Новость общества

Психолог Ивановский объяснил природу стремления хвастаться своим богатством

Психолог Ивановский объяснил природу стремления хвастаться своим богатством

Фото © «Московская газета»

24.02.2023 в 18:45:00
3778

По мере развития соцсетей всё более популярным становится публикация постов практически о каждом событии своей жизни как важном, так и порой вполне обыденном и повседневном. Более того, обнародование своей личной жизни нередко приобретает вид соперничества интернет-пользователи, в том числе селебрити, хвастаются своими покупками, показывают свою красивую жизнь и соревнуются, у кого дороже автомобиль, красивее и необычнее внешний вид и т.д. «Московская газета» поговорила с клиническим психологом, основателем академии «ТРИЭТТА» Валерием Ивановским о природе и причинах такого явления. В ходе беседы вспомнили в том числе о народной пословице, гласящей, что «в хвалёной капусте много гнилых кочанов»

«Я думаю, что если мы перешли с вами на такие интересные высказывания, то здесь же уместно вспомнить достаточно глубоко прижившееся на территории всего постсоветского пространства высказывание, что «хороший понт — дороже денег». Наверное, это примерно одно и то же. И в принципе демонстрация покупок, демонстрация каких-то вещей, которые важны не по своему функционалу, а как некий символ, сигнал, который говорит о том, что хозяин этой вещи, совершивший эту покупку, занимает какое-то важное место в социальной иерархии, наверное, присуще людям с момента того, когда человечество вступило в фазу товарно-денежных отношений. Просто в Россию это дошло достаточно поздно – в начале 90-х годов, после того как распался Советский Союз. Почему это произошло только в этот момент? Потому что Советский Союз представлял собой такое необычное, с точки зрения социальной эволюции, государство-эксперимент, где очень многие вещи совершались в условиях неестественного развития, а именно в условиях эксперимента, который в рамках государства ставили группы энтузиастов-теоретиков. И в этой связи, минуя достаточно много стадий, они решили прийти к какой-то, с их точки зрения, конечной высшей фазе развития государства. И очень многие естественные потребности человека просто не учитывались или были искусственным образом задавлены, такие как, например, чувство или потребность частной собственности, свободы самовыражения и так далее. Поэтому, когда этот эксперимент насильственным образом был закончен, люди оказались в состоянии такого ценностного вакуума. Ценностного – потому что, с одной стороны, вместе с окончанием государства под названием Советский Союз рухнула целая идеологическая система, которая в общем-то предписывала человеку надлежащее поведение, надлежащие мысли от его рождения и до самой смерти, когда были разработаны достаточно подробно все ритуалы, пронизывающие все стороны жизни человека, которые, как условный или безусловный инстинкт, заставляли его при наступлении той или иной ситуации реагировать автоматически. Так вот поэтому, когда в начале 90-х гражданам России пришлось заново собирать свое мировоззрение, для того чтобы сформулировать вновь и получить ответы на базовые вопросы — кто мы, куда мы идем, для чего мы живем, что является для нас высшей ценностью и ценностью вообще — мы вынуждены были с чистого листа вновь изобретать колесо. И оказалось, что в целом человек мотивирован в своей сознательной волевой деятельности определенного рода потребностями», — рассказал психолог.

Валерий Ивановский пояснил, что потребности, являющиеся движущей силой активной деятельности человека, неоднородны и относятся к разным сферам жизни. Одновременно они составляют некую иерархию, в которой одни потребности не могут быть удовлетворены до тех пор, пока не удовлетворены предыдущие. Более того, некоторые из них и появляются только после того, как удовлетворены нижестоящие.

