Новость экономики

«Самоизоляция — это, по сути, самоликвидация»: российские экономисты оценили поддержку бизнеса и населения при коронавирусе

«Самоизоляция — это, по сути, самоликвидация»: российские экономисты оценили поддержку бизнеса и населения при коронавирусе

Фото © «ТАСС»/Петр Ковалев

13.04.2020 в 20:04:00
5047

Эксперты заявили, что на скопленные государством деньги можно было бы трижды обеспечить сохранение бизнеса и комфортное проживание граждан

Дискуссия о том, что малый и средний бизнес в России не живет, а выживает, ведется в публичном поле с незапамятных времен, и с каждым годом тон этой дискуссии становился все резче. Жалуясь на свою нелегкую жизнь, постоянные поборы и бюрократию, предприниматели, тем не менее, как-то сводили концы с концами.

Коронавирус все изменил в одночасье, подставив «пистолет к виску» отечественного МСП и грозя «нажать на спусковой крючок». Россияне, отправленные в самоизоляцию, тоже оказались в «заложниках» у инфекции. Однако ситуация на этот раз не уникальная, не специфически российская: пандемия затронула весь мир. Финансовая поддержка бизнесу и гражданам потребовалась не только у нас, но и  в европейских странах и США, с которыми традиционно сравнивают Россию.

Оценить адекватность и эффективность мер, принимаемых российскими властями, и сравнить эти меры, с помощью которых в условиях пандемии оказывают поддержку европейцам и американцам, «Московская газета» попросила экономистов Михаила Делягина и Андрея Мовчана.

Михаил Делягин: «Самоизоляция — это, по сути, самоликвидация»

Руководитель «Института проблем глобализации» Михаил Делягин назвал принимаемые меры эффективными лишь с пропагандисткой точки зрения, поскольку они создают у людей неопределенные ожидания, которые власть, судя по всему, выполнить не в состоянии.

«С точки зрения организации массовых беспорядков государство действует идеально. С любой другой точки зрения стоит только развести руками и выразить легкое недоумение. Федеральный бюджет захлебывается от денег: за март неиспользуемые остатки средств на его счетах выросли на 1,5 триллиона рублей и достигли 15,9 триллионов рублей, почти 16 триллионов. При этом, в общем-то, мы не видим реальной поддержки ни бизнесу, ни людям. Про разговоры о том, что в Москве кто-то будет получать 19 500: сначала эта проблема нейтрализовывалась путем недоступности служб занятости, физической недоступности, а потом стало ясно, что это просто издевательство, потому что для получения этих денег нужно собрать справки, которые москвичи заведомо собрать не могут. И это все на фоне сообщения о том, как поддерживается бизнес и граждане в Европе и в Канаде. Там уже помощь до людей дошла, и они особо не волнуются по поводу своего материального положения. А у нас в это время значительная часть даже в Москве лишена средств к существованию и не имеет денежных запасов, потому что государственная политика их уже лишила денег. Когда людям, у которых нет денег на жизнь, начинают рассказывать про отсрочки и про налоговые каникулы, это выглядит как бред. Самоизоляция — это, по сути дела, самоликвидация. Пока так говорят бизнесмены, но скоро это дойдёт и до основной массы населения».

Обложение населения налогом на проценты по банковским вкладам свыше одного миллиона рублей, которое предусмотрено с начала следующего года, Делягин назвал популизмом:

«То есть в переводе на русский язык: если у вас есть деньги, которые вы держите в банке, вы должны эти деньги забрать. Так что это большой привет банковской системе. И потом, Россия — единственная страна мира, которая в условиях кризиса повышает налоги», — подытожил эксперт.

Андрей Мовчан: «Никто не говорит, что выжить должны все»

Экономист, специалист по инвестициям и основатель Movchan’s Group Андрей Мовчан отметил, что никаких реальных мер поддержки бизнеса пока нет.

«У нас продолжается разговор о том, что меры будут новые разрабатывать. Пока что они очень сильно отличаются от того, что в Западной Европе и Штатах, потому что там упор сделан на поддержку бизнеса. А в России, как вы видите, упор сделан на поддержку людей, потерявших доход. А к бизнесу как будто бы относятся так, что бизнес должен сам выплывать, что это его личное дело, что с ним будет происходить. Сложно сказать, что будет дальше. Пока бизнес поддержки в реальности не видит. Если посмотреть, что происходит сейчас, то мы, конечно, видим, что очень много бизнесов по стране закрывается, увольняются люди. Наверное, это будет только усугубляться в перспективе. Потому что выручки падают, особенно в малом и среднем бизнесе уже от 20% до 90% в зависимости от вида бизнеса происходят изменения с выручкой», — считает Андрей Мовчан.

Вы сказали, что упор сделан на поддержку людей. Эльвира Набиуллина (глава Центробанка — прим. ред.) заявила, что российские граждане не нуждаются в прямой поддержке наличными деньгами

— Мне кажется, что Набиуллина — не тот человек, чтобы вообще делать какие-то заявления на эту тему. Она всё-таки занимается вопросами политики денежной, а не бюджетной. Она руководитель Центрального банка, могу сказать, что неплохо справляется со своими обязанностями. В принципе, никогда нельзя сказать определенно, есть необходимость или нет необходимости. Если человеку выдают 500 г хлеба в день — есть у него необходимость выдавать больше или нет? Вопрос... Можно и 300 выдавать, можно и 200. Люди могут прожить на хлебе и воде. Я хорошо помню, как научные работники в начале девяностых, был особенно тяжёлый год, когда люди в буквальном смысле жили на геркулесе, воде и, если удавалось, какие-то макароны покупали еще и молоко. Теоретически для того, чтобы люди выжили, много не нужно. И чтобы все выжили — тоже не нужно. Никто же не сказал, что все должны выжить. Поэтому это зависит от того, чем меряет принимающий решения свою политику. Если следующими выборами, то он будет делать так, чтобы люди одобрили его действия и сказали, что, да, он делает всё для людей. Если он меряет свою политику отношением начальства к расходованию денег в бюджете или тем, насколько силовики защитят его от социальных возмущений, то, конечно, он будет действовать совершенно по-другому.

— У российского государства есть деньги, чтобы на период кризиса освободить людей от коммунальных платежей или платы по кредитам, как это было сделано в европейских странах?

— Это не очень правильный вопрос. Деньги же — это не некий товар, который надо добыть из земли или у кого-то купить. Деньги — это механизм перераспределения стоимости, который находятся по большому счёту в руках государства. Можно создать немножко больше денег, например, на время, можно просто чуть-чуть денег добавить в систему, чтобы общий результат был как раньше. Потом забрать тем или иным образом. Можно даже этого и не делать, потому что сейчас у правительства России скоплено существующих денег примерно 17 триллионов рублей, и это огромные средства. На 17 триллионов рублей трижды можно было бы обеспечить и сохранение всего бизнеса, и комфортное выживание людей в этот период. Я думаю, что так вопрос просто не стоит.

— То есть это сознательная политика, что эти деньги не тратят, по крайней мере, на данном этапе?

— Назвать эту политику бессознательной я точно не могу. Я думаю, что, поскольку у руководителей нашего государства нет никакого опасения за выборы, выборы они контролируют полностью, то эти деньги будут расходоваться до совершенно критических моментов, например, если где-то произойдет  социальное возмущение, то ровно в этом месте они будут тратить точно. До этого времени они просто не видят в этом необходимости: нет социального возмущения — зачем сейчас деньги зря выкидывать?

Автор: Антон Стариков
ТеГИ
самоизоляция, бизнес и общество, экономика, поддержка государства
Поделиться
Похожие новости