Новость общества

Цифровая сторона протестов в Казахстане

Цифровая сторона протестов в Казахстане

Фото © «Московская газета»

09.01.2022 в 20:33:00
2030

Рассматривая пристально ситуацию с протестами в Казахстане, нужно учитывать все процессы, происходящие в энергосистеме страны. Казус белли стали цены на газ, использующийся в том числе для обогрева жилья, но у энергокризиса Казахстана есть и другая, темная цифровая сторона. Страну для заселения и энергопотребления облюбовали майнеры. Резко возросшее число майнинг-ферм не выдержала устаревшая энергосистема Казахстана, веерные отключения электричества погрузили страну во мрак, коррупционный фактор подлил масла в огонь, а холода выгнали обозленных людей на улицы

Майнинг (mining, англ. — добыча полезных ископаемых) процесс производства (добычи из «цифровой руды») криптовалюты или виртуальных денег — биткоина, эфириума и других. Чтобы добыть цифровую валюту, «шахтеру»-майнеру требуется компьютер с мощными процессором и видеокартой и бесперебойное электропитание. Ключевым фактором для майнеров является стоимость электроэнергии, позволяющая зарабатывать на добыче цифровой валюты весьма приличные деньги.

По словам Алана Дорджиева, главы Национальной ассоциации индустрии блокчейнов и центров обработки данных, которая объединяет крупные компании Казахстана, занимающиеся криптовалютой, только от «белых» игроков рынка дата-центры получают порядка $310 млн в год, $200 млн из которых идут на покупку электроэнергии у государства. Учитывая налоги, легальные участники майнингового рынка приносят Казахстану порядка 230 миллионов долларов за год. Если брать в расчет еще и «серых» майнеров, то эту цифру смело можно умножить на два.

В августе 2021 года, по данным Кембриджского университета, ведущим общемировую статистику производства электронной валюты, Казахстан занял второе место в мире по майнингу bitcoin с долей 18,1% во всем мировом хешрейте (производительность в майнинге). Т.е. каждый пятый bitcoin производился в Казахстане. Государственные СМИ назвали это «цифровым прорывом» Казахстана.

Аналитики говорили о майнинг-гастарбайтерах из Китая, захвативших рынок и предрекали неминуемый кризис.

Причиной резкого увеличения майнинг-ферм в Казахстане стал «великий исход 2021» майнеров из КНР. В 2019 году доля китайских майнинг-ферм составляла до 75% в мировой индустрии, в конце июня майнинг в стране официально запретили. Причин такого жесткого регулирования сферы было много, в том числе, незаконные трансграничные переводы (вывод денег из Китая), отмывание средств, риск потери контроля и сбережений, но основная — запуск своего цифрового юаня. КНР умеет бороться рьяно, и уже в мае начался «великий исход» майнеров. Самыми популярными направлениями релокации у майнинг-«шахтеров» стали США, Казахстан, Россия и Канада. Казахстан привлекал близостью расположения, дешевыми тарифами на электроэнергию и договороспособностью властей.

Майнеры и коррупция

Практически никто не знает, сколько майнинг-ферм расположено в Казахстане. По некоторым данным, в стране сейчас около 250 000 устройств для майнинга. Министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Багдат Мусин называл цифру в 50 компаний.

Ключевым фактором в обстановке неразберихи на рынке стали связи и договоренности с энергопоставщиками на самом высоком уровне, дающими возможность покупки энергии по сниженной цене. Настоящая война началась, когда в Казахстан прибыли тяжеловесы вроде BIT Mining Limited (инвестиции в 9млрд$), Canaan, The9 (дочкой NVTS) и прочих. Серьезные игроки крипторынка пришли сразу с большими инвестициями и тарифными условиями. В свете общего энергопотребления Казахстана интересы жителей и местных майнеров, по всей видимости, оказались не ко двору. К декабрю 2021 в Казахстан было перевезено около 90 000 (87849) единиц техники для майнинга.

Но главной проблемой стала борьба за энергоресурсы Казахстана. Крупные компании располагают майнинг-фермы в непосредственной близости от источника энергии, становясь «потребителями первой очереди», до городов доходят уже остатки, часто не в полном объеме. При растущей нехватке энергии по стране начались аварийные и плановые веерные отключения электричества. Битва за электричество «вышла на улицы». Например, в том же Шымкенте из-за дефицита электроэнергии акиматы районов совместно с полицией объявили охоту на майнеров. Однако, главные потребители энергии местной власти оказались недоступны — владения майнинг-фермеров сурово охраняются, разрешение на отпуск электроэнергии по крайне низким тарифам отдаются самыми высокими чинами (как было в случае с Шардаринской ГЭС и вмешательством Самрук-Энерго).