«В настоящий момент принято выделять 3 группы потребностей. Одни из них называются материальными, витальными, биологическими потребностями. Другой вид называют социальными потребностями. И на высшем уровне существуют так называемые «духовные потребности». Причем, как я только что сказал, социальные потребности возникают и заявляют свои права на поведение человека только после того, когда удовлетворены базовые материальные потребности, прежде всего в еде и питье, безопасности, размножении и так далее. Затем человек переходит к стадии социальной, когда ему важно его положение в социуме, важны такие понятия как уважение, самоуважение, включенность в социальные процессы. И самыми высшими потребностями являются духовные, которые включают и тягу к знаниям, познанию и необходимость переживания религиозных мистических чувств, и самореализацию, самораскрытие всего своего потенциала. Так вот, это явление не относится к сфере удовлетворения материальных потребностей. Это феномен, который описывает особенности социального поведения человека. В целом социальное заставляет нас отказываться от своего биологического эгоизма, но заставляет нас отказаться и от того, что наше поведение, наши поступки обусловлены удовлетворением потребностей, прихотей своего тела. Оно учит нас тому, что основа выживания социума, это, с одной стороны, жертвенность каждого его члена, когда он, человек, находящийся в социуме, должен быть готов отказаться и отказывается от части своих потребностей, от части своих желаний, и отдает энергию этого неудовлетворенного желания на строительство инстинкта социального, который сплачивает людей, находящихся внутри определенного социума, делает эту конструкцию живой, наполненной энергией, способной как единый сверх организм адекватно реагировать на вызовы внешней  среды. А с другой стороны, он приучает человека к мысли о том, что мерилом удовлетворения его социальной потребности является, в отличие от удовлетворения потребности биологической, не твое индивидуальное насыщение, например, желудка, или обладание объектом противоположного пола, или же способность предоставить своему телу комфортные условия, а то, что мерилом полезности, результативности твоих действий должна быть удовлетворённость как можно большего числа людей вокруг тебя», — говорит Валерий Ивановский. Он добавляет, что удовольствие, получаемое человеком от удовлетворения социальной потребности, становится тем большим, чем больше незнакомых ему людей испытают положительный эффект от его действий.

«И что интересно, на уровне биологической эволюции такое надлежащее социальное поведение подкрепляется созданием естественных иерархий, которые мы наблюдаем в том числе у стадных животных и которые позволяют эффективнее реагировать на вызовы внешней среды и повышают вероятность выживания. Создаются естественные механизмы, которые поощряют любого члена этого сообщества к результативному социальному поведению. Мы на это, как правило, не обращаем внимание или оставляем это все без надлежащей оценки, но тем не менее… Посмотрите, если мы берем, например, социальную иерархию обезьян, то на вершине их находятся альфа-самцы. Они, с одной стороны, получают лучшую часть того, что способна производить стая, а с другой стороны, всё лучшее они получают по одной простой причине, поскольку они вносят самый весомый вклад в социум. От результативного социального поведения альфа-самца непосредственное благо ощущают все члены стаи. Это заключается в том, что вожак – это тот, кто ведет за собой. Он ведет свою стаю через перипетии и опасности, он всегда приводит их к водопою, он ведет их к лучшим пастбищам. Он таким образом организует социальную жизнь, чтобы минимизировать возможность нападения каких-то враждебных животных, занять доминирующую высоту. Он делает это всё и делает это так результативно, что стая, возглавляемая им, и выживает, и процветает. А дальше под ним находятся остальные альфа-самцы, которые тоже вносят огромный вклад в социум, но чуть поменьше. Поэтому они получают те же блага, но в меньшем масштабе. То есть даже на уровне биологической эволюции создаются такие условия, что тот, кто вносит больший вклад в развитие социального, в качестве благодарности и признания своих заслуг получает наибольшие индивидуальные блага. Таким образом, степень твоего вклада, степень твоей пользы для других определяет количество тех регалий, которые показывают твою исключительность в социуме», — говорит психолог. По словам специалиста, в человеческом обществе этот принцип трансформируется, и потребление всего лучшего приобретает вид дорогих автомобилей, одежды, пищи и т.д. Демонстративным потреблением человек на символическом уровне пытается показать, что в обществе он занимает позицию альфа, якобы он внёс особый вклад в развитие социума, и социум в качестве благодарности дал ему возможность потреблять всё лучшее.

