефтяные шоки 1970-80 годов, также вызванные геополитическими конфликтами и ставшие одной из причин длительной стагфляции в западных странах. Так, в США для того, чтобы побороть двузначную инфляцию, ФРС в начале 1980-х была вынуждена поднять ставку до 20%, что вызвало длительную рецессию и рост безработицы. Впрочем, с тех пор произошли определенные изменения – мировая экономика стала более энергоэффективной, а США теперь сами обеспечивают себя нефтью и СПГ. Однако Европа и Великобритания по-прежнему зависят от импорта энергоресурсов, а долговая нагрузка в мире с тех пор значительно увеличилась, из-за чего высокие процентные ставки могут спровоцировать более сильную волну дефолтов. Впрочем, пока новостной фон несколько успокоился – Израиль откладывает военную операцию в Газе (в том числе под влиянием США), и котировки фьючерсов на нефть, торговавшиеся в конце прошлой недели выше $90/барр., сейчас ушли ниже этой отметки. Это означает, что рынок несколько снизил оценку вероятности реализации наиболее опасных сценариев. В краткосрочном плане военная премия в мировой цене на нефть выгодна России (как и другим нефтедобывающим странам, особенно находящимся вдали от зоны конфликта). Однако в случае серьезного шока в мировой экономике, вероятно, сократится спрос на сырье, что в итоге может привести и к снижению российских экспортных доходов», — отметила Ольга Беленькая.

Пока складывается впечатление, что основные участники «расползающегося» регионального конфликта всячески стараются избежать роковых последствий конфликта в Газе.

«Во-первых, пока ни о каком разрастании конфликта на Ближнем Востоке говорить не приходится. Соседи Израиля, кроме разве что Ливана, с территории которого действуют спорадически отряды боевиков, несмотря на осуждение израильских ударов по гражданскому населению, подчёркнуто отстраняются от конфликта. Не спешит в него втягиваться и Иран. Удары Израиля по сирийским аэропортам также не привели к втягиванию Сирии в конфликт – у страны достаточно проблем с группировками террористов и сепаратистов на её территории, а также американскими базами. США, изначально отправившие в регион авианосную группу, также переиграли решение, сославшись на технические неполадки. Удары по американским базам в регионе пока также пока не спровоцировали жёсткой ответной реакции. В то же время Израиль откладывает наземную операцию в Газе, которая может привести к ещё большим жертвам. По некоторым данным, это делается под давлением США, хотя не исключено, что сами израильские власти и военные опасаются больших потерь с обеих сторон и негативных политических последствий. Таким образом, добыча и транспортировка нефти пока не подвергаются реальной угрозе. Во-вторых, не стоит забывать, что страны ОПЕК+ в последние два года существенно сокращали добычу. И если разрастание конфликта всё-таки ударит по поставкам сырья, те из них, кто не попадёт под удар, вполне могут увеличить поставки, чтобы избежать выхода цены нефти на уровни, угрожающие глобальной рецессией. В крайнем случае могут быть отменены ограничения на поставку российских углеводородов в страны Запада. Правда, это потребует политических решений, которые трудно будет продавить в США и Европе. Хотя и без этого российский экспорт по альтернативным маршрутам через посредников в эти страны нарастает. Другое дело, что в случае обострения обстановки на Ближнем Востоке рынки всё равно отыграют это спекулятивным ростом цен и выправить баланс спроса и предложения моментально не получится. Но для США, в чьём кильватере движутся власти Европы, такой сценарий нежелателен. Ибо приведёт к новому взлёту инфляции, очень неприятному для администрации Байдена в преддверии выборов 2024 года. И вынудит ФРС продолжить повышать ставки, что негативно скажется на экономической активности и на стоимости обслуживания американского долга. Поэтому, скорее всего, Вашингтон предпримет все усилия, чтобы локализовать конфликт, не дав ему разрастись. В случае же, если удержать конфликт не удастся и цены на нефть взлетят, выгода для России вряд ли перевесит негативные факторы. Хотя антироссийские рестрикции и снизили существенно уровень интеграции российской экономики с европейской, которая первой пострадает от нового роста цен энергоносителей, не стоит забывать, что для азиатских стран, которые стали сейчас для РФ главными покупателями, рынки Европы и США очень важны. Если Запад снизит потребление, снизится и спрос на российские товары в Азии и Южной Америке. Вообще при таком развитии событий всю мировую экономику ждёт долгий и трудный период перенастройки и перезапуска», — поделился своим мнением с изданием эксперт ИК «ИВА Партнерс» Артём Клюкин.

«Конфликт на Ближнем Востоке может потенциально иметь негативное влияние на мировую экономику и привести к глобальной рецессии. Нестабильность в регионе может вызвать неопределенность у инвесторов, повысить риск и предотвратить экономические реформы. При этом результаты для России могут быть разными. С одной стороны, РФ может получить экономическую выгоду. Ослабление экономической конкуренции может помочь российским компаниям укрепить свои позиции на мировых рынках. Кроме того, рост цен на нефть, вызванный нестабильностью в регионе, может положительно сказаться на экономике России, так как нефть является важным экспортным товаром для страны. Однако, необходимо учитывать, что Россия также зависит от мировой экономики и роста цен на черное золото. Если нестабильность в Ближнем Востоке вызовет глобальную рецессию, это негативно повлияет на экономику России, так как спрос на нефть снизится, а цены могут резко упасть. Это может повлечь за собой снижение доходов страны и сократить ее экономическую активность. Таким образом, хотя Россия может извлечь некоторые преимущества из конфликта на Ближнем Востоке, она все же подвержена рискам и потенциальному спаду мировой экономики. Перспективы зависят от множества факторов, которые могут измениться в процессе развития событий», — рассказал «Московской газете» инфлюенсер клуба выпускников факультета бизнеса «Капитаны» РЭУ им. Г.В.Плеханова Ярослав Саплев.

«Думаю, не стоит переоценивать степень воздействия этих событий даже на региональную экономику. По большому счету, сектор Газа и Палестина как таковая не оказывают на нее практически никакого воздействия, то есть, что бы там ни происходило, это капля в море. Если говорить о каком-то воздействии на израильскую экономику, то это будет очень локальное воздействие, ситуативное и краткосрочное. Месторождение Тамар и даже большее по запасам (спорным, впрочем) месторождение Левиафан, на котором не остановлена добыча, не входят в списки крупнейших мировых нефтегазовых месторождений. Поэтому приостановка кардинальным образом не скажется на динамике глобальных газовых расценок. Возможно, это отразится на ценах на энергоносители внутри самого Израиля, но опять же, эта история, мне кажется, будет очень локальной даже для самого Израиля. Конфликт в секторе Газа — это создание некоторого негативного биржевого фона, возможно, это так называемая геополитическая премия, но это не что-то такое фатальное для израильской и уж тем более для региональной и мировой экономики», — предположил в беседе с изданием декан факультета «Школа политических исследований» ИОН РАНХиГС Сергей Демиденко.

Автор: Сергей Путилов
ТеГИ
Ближневосточный кризис, экономика, кризис, сектор газа
Поделиться
Похожие новости