СМИ писали о коррупционных скандалах в майнинге уже в ноябре 2021 года. Электростанция поселок Белес. «Центр хранения и размещения виртуальных данных» (владелец — китайская LLY Agro Energy. Потребление — 40-50 МВт. Стоимость энергии по 12 тенге за киловатт-час, для других юридических лиц — 23 тенге, для физических лиц — 13,34 тенге за киловатт-час. Шардаринская ГЭС (входит в холдинг Самрук-Энерго). Майнинг-фермы расположились непосредственно возле ГЭС, до ближайшего города-миллионника Шымкента около 200 км. Стоимость энергии для майнеров 11 тенге за киловатт-час. Потребление 8 МВт (= весь город Шымкент). Экибастузская ГРЭС-2. Enegix расположило здесь несколько своих майнинг-ферм, потребление 180 МВт (= весь город Караганда). Стоимость потребления неизвестна.

Отмечают особо жесткую охрану объектов — укрепленные заборы, автоматчики с собаками, камеры, датчики движения и т.п.

Масла в огонь добавило опубликованное 30 ноября 2021 решение оператора электросетей Казахстана KEGOC («Казахстанская компания по управлению электрическими сетями» (Kazakhstan Electricity Grid Operating Company, KEGOC) об ограничении количества майнинговых ферм в стране. Разрешения планировалось выдать лишь 50 зарегистрированным организациям. Майнерские компании обвинили KEGOC в нарушении предпринимательской этики. Некоторые игроки рынка начали покидать Казахстан — Bitfufu, Xive и другие.

Энергетические проблемы

В связи с огромным ростом майнинговых компаний Казахстан ощутил значительную проблему с нехваткой электроэнергии. Только за первые месяцы 2021 года потребление выросло на 7%. За девять месяцев 2021 года объем использования электроэнергии в Казахстане достиг 82,99 млрд кВт-ч. В местном Минэнерго это связали с работой майнинговых дата-центров на территории страны. По данным ведомства, в Казахстане размещено около 50 дата-центров, ориентированных на добычу криптовалют. Дата-центры используют 5 МВт-ч, а на один подобный объект приходится 3,6 млн кВт-ч в месяц, что соразмерно потреблению около 24 000 квартир. По самым скромным оценкам, на долю «серых» майнеров приходилось потребление 1200 МВт.

Следует отметить, что национальная электросеть страны недостаточно развита. Основная часть электромощностей Казахстана расположена в его северной части, и юг страны наиболее уязвим для энергодефицита. Вместо запланированных 1-2 % увеличение энергопотребления составило сразу 8%, поэтому генерирующих мощностей банально перестало хватать. На беду, старые сети, зачастую построенные во времена СССР, начали ломаться, не выдерживая нагрузки. Например, ремонт основного поставщика электричества Экибастузской ГРЭС в ноябре 2021 погрузил Шымкент во мрак — вместо 221 МВт город получил только половину, электричество в домах включали лишь вечером и по часам.

Похожая ситуация с веерными отключениями электроэнергии происходила как минимум в шести регионах Казахстана — Алматинской, Туркестанской, Кызылординской, Восточно-Казахстанской областях, городе Шымкенте и районах Алматы. С наступлением холодов ситуация стала угрожающей — по данным местных СМИ, кроме света в домах зачастую отсутствовало и тепло. Сообщения в соцсетях такого характера стали постоянными: «Поскольку тепло идет от газовой плиты, тепла тоже нет. Спрашиваем, а нам говорят: «Отключают для экономии электроэнергии». Сейчас дети болеют гриппом, как же без тепла?!»

Учитывая, что спусковым крючком протестов стало повышение цен на газ, служащих источником тепла для жителей Казахстана, становится понятно, что майнинговый энергетический кризис Казахстана сыграл в этом далеко не последнюю роль.

Автор: Таисья Юсупова
ТеГИ
казахстан, майнинг, протесты, Цифровая сторона
Поделиться
Похожие новости