«Но взаимосвязь должна заключаться в том, что этот человек способен потреблять лучшее, ему дано больше других именно потому, что его вклад в социальное невероятно высок. Но… С усложнением социальной иерархии, с развитием социальных отношений, с увеличением осознанности человека сплошь и рядом возникают такие травмирующие ситуации, когда человек хочет быть альфой, хочет что-то значить в этой жизни, но в силу объективных или субъективных причин он не может стать альфой. Он не может или не хочет вносить вклад в социальное, но он хочет демонстрировать то, что он якобы находится на значимой ступени в этой иерархии, для того чтобы, например, суметь удовлетворить свои комплексы, свои страхи, свою заниженную самооценку, свой дефицит любви и уважения со стороны окружающих. И тогда он, например, в долг, в кредит или в лизинг берет дорогой автомобиль, который демонстрирует окружающим, что, раз этот человек может позволить себе такое потребление, он значим для общества. Соответственно, окружающие сознательно или бессознательно чуть лучше, с чуть большим уважением относятся к таким людям. С одной стороны, это может быть некой копинг-стратегией, то есть стратегией борьбы со своей тревогой, со своими какими-то психологическими дезадаптациями. Когда человек, потребляя дорогие престижные предметы, тем самым занимается самоврачеванием – пытается демонстрировать другим и в конечном счете себе: если у меня дорогие часы, дорогой автомобиль, я питаюсь в дорогом ресторане, значит я хороший. Но на самом деле это достаточно опасная практика. Потому что прежде всего человек и через некоторое время те, кто с ним общается, понимают, что это ситуация «голого короля», когда человек пытается, предъявляя другим дорогие вещи, демонстрировать качества, которыми он на самом деле не обладает. И на самом деле тот человек, который это делает, в глубине души это понимает и постоянно боится разоблачения. Потому что важно не только владение «Мерседесом», а в конечном счете, насколько внутренне обосновано это владение. Что такого замечательного сделал ты, для того чтобы общество дало тебе ресурсы на покупку этого автомобиля? Поэтому эти страхи только усугубляют тревогу, усугубляют неуверенность человека и заставляют его бесконечно потреблять, бесконечно желать все более дорогих вещей, для того чтобы показать другим, а прежде всего себе, что он что-то значит. В некотором роде это выглядит, как погоня за собственной тенью, за своим хвостом. С другой стороны, бывают ситуации, когда некоторые люди, осознав эти зависимости восприятия других людей, специально берут в долг, в краткосрочную аренду или покупают дорогие вещи, дорогие автомобили, для того чтобы продемонстрировать людям, что они те, кем на самом деле не являются, чтобы решить какие-то свои вопросы. Чаще всего таких людей называют мошенниками», — констатирует психолог.

Эксперт отмечает, что данную взаимосвязь лишний раз доказывает тот факт, что люди, которые действительно внесли огромный вклад в развитие общества, а порой и всего человечества, часто отказываются от дорогостоящего потребления, потому что им не приходится никому ничего доказывать. Билл Гейтс или Илон Маск, которые уже перешли в высшую сферу духовных потребностей, не нуждаются в избыточном материальном потреблении. Они носят обычную недорогую одежду, передвигаются на достаточно доступных автомобилях или даже на общественном транспорте.

«Это как раз говорит о том, что потреблению этих вещей прежде всего присущ определенный символизм, который должен показать, что его хозяин достаточно значимый человек. И именно поэтому те люди, которые испытывают дефицит значимости, дефицит ресурса, очень часто демонстративно потребляют, чтобы повысить самооценку и добиться любви или внимания хотя бы окружающих. А успешные люди, которые принципиально отказываются от каких-то благ, не показывают своего богатства и ездят на метро», — пояснил психолог.

По словам эксперта, отказ богатых людей от чрезмерного потребления вряд ли можно считать таким же поведением напоказ для привлечения внимания или хвастовством.

«Я думаю, что к человеку, который добился всего или многого и может позволить себе такое поведение, вряд ли применимо слово «хвастовство». Хвастовство – это как раз попытка преувеличить свою значимость, попытка показать нечто, чем ты не являешься на самом деле. Но этим людям уже не надо никому ничего доказывать, прежде всего себе, поэтому вряд ли тут может быть какое-то нарочитое поведение. Это скорее говорит о том, что, удовлетворяя духовные потребности, они находятся уже на самом верху этой иерархии. И когда ты можешь позволить себе удовлетворять духовные, высшие потребности, всё остальное теряет свой смысл, теряет свою привлекательность. Поэтому люди перестают к этому стремиться, перестают вожделеть этого, и такого рода потребности видоизменяются, меняются в интенсивности или просто отмирают. Это как раз говорит о том, что нарочитое материальное потребление условно в том плане, что в его основе лежит некий психологизм, связанный с тем, что оно удовлетворяет некие субъективные потребности, которые находятся только в пространстве нашей головы, но не обусловлены ничем иным, кроме нашей неуверенности в себе», — заключил Валерий Ивановский.

Автор: Алексей Черников
ТеГИ
психолог, ивановский, хвастовство
Поделиться
Похожие новости